Глава 310. От лица Элли. Больше задач

Где-то вдалеке сердито кричала птица, вероятно, наш бой нарушил ее покой. Мое сердце громко стучало о грудную клетку, но я также слышала голоса Тессии и Кертиса, что казалось чем-то неправильным, почти вторжением в их личную жизнь.

За этими звуками скрывалось что-то еще. Тонкий, испуганный голос шептал молитву Вритре.

Я развернулась, уже со стрелой на тетиве, выпустив ее в сантиметре от бедра Кертиса. Стрела вонзилась в молодого алакрийского солдата, который притаился, притворившись мертвым, за одним из колес. Он готовил заклинание, нацелившись в спину Кертиса.

Тессия и Кертис обернулись, их мана конденсировалась в подготовке заклинаний, но солдат был уже мертв.

Кертис повернулся ко мне и взъерошил волосы, выглядя немного смущенным. «Спасибо», — тихо сказал он.

Тессия встретилась со мной взглядом и резко кивнула.

К этому моменту большинство других членов нашего штурмового отряда, те, кто выжил, слезли с деревьев.

— Мы обязательно отпразднуем это позже, — сказала Тессия, ее голос звучал отчетливо, когда она бросила тяжелый взгляд на своих солдат. — А пока давайте освободим этих людей!

Вот так все пришли в движение, ломая замки, освобождая пленников и разбивая их кандалы.

Тессия поколебалась, прежде чем отойти, от надзора за ее солдатами. «Ты в порядке?»

— Я в порядке, — сказала я, позволяя своей звериной воле исчезнуть. На мгновение мне показалось, что кто-то накрыл мою голову одеялом, но мои чувства быстро приспособились. — Их атаки были даже не близко.

Тессия улыбнулась своей теплой улыбкой, отсалютовала мне и сказала: «Хорошо сражалась… солдат Элли».

Я неловко вернула салют, и Тессия зашагала прочь.

Бу уткнулся в меня носом, я наклонилась вперед и прислонилась лбом к его лбу.

«Похоже, мы сблизились, не так ли, приятель?» — Сказала я со вздохом, прежде чем мой взгляд скользнул мимо него к молодому алакрийцу, которого я только что убила.

Я попыталась отвести взгляд, внутренне отстраниться, как делала до сих пор.

Но я не могла. Я продолжала смотреть на мужчину, который выглядел всего на несколько лет старше меня… Возраста Артура.

Но когда его тело уносили наши солдаты, я увидела их. Пустые, безжизненные глаза, которые все еще были широко открыты в шоке.

Я оторвала взгляд, споткнувшись при этом о землю. Подползая, к ближайшему дереву, которое смогла найти, и выпустила подступивший к горлу обед, с затуманенным слезами взором.

Бу сидел позади меня, утешая и пряча меня от всех остальных, пока я рыдала и блевала одновременно.

Как Артур мог сделал это? Как Тессия, Кертис или кто-то еще мог совершить такую ужасную вещь, как убийство? Преднамеренное убийство.

Но на этом месте была я, после того, как убила много живых людей, больше беспокоясь, что все увидят, что я плачу как ребенок.

Осторожное прикосновение к плечу заставило меня подпрыгнуть. Я резко развернулась, оказавшись лицом к лицу с Кейтилин, чей холодный взгляд был нехарактерно сочувственным.

Громкая икота прервала мои рыдания, и я почувствовала кислый привкус рвоты. Я поспешно вытерла глаза и рот, безуспешно пытаясь придать своему лицу менее смущенное выражение.

— Как ты можешь это делать? — Я снова всхлипнула. — Почему вам всем так легко делать это?

— Это никогда не бывает легко и никогда не должно быть легко. — Бывшая принцесса протянула мне руку. — Что касается того, как я это делаю, боюсь, у всех ответ разный.

Кэтрин серьезно улыбнулась, глядя на меня. Это была та же самая улыбка, которая часто была у моего брата… Сложная улыбка, которую я не понимала до сих пор.

Сколько противников убил Артур? — удивилась я. — Сколько союзников погибло на его глазах? Он всегда продолжал двигаться дальше.

Еще раз вытирая слезы, я взяла Кейтилин за руку, и она повела меня в заднюю часть каравана, где только начали освобождать пленников.

Пока мы проходили мимо других повозок, каждая из которых была окружена горсткой наших солдат, помогающих людям выбраться и пытающихся снять оковы, подавляющие ману, я наблюдала за освобожденными эльфами. Многие бросались обнимать друг друга и своих спасителей. Многие плакали, и слезы облегчения текли по их лицам. Другие сонно озирались по сторонам, словно только что проснулись и все еще не были уверены, реально ли то, что они видят.

Испуганный рев привлек мое внимание к беспомощно выглядящему лунному быку, все еще застрявшему в земле перед одной из повозок, его ноги были заключены в ловушке заклинанием гномов. Он с отчаянием смотрел на меня.

Мы проезжали мимо третьей повозки в караване, когда высокий, без рубашки белокурый эльф с темными синяками, изменившими цвет его лица, упал на колени, когда его освободили от наручников. «Фейрих!» — Воскликнула Тессия, и я остановилась, заставив Кейтилин отпустить мою руку.

Она повернулась, чтобы посмотреть вместе со мной, как Тессия подбежала к упавшему на колени эльфу и наклонилась, обхватывая его руки своими. Кейтилин, пробегая мимо, задела мое плечо, она присела рядом с ними и осторожно положила руку на спину Фейриха.

Я подошла на несколько шагов ближе, любопытствуя, кто такой этот эльф, что он может называть обеих принцесс своими друзьями.

— Фейрих, что они с тобой сделали? — Спросила Тессия напряженным голосом. Эльф был не только в синяках по всему лицу и большей части туловища, он также был дистрофичен, его щеки были измождены, лопатки торчали из спины, а ребра были отчетливо видны.

Он попытался заговорить, но от усилия закашлялся, что, должно быть, было болезненно, поскольку его лицо исказила гримаса. Я быстро достала из кольца измерения фляжку и протянула ему.

Его бледно-зеленые глаза задержались на мгновение на мне, прежде чем он взял флягу и сделал большой глоток. «Спасибо, — хрипло сказал он, возвращая ее. — Ты кажешься мне… знакомой»

— Это Элеонора Лейвин, — тихо сказала Тессия, все еще держа руки изможденного эльфийского мага.

Брови Фейриха нахмурились. «Сестра…»

— Сестра Артура Лейвина, — подтвердила Кейтилин, взглянув на меня.

Глаза Фейриха широко раскрылись, и его измученное выражение сменилось призрачной усмешкой. «Он здесь? Артур?» — Фейрих с надеждой огляделся, словно ожидая увидеть моего брата, появившегося из тумана, ухмыляющегося и почесывающего голову…

— Его… больше нет, — сказала я таким же холодным и бесстрастным голосом, как и у Кейтилин.

Моментное выражение надежды на лице Фейриха было разбито. Его глаза закрылись, плечи поникли, лицо опустилось к земле. «Мне очень жаль», — сказал он, едва шевеля губами, слова были не более чем шепотом.

Мы вчетвером замерли, разделив мгновение спонтанной минутой молчания о моем брате. Над нами высокие деревья склонились в поклоне, как будто даже им было жаль нас, в то время как наши солдаты вокруг освобождали плененных эльфов.

Затем Тессия снова заговорила, и чары рассеялись. «Пойдем, Фейрих, нам нужно подготовить тебя к телепортации обратно в убежище.» — звуки ворвались обратно, и мы вернулись к хаотичной сцене поспешного освобождения эльфов.

— Что? — спросил Фейрих, его глаза сузились в замешательстве. — Нет, мы должны спасти остальных!

— Остальных? — спросила Тессия, вставая и помогая Фейриху встать рядом с ней.

Фейрих попыталась сделать шаг и споткнулся. Ему пришлось прислониться спиной к повозке, чтобы просто стоять. «Мы прибыли из промежуточного лагеря на севере. Одна из деревень, ее передали какому-то алакрийскому дворянину. — Потрепанный эльф замолчал, его глаза потеряли фокус, но через мгновение он покачал головой и продолжил. — Там еще десятки, сотни заключенных, ожидающих отправки в другие трюмы. Наш народ разделяют, как скот, и дарят высокопоставленным алакрийцам».

Когда Тессия не ответила сразу, Фейрих схватил ее за руку, его глаза были дикими. На мгновение он показался одержимым. «Мы должны спасти их. Как только их всех переведут в другие города и разбросают по всему Эленуару…»

— Невозможно будет спасти их всех — отрезала Тессия, уголки ее рта опустились в задумчивом выражении. — У нас нет сил, чтобы штурмовать укрепленное место, но…

— Но слова командора Вириона влияют на ваше решение, так? — перебила ее Кейтилин. — Может, он и приказал нам спасти как можно больше эльфов, но можно с уверенностью предположить, что он имел в виду в рамках этой миссии.

— Он не имел это в виду. Тогда у моего де… Командора Вириона было такое отчаяние, какого я никогда раньше в нем не видела. — Тессия немного помолчала, прежде чем покачать головой. — Мы обсудим это с остальными, прежде чем примем решение. А пока мы должны организовать эльфов, которые должны вернуться в убежище.

Кейтилин кивнула, но Фейрих выглядел потрясенным. Однако прежде чем он успел что-либо сказать, эльфийка неподалеку, одна из освобожденных пленных встрепенулась и бросилась к ногам Тессии. «Пожалуйста, принцесса Тессия, моя семья все еще заключена в Эйдельхольме. Вы должны спасти их!»

Грязное лицо женщины выглядело очень жалким, ужасно несчастным и крайне почтительным, я знала, что Тессия не могла не согласиться. Вместо этого, Тессия наклонилась. Она встретила взгляд женщины своим серьезным взглядом.

— Мой долг, как лидера — вернуть всех спасенных сегодня в безопасное место, — строго сказала она, перед тем как тихонько прислонится ее лбом ко лбу женщины. — Но как только это закончится, мы тщательно обдумаем наши следующие шаги, поэтому, пожалуйста, помоги мне выполнить свою роль.

Нижняя губа женщины задрожала, но она кивнула, и после пары ободряющих похлопываний от нашего лидера, она удалилась, присоединившись к другим освобожденным эльфам.

Кейтилин проводила женщину невозмутимым взглядом, однако Фейрих нахмурился, явно надеясь на более решительный ответ.

— Вы обдумаете свои следующие шаги? И это все? — спросил он, с покрасневшими от гнева глазами глазами. — Тебе все равно?!

Я хотела вмешаться и сказать что-нибудь, но Тессия вскинула ее голову с таким свирепым взглядом, что я невольно вздрогнула.

— Конечно мне не все равно и если бы я действовала самостоятельно, то отправилась бы в мгновение ока, — ответила она своим холодным тоном. — Но мое решение здесь влияет не только на меня, поэтому мне нужно делать то, что могу, как лидер.

Фейрих открыл было рот чтобы возразить, но лишь отвернулся.

Вздохнув, наш лидер, Тессия тоже отвернулась. «Кейтилин, можешь позвать своего брата, Альбольда, Скарна и Хорнфелса?»

Кейтилин кивнула, ее блестящие черные волосы подпрыгнули. «Конечно, Тессия» — Затем она растворилась в суматохе вокруг нас.

Тессия и я помогали в организации телепортации групп. У нас было двенадцать медальонов и каждый мог телепортировать около пятидесяти людей обратно в убежище за раз. Видимо Вирион и старейшина Риния работали над увеличением силы медальонов, с тех пор как Дикатен пал, впрочем, он не был уверен в деталях.

Пока солдаты, которые должны были активировать медальоны, заканчивали свои приготовления и давали указания эльфам, Кейтилин вернулась со своим братом, двумя гномами и Альбольдом. Тессия слегка оттащила нас от толпы, и я заметила, что Фейрих пристально наблюдает за нами из толпы неподалеку.

Взмахом руки Тессия создала вокруг нас купол ветра, чтобы наш разговор не подслушали, прежде чем заговорить.

— Прежде всего я хотела бы поблагодарить всех вас. Наша миссия состояла в том, чтобы обеспечить безопасность и освободить пленников, перевозимых в этом караване, что мы и сделали, — заявила Тессия, прежде чем ее взгляд метнулся туда, где стоял Фейрих. — Но я недавно узнала от одного из эльфов, которых мы освободили, что они были только частью группы, удерживаемой в соседней деревне Эйдельхольм.

Альбольд, Кертис и братья Землероджденные обменялись удивленными взглядами, прежде чем снова посмотреть на Тессию ожидая пояснений.

— Перед тем как мы ушли, Коммандор Вирион настоял, чтобы мы спасли как можно больше наших людей, так что мы не нарушим приказ… — Тессия посмотрела на Кейтилин. — Но я также понимаю, насколько рискованно отклоняться от сценария. У меня есть план, но я хотела бы услышать мнение каждого.

Первой заговорила Кейтелин: «Мы должны перегруппироваться в убежище и вернуться с соответствующим подкреплением».

Кертис покачал головой. «К тому времени, как мы все это сделаем, алакрийцы прослышат об этом нападении и будут гораздо более осторожны. Вероятно, уже будет невозможно вернуться сюда и спасти эльфов в Эйдельхольме».

— Да, но победа есть победа, — настаивал Скарн. — Как сказала леди Тессия, мы выполнили свою миссию. Мы не готовились к более крупному нападению. Не привели достаточно гномов, к примеру.

Альбольд кивнул. «Не то чтобы я не хотел спасти свой народ, но Скарн прав. Штурм укрепленного города — большой риск, даже если наши потери в этой битве были минимальны».

Я хотела участвовать в обсуждении. Я хотела сказать, что нам нужно отправиться в Эйдельхольм. Тессия была на пути к прорыву в белое ядро, Кейтелин и Кертис были на начальной стадии серебряного ядра вместе с братьями Землерожденными, и даже Альбольд, который все еще был светло-желтым ядром, не замедлил бы их.

Но слова застряли в горле. Здесь я была слабым звеном, и я знала это.

Тессия наконец заговорила, нарушив недолгое молчание в нашей группе. «Мы отправимся в Эйдельхольм».

Кертис и я засветились от этих слов, но наш лидер Тессия подняла руку.

— Но… — продолжила она. — Наша главная цель — только разведка. То, что сказал Кертис, было правдой. К тому времени, как мы вернемся, подготовимся и отправимся в Эйдельхольм, алакрийцы будут готовы встретить нас. Это единственное открытое окно для нас, оказавшись там, мы сможем лучше оценить наше положение, не подвергая себя опасности.

После паузы остальные члены группы начали кивать в знак согласия.

— Хорошо. — сказала Тессия с легкой улыбкой. — Остальные солдаты вернутся с освобожденными эльфами, что позволит нам двигаться гораздо быстрее, не привлекая внимания, пока мы собираем информацию.

Я не могла избавиться от тревожного чувства, когда поняла, что Тессия, видимо, не включила меня в эту группу, но я хранила молчание.

Остальные согласились, и наша группа разделились, чтобы новость дошла до всех солдат.

Я подбадривала себя вместе с Бу, когда Тессия повернулась ко мне, скорее всего с намерением отослать меня обратно.

— Элли. Если ты готова к этому, я хотела бы позаимствовать ваши с Бу острые чувства.

— Я не вернусь. Я хочу пойти с… — я нахмурилась — Подожди, что ты сказала? Я могу пойти с тобой?

Тессия улыбнулась уголками губ, когда увидела мое замешательство. «Только если ты захочешь».

Бу и я обменялись решительным кивком, прежде чем я повернулась обратно к Тессии «Конечно я захочу!»

Покончив с этим, мы вдвоем обратили свое внимание на людей, которые должны были телепортироваться обратно в убежище.

Спасенных пленных мы отправляли обратно тремя группами. Те из нас, кто направлялся в Эйдельхольм, сохранили остальные девять медальонов, чтобы забрать с собой как можно больше эльфов.

Среди спасенных эльфов было больше дюжины магов, и все они, включая Фейриха, вызвались отправиться в Эйдельхольм, но Тессия наотрез отказала им. Никто из них не был в достаточно хорошей форме, чтобы сражаться.

Большинство мужчин и женщин, пришедших с нами, возвращались. Тех, кто не выжил в битве, положили среди корней деревьев, чтобы они могли соединиться с землей, на которой родились.

Мы торжественно наблюдали, как первая группа активировала свой медальон. Вокруг них загорелся полупрозрачный пурпурный купол, исходящий от плоского диска, который высокий эльф держал над головой. Таинственная эфирная энергия гудела, звук, который я могла почувствовать маленькими волосками на шее.

Купол начал распадаться на отдельные лучи, которые падали на каждого человека внутри, как фиолетовые прожекторы. Солдат, державший медальон, произнес слово команды, и все люди, стоявшие в этих лучах, растворились в воздухе.

Следующая группа отправилась, взяв с собой освобожденных лунных быков обратно в убежище. Последняя группа повторила этот процесс. И нас осталось только семеро и два наших зверя маны.

На туманный сумеречный лес опустилось покрывало тишины. Дул легкий ветерок, и на мгновение показалось темно-синее небо. В нем мерцали первые звезды.

Тяжесть моего решения остаться — легла на мои плечи, но я не жалела об этом. Здесь снаружи, я была не просто сестрой Артура. Здесь снаружи, я могла что-то изменить.

Тессия шагнула вперед, ее затененные, серебристые волосы поймали отражение луны. «Выдвигаемся»