Глава 141. Опоздавший (часть 3)

Это история о том, как я проиграл. Раньше я получал только роли героя, но впервые стал злодеем. Я всегда был воином, поэтому одерживал победы. Поражение для меня фатально.

Если бы я проиграл, Гарлем бы охватило пламя и он сгорел до тла. Если бы я проиграл, Империя бы пала. Если бы я проиграл, это стало бы концом для мастера. Мое поражение, мой проигрыш… Впервые мой проигрыш не означает, что мир будет разрушен.

Это история о том, как я проиграл. История о том, как «Я» погрузился в злодея и проиграл.

[В настоящее время погружение завершено на 100%.]

Но «Я» сильный. «Я» очень умён.

Вы помните свои школьные годы? Вы были счастливы? Вам было весело? Вы были ещё так молоды, поэтому наверняка списываете детскую жестокость на невежество, оставляя в воспоминаниях только прекрасные панорамы, покрытые сепией.

Но не «Я». «Я» куда ловчее. «Я» хитрый и коварный. Может, в Вашей школе и не было такого человека, как я, а может Вы просто об этом не помните. Но здесь «Я» точно был.

Тот, кто подставлял одноклассников. Тот, кто всё организовывал и подменял доказательства, чтобы несправедливо обвинить других. Тот, кто угрожал одноклассникам расправой.

Если у Вас такие же воспоминания, то «Вы» – мой коллега. И повезло, если «Вы» хотя бы догадывались о моем существовании. Пока другие беззащитные ученики проводили свою юность, так называемые школьные деньки, такие, как «Мы» охотились, на эту легкую добычу. Но «Мы» охотились скрытно. Поэтому другие об этом не помнят. Поэтому «Мы» были ловчее, а большинство людей думали, что все совсем наоборот. Не все ученики достаточно умные и подходят для охоты. Но при этом «Мы» не кажемся умными. Какое забавное заблуждение.

Остальные даже не понимают, что происходит прямо перед их носом. Пора рассказать о своих методах охоты.

Эта история произошла до того, как меня поглотила роль.

— Здесь все ученики делятся на две группы. В первой те, кто хорошо учатся. Но чтобы быть отличником, нужно прикладывать много усилий, а большинство это ненавидят.

И вторая группа.

— Те, кому проще посмеяться и поиздеваться над другими.

Здесь не требуется никаких усилий.

— Травить легко, это каждый может. В чем разница между этими двумя группами? В количестве участников.

Нужно потратить на учёбу минимум десять минут, чтобы поднять свой результат по тесту всего на один балл. С другой стороны, на что, чтобы высмеять другого человека, хватит и десяти секунд.

— Намного веселее травить других, чем учиться. И куда легче. К этой игре может легко присоединиться любой желающий. Вот почему травля такая мощная сила, и почему она распространена во всех школах.

Вот вам и наука травли.

— Во-первых, нужно найти жертву.

Кто-то выглядит богаче или беднее других? Кто-то кажется странным? Кто-то плохо пахнет? Кто-то слишком серьёзный или наивный? Отлично. Какой бы ни была причина, она не так важна.

Травля – мощная сила, потому что травить легко. Жертва насмешек должна легко поддаваться издевательствам.

— Ким Юл.

Есть причина, почему именно Ким Юла избрали добычей.

— Нищий, — это очевидно, стоило только поднять на него глаза. — Да ещё и воняет.

Бедность не скрыть школьной формой, она всегда лежит на поверхности. Разумеется, Ким Юл был нищим и от него всегда воняло. Над таким человеком легко смеяться.

— Эй, — начать было проще простого. — Наверное, не стоит это говорить, но когда к нему подходишь…

— Да, точно. От него попахивает.

Первый уровень – мягкое начало.

Как «Вы» знаете, не стоит с самого начала раскрывать свои намерения. Это глупо.

— Слышал, он стипендиат?

— Я знал Ким Юла еще со средней школы, и уже тогда…

Это просто болтовня. Но это подходящий способ, чтобы донести до всех информацию.

— Хотите я вам кое-что по секрету расскажу? На самом деле…

Болтать стали все больше и больше людей.

— Он там живёт? Ого, да это же настоящая свалка.

— Его отец сдаёт макулатуру.

— Тот мужик, который бумагу у моей мусорки собирает?

— Да, может…

Интерес возрастал.

Главное не показываете злые намерения. Пока рано. Не говорите: «Разве вас не тошнит от Ким Юла?», вместо этого скажите:

— Прикинь, тот мужик, что копается в мусорке у моего дома, – реально отец Ким Юла!

Так немного мудрее.

— Что? Правда?

Конечно же, это ложь.

— Откуда ты знаешь?

— Я сначала сомневался, но в воскресенье я его немного порасспрашивал, когда он забирал мусор. Спросил, не отец ли он Ким Юла, сказал, что я его школьный друг. Он немного смутился, но ответил.

— Офигеть…

— Серьёзно?

Ложь – «Наш» базовый инструмент. Одноклассники с сомнением смотрят на меня. Этот взгляд, этот интерес в их глазах – это и есть доказательство успеха. Мне удалось привлечь людей к сюжету рассказа о Ким Юле.

— Ким Юл! А твой отец случайно не работает…

— Алё, ты зачем спрашиваешь?! Не говори.

— А что тут такого?

— Ничего. Прости, Ким Юл, всё нормально.

Второй уровень – фаза наблюдения. С этого момента злоба начинает гулять сама по себе.

— Фу.

В мире нет людей, которые бы не ошибались. Тем более среди учеников. Теперь одноклассники обращают внимание на каждый шаг Ким Юла и замечают все его промахи, как будто под увеличительным стеклом.

— Фу-у, — и смеются над этим.

Упустил волейбольный мяч на уроке физкультуры, из-за чего пришлось далеко бежать. Клевал носом во время четвёртого урока и заснул на большой перемене. Слегка запнулся, когда отвечал на вопрос учителя.

— Фу-у-у…

Неважно, даже если ошибка очень маленькая, она бросалась в глаза. Главное всегда помнить о науке травли.

— Каждый день на большой перемене он идет за школу, а там…

— Он кормит кур? Серьезно?

— Серьёзно. В окно посмотри.

Любой может увидеть. Любой может принять участие.

— Ким Юл… Нет, ну ты только глянь!

— Я его вижу!

— Может, ему за это платят?

— Буэ!

В такой игре может участвовать каждый.

Как «Вы» знаете, травля зачастую останавливается на этой линии. До этого момента всё могло происходить сумбурно. Здесь нет конкретного виновника. Не обязательно иметь сообщника. Стоит дойти до второго уровня, как все вокруг станут соучастниками.

Фаза после травли второго уровня включает следующее:

Это длится от семестра до трех лет. Иногда кто-то из учеников становится заводилой и руководит хулиганскими действиями. Но это не длится долго. И как «Вы» знаете…

— Эй.

«Мы» на этом не останавливаемся.

— Давайте кое-что проверим.

«Мы» делаем ещё один шаг.

— Что?

— Смотрите, я купил эти ботинки. Они новые.

Если удалось зайти так далеко, наверняка «Вы» умеете лгать. В какой-то момент «Вы» устраиваете шоу перед одноклассниками.

— Вот здесь, на подошве, я нарисую звёздочку маркером. Видите?

— Ну, и что?

— Мы подбросим их в мусорку с бумагой у моего дома.

— И?

— Дурак, отец Ким Юла же собирает макулатуру возле моего дома.

Это ложь, возле дома ее собирает вовсе не отец Ким Юла, но это неважно. Ведь «Вы» уже знаете один из маршрутов, по которому ходит его отец.

— Если на куче бумаги останутся новые ботинке, думаешь, он не отдаст их Ким Юлу? Короче, если его отец действительно собирает макулатуру возле моего дома, значит, завтра он придёт в этих ботинках.

— А-а-а…

— Неужели?

— Ставлю, что так и будет.

Символ. «Вы» заранее тайно подготовили две пары одинаковых ботинок.

— Эй, смотрите. Я оставляю их здесь. Все видели? Я больше не буду их трогать.

Эта пара была брошена возле «вашего» дома на глазах у всех.

— Ага.

А другая была оставлена на маршруте, по которому вчера ходил отец Ким Юла.

И конечно же, у обеих пар есть «★» на подошве.

«Вы» просто хотите устроить друзьям хорошее представление. Поэтому и нарисовали фальшивую «★», как будто сделали это у них на глазах. А потом, чтобы создать идеальное алиби, «Вы» будете целый день веселиться с друзьями.

— Эй, эй! Давайте проверим!

Большая перемена на следующий день.

— А если я попадусь?

— Давай посмотрим!

— Я просто загляну на минутку…

Пока Ким Юл спускается в столовую и его нет в классе, мы переругиваемся. Парта Ким Юла. Мешок со сменкой висит на крючке.

У учеников блестят глаза. Это ведь просто шутка. Поэтому они, весело болтая и хихикая, берут мешок со сменкой Ким Юла. И вытаскивают ботинки, которые выглядят намного более чистыми, чем обычно.

— Ого.

Конечно.

— С-серьёзно?

На подошве ботинок, которые надел Ким Юл, нарисована «★».

— Офигеть. Тогда получается, у Ким Юла те самые ботинки, которые мы выбросили…

— Ты же не подбросил их ему?

— Нет, он не отходил от нас ни вчера, ни сегодня.

— Тогда и правда…

Все ученики смотрят на «Вас». Это глаза свидетелей удивительного представления. И в этот момент у «Вас» есть выбор. Он зависит от «Вашего» характера и вкусов. «Я же говорил» или «Как отвратительно». Сейчас можно слегка обнажить свою агрессию.

— Ого, — но «Я» советую другой вариант. — Это правда…

Сделайте удивлённое лицо.

— Честно говоря, тот мужик мог солгать. Про то, что он отец Ким Юла.

Делайте вид, будто «Вы» не знали.

— Так что я тоже не был на стопроцентно уверен, что это правда, — улыбайтесь так, будто сами не можете в это поверить. Еще раз посмотрите на ботинки и ведите себя так, будто увидели невероятное зрелище. Говорите таким тоном, будто вам открылась правда, о которой вы не знали.

— Ничего себе…

И сделайте всего один шаг.

— Блин, серьёзно, я не знал. Я просто так сказал. Не думал, что это правда. Давайте просто сделаем вид, что ничего не знаем. Это будет только между нами. Нет, я серьёзно. Короче, если что – я ничего не знаю.

Неопытные заводилы пытаются взять всё на себя. Но как «Вы» знаете, спешка в нашем деле ни к чему. Если «Вы» поторопитесь, представление покажется неказистым, а подмена доказательств топорной. А ведь в самом начале нужно показать идеальное представление.

— Что происходит?

Как раз время большой перемены. Одноклассники медленно стекаются обратно в класс.

— Ким Юл на самом деле…

— Хм? Что там? Что?

Естественно, «Вы» специально выбрали большую перемену для своего шоу. Разве не грех впустую тратить перерыв, если можно закатить такое представление?

После обеда одноклассники потихоньку возвращаются в класс. Времени еще предостаточно. Идеальный момент, чтобы перешептываться и распространять сплетни о «происшествии».

— Офигеть.

Одноклассники бросают взгляды на мешок для обуви Ким Юла.

— С ума сойти. Это реально?

«Это правда».

«Вы» садитесь за последнюю парту и закрываете глаза, притворяясь спящим. «Вы» осмотрительны. «Вы» никогда сами не будете распространять эту историю. Нет, «Вы» не заберете себе всю добычу, а как благородный лев разделите её со стаей.

— О чем речь?

— Скорей смотри.

— Какие ботинки у Ким Юла?

Пусть остальные распространяют слухи. Внушите им иллюзию, будто это они сами докопались до истины. Пусть теперь они сами себя развлекают, терзая окровавленный кусок мяса.

— Кхм, тогда получается, что он подбирает мусор?

Доверьтесь человеческой жестокости.

— Эм, я не говорил вам, но папа Ким Юла собирает макулатуру. Я же учился с Ким Юлом в средней школе. Был урок, когда нужно было рассказать о работе родителей…

А дальше остаётся довериться силе травли.

— Как мерзко…

Доверьтесь представлению со «★».

— Ого, он просто собирает всё, что можно переработать?

— Ага, переработать и сдать.

— Пф-ф.

★.

— Мне его жаль, но это мерзко. Серьёзно.

— Ну и вонь. Это от него?

★.

— Эй ты, мусор, скройся.

★.

— Ким Юл, ты уже накормил своих цыплят?

— А сегодня твои ботинки чистые!

— Кха-ха-ха!

★.

Время идти домой. Все сбились в стаю у двери и подгоняют Ким Юла. Тот покачивает головой, не понимая причины. Впрочем, ему всё равно. И в тот момент, когда Ким Юл достаёт из пакета ботинки и меняет обувь…

— Фу!

★ готово.

— Пха-ха…

— Эй, Ким Юл!

— Это те ботинки, что мы вчера кинули в мусорку!

— Посмотрите на подошву!

Маленькие животные предвкушают удовольствие от раскрытия правды, о которой не ведал Ким Юл. Что он на самом деле грязный. И бесполезно отнекиваться, ведь у них есть «доказательства».

Правда в том, что отец Ким Юла нашёл новую обувь и принёс ее своему сыну. Правда в том, что папа Ким Юла внимательно осмотрел новые ботинки и отдал их своему ребёнку в надежде, что всё будет хорошо. Правда в том, что Ким Юл знал правду, но всё равно молча принял подарок отца. Правда в том, что отец переживал за молчаливого Ким Юла с холодными глазами.

Но у животных не хватает воображения, чтобы подумать об этом. Они даже не хотят прилагать какие-то усилия, чтобы пораскинуть мозгами. Потому что издеваться намного проще. С теми доказательствами, которые «Вы» создали, животные легко повелись на ★.

— Вы закончили? — равнодушно сказал Ким Юл. — Вам весело?

Он был совершенно спокоен.

— Если вам скучно, займитесь своими делами. Не лезьте в жизнь других людей, — а затем он развернулся и вышел из школы.

— Э-эм…

Какое-то время одноклассники молчат. И в этой тишине кто-то произносит:

— Давайте остановимся, это уже совсем не весело.

В этот момент все может рухнуть. Но «Вам» просто нужно задать настроение, сказав, что этот старшеклассник тот еще изгой. Но «Вы» знаете – чтобы такое сказать, нужно иметь смелость.

— Что? Зачем ты это делаешь?

— Я просто пошутил…

Но сегодня никто не говорит, что делать.

— Не повезло.

— Он просто носит мусор.

— Я и не знал…

Третий уровень – признание травли над козлом опущения.

— Эй, давайте кто-нибудь купит сменку и выбросит. А потом посмотрим, наденет ли он её.

Вы помните свои школьные годы?

— Он оставляет свою сумку в классе, когда уходит на обед. Давайте подкинем ему поношенный пенал.

— Ну ты даёшь.

— А то.

Вы были счастливы? Вам было весело?

— Эм, это что, пенал, который я вчера выбросил?

— Что? Ким Юл берёт вещи из мусорки?

— Пха-ха!

Вы были еще так молоды, поэтому наверняка списываете детскую жестокость на невежество, оставляя в воспоминаниях только прекрасные панорамы, покрытые сепией.

— Фу, это прокисшее молоко?

— Давайте спрячем его под партой Ким Юла.

— Быстрее! Скоро начнётся урок!

— Мне одному кажется, что как-то странно пахнет?

— И тебе тоже?

— Точно. Я еле пережил урок математики.

— А откуда запах идет?

— Похоже, с задней парты.

«Я» куда ловчее. «Я» хитрый и коварный.

— Юл, ты вообще стираешь своё тряпье? Даже если это обноски, нужно же их стирать время от времени.

— Видимо, это воняет от его шмоток…

Может, в Вашей школе и не было такого человека, как я, а может Вы просто об этом не помните.

[В настоящее время погружение завершено на 100%.]

Но здесь «Я» точно был. В этом городе. В этой школе. Я сижу в этом классе и держу в руках карандаш.

— Староста, почему ты так смотришь?

Староста бросает на меня странный взгляд.

— Гон Джа.

— Чего?

Староста вздрогнул, а затем тяжело вздохнул. Но на этом странности не закончились. Староста прочистил горло и сказал:

— Нет, ничего. Просто вдруг не смог вспомнить твое имя. Как тебя зовут?

— Чего? У тебя маразм? Хван Ын Со. Хван-Ын-Со.

— Ах, точно, — пробормотал староста, услышав имя.

Обычно этот заучка не контактирует с нами.

— Твоя девушка собирается выставить свою кандидатуру на выборах в президенты студсовета.

— Эм, и что?

— Думаю, я тоже подам заявку. Пожелай мне удачи.

— Чего? Собираешься стать президентом студсовета? Староста, да ты же только и делаешь, что учишься.

— Если ты хочешь поступить в Сеульский национальный университет, тебе нужны рекомендации. Говорят, что если стать президентом студсовета, с этим не возникнет проблем.

Да? Наверно, так и есть. Меня забавляет такое отношение к студсовету и желание поступить в Сеульский национальный университет. Ну, это же староста. Он честный малый. Тут не о чем переживать.

— Круто. Удачи, староста. Я буду поддерживать свою девушку, но ты всё равно постарайся.

— Ага, спасибо, — равнодушно кивнул староста.

Но «Я» сильный. «Я» очень умен.

— Я постараюсь и приложу все силы.

Это история о том, как я проиграл.