Глава 142. Крыша (часть 1)

— В последние дни не было видео с Ким Юлом, — сказала моя подружка.

— Хм?

— Обычно они появлялись не реже раза в неделю. Хочешь довести работу до ума? Мы с нетерпением ждём следующего выпуска. Прошлое видео со стрижкой ногтей было классным, — у моей девушки было спокойное выражение лица. Я слушал её, но внезапно нахмурился.

«Видео. Точно, я снимал на камеру, как издевались над Ким Юлом».

Кстати, а зачем я это делал?

«Я буду ждать. Поэтому Ким Юл, директор, прошу вас…»

Почему я…

[В настоящее время погружение завершено на 100%.]

Ах, точно, вспомнил.

«Я снимал, чтобы показать другим».

В среднюю и старшую школу Синсо ходят дети большинства чиновников из местных органов власти. Это престижная школа. Так как они из известных семей, то детей заставляют вести себя соответствующе. А это очень изматывает.

Некоторые становятся заводилами и травят других, чтобы снять стресс. Но это опасно, большинство детишек не хотят так рисковать. И именно таких ребят я снабжаю видео с Ким Юлом.

По большому счету, все происходит так:

«Режиссёр, хочу видео со стрижкой ногтей! – Валет»

«Пусть он отрастит волосы и будет завязывать их жёлтой резинкой. – 7»

«В прошлом видео его били слишком сильно. Мне не очень… – 11»

У нашего студсовета есть так называемый ящик для пожеланий1. Сюда бросали записки ученики, которые хотели о чем-то сообщить. Но я попросил свою девушку, и этот ящик стал использоваться для другой цели. Он стал известен как «ящик для запросов Ким Юла».

Даже учителя не трогают вещи, принадлежащие студсовету. Никаких проблем не возникнет, ведь моя девушка активно участвует в работе студсовета с первого года старшей школы. Она периодически контролирует ящик для запросов.

Это было отличной идеей.

«Думаю, я достаточно умён».

Я сорвал джекпот. Молодым дамам и господам из благородных семей пришёлся по вкусу такой способ участвовать в травле с минимальным риском для себя. При использовании ящика для запросов гарантировалась анонимность. Все подписывались цифрами и названиями игральных карт – «Туз», «Король», «Дама» и «Валет».

«Пусть его бьют по щекам 20 минут. – Дама»

Дамой называлась моя девушка.

«Невзрачная одежда – это хорошо, но иногда хочется увидеть какую-то другую форму! – 7»

7 – заведующий отделом радиовещания.

«Режиссер, я посмотрел последнее видео. Думаю, было отличной идеей заставить Ким Юла использовать вежливую манеру обращения. Похоже, у него непоколебимое чувство собственного достоинства. В отличие от других спонсоров, которые предпочитают смотреть на физическое наказание, я убежден, что лучше задействовать психологическое унижение. Режиссёр, тело должно оставаться лишь символом или метафорой для психологических унижений до самого конца… – 2»

Этот напыщенный придурок – ученик средней школы. Каждый раз он строчит в записках целое эссе с впечатлениями. Поехавший. Так как он малолетка, то подписывается цифрой 2. Конечно, будь этот отморозок сыном владельца известной компании, это была бы совсем другая история. Тогда он стал бы моим драгоценным клиентом.

Впрочем, в так называемом «Собрании Карт» есть и другие клиенты. Но все они хотят удовлетворить свои тайные садистские наклонности. Удовлетворить их через посредника.

И я сейчас поддерживаю свой статус, снабжая клиентов развлекательным контентом. С тех пор, как я начал снимать свои работы, у меня появилось много «друзей». Именно так я и познакомился со своей девушкой. Разве смог бы я просто так начать встречаться с девчонкой из богатой семьи?

Я не получал призов за сочинения и участие в литературных конкурсах, начиная со средней школы, как мои родители. Я не могу стать певцом, потому что у меня не такая симпатичная мордашка, как у моего старшего брата. Чтобы подняться на вершину пирамиды, мне нужно воздать почести людям, что стоят выше меня по статусу.

— Прости, — извинился я за задержку почестей. Ещё мне было интересно, почему в последние дни я перестал снимать видео с Ким Юлом. У меня не было причин останавливаться. Но я сразу же вспомнил о довольно веской причине. — Ты баллотируешься в президенты студсовета. Я решил воздержаться на время выборов.

— Что? Это ради меня?

— Нам нужно быть осторожнее. Кто-то может заметить странные записки…

— Наш милый режиссёр, теперь у нас будет собственное укромное местечко, — моя девушка подняла глаза и прошлась рукой по моим волосам. — Мне нравятся догадливые и шустрые щёночки.

Этими словами она заявляла, что относится ко мне как к собаке. Но мне было всё равно. Даже наоборот, меня это заводило.

— Гав-гав! Гав-гав!

— Пха-ха-ха! — рассмеялась моя девушка. Я единственный человек в школе, который мог заставить её смеяться. Я присел на корточки, как пёс, и начал прыгать. — Знаешь что? Хван Ын Со, а ты и вправду забавный.

Для нее я был забавным щенком. Это и есть доказательство моей ценности. Я был щенком, с которым она хорошо проводила время. Щенком, который всегда заставлял её смеяться. По мнению многих богатых ребятишек, я был человеком, который задавал настроение.

Но все же есть предел того, насколько можно любить человека, что похож на своего старшего брата. Истинная любовь не зависит от того, насколько хорошо у тебя подвешен язык…

«Я ждала тебя, Гон Джа».

Я нахмурился. Чего?

[В настоящее время погружение завершено на 100%.]

На мгновение мой разум затуманился. Это из-за моего приподнятого настроения? В последнее время такое происходит довольно часто.

— В любом случае, — сглотнул я, — на время съёмки приостановятся. Чтобы никто не вмешался и случайно не заварил кашу. Если кто-то из друзей будет недоволен, скажи, что если слишком мучить Ким Юла, тот может перестать ходить в школу. Я всё держу под контролем…

И в этот момент…

— Отдел радиовещания уведомляет, — послышался знакомый голос из динамика.

Говорил 7 – заведующий отделом радиовещания, член Собрания Карт. Но почему он звучит менее энергично, чем обычно? Будто он нервничает.

— Ученик второго года обучения старшей школы из класса пять – Хван Ын Со. Пожалуйста, немедленно подойдите в кабинет отдела радиовещания. Повторяю ещё раз. Хван Ын Со, ученик второго года обучения старшей школы из класса пять, прямо сейчас подойдите в кабинет отдела радиовещания… На этом всё.

Динамик отключился. Моя девушка уставилась на меня.

— Что происходит?

Я сделал озадаченный вид.

— Тебя позвали в кабинет радиовещания?.. Не в учительскую?

— Если это заведующий, может, он просто зовёт меня по личным причинам. Например, узнать, почему в последние дни не было новых выпусков.

— Он что, сумасшедший? — пробормотала моя девушка.

— Ладно, я пойду.

— Хорошо, давай.

Я немного задумался, а потом чмокнул свою девушку в щёку. Решил сегодня проявить чуть больше ласки. Ложь о том, что мы встречаемся, была отличной ширмой, поэтому время от времени она разрешала поцеловать себя в щеку. Таким образом удавалось создать иллюзию школьной пары, в которую верило окружение моей подружки.

Моя девушка, будто прочитав мои мысли, ухмыльнулась.

— Ты такой милый, — торжествующе, будто принцесса, одержавшая победу, она снова засмеялась.

— Пока, я позже напишу тебе, что случилось.

Да, я намного умнее других учеников. Пока я шел по коридору, пытался оценить своё положение. Не совершил ли я ошибку? Не слишком ли странно звучал голос в динамике? Хорошо ли все эти детишки позабавились? Я мысленно поставил себе оценку.

«Сегодня был идеальный день».

Я поставил себе высший балл.

«Как я и предполагал».

Я был талантливым. Ведь это и есть талант, когда не просто издеваешься над кем-то, а превращаешь травлю в увлекательную игру. Детишки из высшего класса, которым понравилось это развлечение, будут искать меня, даже когда поступят в университет. Они могут пригласить меня в свою лигу.

«Впрочем, даже если и не пригласят, это неважно».

Они будут помнить, что когда учились в школе, мы вместе разыграли небольшую шутку. Моя девушка, наверное, бросит меня, когда поступит в университет, но она будет помнить своего возлюбленного, который когда-то делал ее счастливой. Хван Ын Со остаётся в воспоминаниях её молодости, которое можно будет всегда припоминать с улыбкой на губах. Уже одно это является огромным преимуществом.

В отличие от других неопределившихся учеников, у меня есть определённый жизненный план.

«Сначала я должен стать кинорежиссером».

Нет необходимости становится широко известным. Достаточно снять парочку инди-фильмов, чтобы сделать карьеру и обзавестись связями. Это должно стать моей визитной карточкой. Никто не станет брезгливо относиться к молодому режиссеру.

«А дальше?»

Я собираюсь поставлять актеров-новичков для людей из высшего класса. Я стану своего рода организатором вечеринок. Буду развлекать молодых богатеев, как делаю это сейчас. Мой старший брат тоже работает в индустрии развлечений, так что я и его связи смогу использовать.

«Отлично».

Идеальная жизнь. Я отличаюсь от тех придурков, которые до сих пор не определились и будут мучаться, какой жизненный путь выбрать, только после того, как бездумно поступят в университет.

— Входите.

Я открыл дверь кабинета отдела радиовещания, но резко замер, как только вошел.

— С-стой.

В кабинете был только один заведующий. Но в этом не было ничего странного. Это помещение оборудовано звукоизоляцией на стенах и плотными шторами на окнах. Тоже ничего странного или необычного.

— Хва-хван Ын Со.

Но вот в руках у заведующего была видеокамера и он снимал меня. Вот это было странно.

— Закрой дверь. Давай быстрее, закрывай. Если ты этого не сделаешь, я даже не знаю, какие проблемы у тебя будут.

Он дрожал, как загнанная в угол мышь. Не знаю почему, но в таком состоянии его лучше не провоцировать. Поэтому я тихонько закрыл дверь.

— Задёрни занавески.

Я сделал, как он велел.

— А т-теперь посмотри на меня.

Я оглянулся.

— Хван Ын Со, ученик второго года обучения из пятого класса. Ты… ты угрожал мне. Ты заставил меня присоединиться к издевательствам над Ким Юлом, учеником второго года обучения из пятого класса. Да? Скажи, что это правда.

— Ты меня снимаешь?

— Заткнись и скажи, что так и было!

Заведующий дрожал всем телом. У меня было дурное предчувствие. В обычной ситуации я бы просто промолчал или обернул всё в шутку, но я был сбит с толку, поэтому сказал:

— Я не понимаю, что происходит. Может объяснишь? Почему я должен это сказать?

— Т-ты первый начал. Я не хотел… Но ты заманил меня, сказав, что я увижу что-то интересное. Так ведь? Вот. Это все твоя вина!

Это ненормально.

— О чём ты говоришь? Ты пришёл на собрание, когда услышал про видео. Ты связался со мной через учеников средней школы. Так почему ты сейчас…

— Нет! — его лицо побледнело. — Это всё ты. Это твоя вина, Хван Ын Со. Ты говорил, что нас никогда не поймают. Ты гарантировал нам анонимность. Ты сказал, что возьмёшь всю ответственность на себя. Т-так почему я попал на видео?

— Нет. О чем ты…

— Я был во время съёмки всего один раз!

Есть такие клиенты, которые время от времени хотят лично появляться на съёмках. Вместо того, чтобы просто смотреть видео, они хотят насладиться зрелищем в режиме реального времени. И если мне не изменяет память, то заведующий точно приходил однажды.

— Постой. Ты делаешь это на случай утечки видео? Не волнуйся об этом, после просмотра видео удаляется…

— Не лги мне! — он завизжал, его лицо исказилось от злости. — Сукин сын! Неотёсанный болван! Я не должен был верить такому придурку, как ты. Немедленно говори! Скажи, что ты обманом затащил меня туда и втянул во всё это! Или я всем расскажу, что ты делаешь! Говори! Говори сейчас же!

Сумасшедший. Я почувствовал, что делать мне здесь больше нечего.

— Прости, но я не могу признаться в том, чего не совершал. Это на твоей совести. Именно ты попросил меня показать тебе видео. И если само видео уже удалено, то у меня ещё остались записки, которые ты отправлял. Не понимаю, почему ты так бесишься. Давай поговорим, когда ты остынешь.

Я развернулся, а парень за моей спиной застонал.

— А ну стой! Не уходи. Не уходи, Хван Ын Со! Если ты выйдешь, все будет кончено! Я расскажу об этом всем, твоей жизни конец! Разве ты не понимаешь?! Эй, Хван Ын Со! Ублюдок, это всё ты! Твоя жизнь будет разрушена, вот увидишь! Я расскажу все родителям!..

Его голос оборвался, как только захлопнулась дверь. Поглощённый звукоизоляцией на стенах и плотными занавесками на окнах, его крик превратился в вибрацию. В коридоре второго этажа никого не было.

— Бл*ть, что за фигня? — выругался я. — Этот сумасшедший не трясся бы так без причины.

Может, видео действительно просочилось? Нет гарантии, что кто-то из клиентов не скопировал и не сохранил видео. Возможно, именно этим ему и пригрозили.

— Чёрт.

Управлять этим балаганом даже сложнее, чем набрать клиентскую базу. Я взял телефон и начал по одному за другим названивать «клиентам».

В телефонной трубке раздался длинный гудок. Какое-то время вызов ещё продолжался, а потом отключился, как истекло время.

— Чего?

Я чуть не лопался от злости, но взял себя в руки и набрал следующего. Мне нужно было спросить, в курсе ли кто-нибудь, почему так истерил заведующий.

Следующий клиент тоже не ответил, и я решил, что пора бы идти домой. Пока я шёл, в голове промелькнула мысль, что, возможно, они просто не могли ответить. Поэтому я взял свои эмоции под контроль и начал звонить другим.

Длинный гудок оборвался – клиент тоже не ответил. И следующий тоже. Всего двенадцать человек, не считая мою девушку. Все клиенты, которые приходили на Собрание Карт, не отвечали на мои звонки.

«Чего?»

Меня охватило дурное предчувствие. Будто бесформенная рука схватила меня за шкирку.

«Что за чертовщина?»

Я позвонил своему другу. Он не был клиентом, но если меня называли режиссёром, то мой приятель считался секретарём. Он отвечал за доставку видео клиентам вместо меня.

Длинный гудок…

И этот приятель тоже не ответил на мой звонок. И только тогда я понял…

На меня кто-то охотится.

Адаптированный перевод «ящик для пожеланий» дословно означает «барабан для жалоб». Этот термин появился во времена одного из королей-реформаторов – Тхэджона. Возле городских ворот выставлялся огромный барабан. В него бил любой, кто хотел сообщить лично государю о несправедливости со стороны чиновников.↩︎