Глава 143. Крыша (часть 2)

Я никак не мог понять.

«Кто решил вмешаться в наши с Ким Юлом дела?»

У него нет родственников или кого-то близкого. Издеваться над Ким Юлом начали еще до того, как он успел завести друзей, так что помочь ему некому. Именно поэтому-то я и выбрал его в качестве жертвы.

«В таком случае, нужно найти Ким Юла. Этот ублюдок должен что-то знать. Наверняка».

Я бросился за школу. Сейчас здесь Ким Юл ухаживал за животными в питомнике. Я хорошо знал его расписание. Поэтому не удивился, когда увидел спину Ким Юла, который раздавал корм курам и цыплятам.

«Отлично. Здесь ты и должен быть».

Этот парень только и может, что самоутверждаться за счёт раздачи корма животным, что слабее него. Я понял, почему Ким Юлу так нравился питомник. В конце концов, все люди – животные. У слабого нет иного выбора, кроме как служить сильному.

[В настоящее время погружение завершено на 100%.]

Школа была похожа на питомник. Питомник, только размером побольше. И здесь я был более сильным животным, чем Ким Юл.

— Эй, Ким Юл! — прорычал я. — Что ты сделал?!

Но парень не обернулся. Он ничего не ответил мне и, будто не слышал моего вопроса, продолжал кормить животных.

«Ха, ты что, игнорируешь меня сейчас?»

Я подошел к Ким Юлу и схватил того за плечо.

— Ублюдок, если кто-то тебя зовёт, ты должен отвечать!..

И в тот момент, когда Ким Юл повернул голову, что-то упало. Это были наушники, с опозданием заметил я. Из них громко лилась классическая музыка. Наши взгляды встретились. Я вздрогнул от испуга. Чёрные глаза Ким Юла были наполнены слезами.

— Чего?.. — на мгновение я лишился дара речи.

Сложно понять, почему я растерялся. Возможно, от того, что я впервые видел слёзы Ким Юла? Как бы над ним ни издевались, он ни разу не проронил и слезинки. Это вызывало у «клиентов» только еще большее желание мучить его. Но, возможно, причина моего удивления была не в этом.

«Кто это?»

Этот парень был мне незнаком.

«Что это за парень?»

Глаза Ким Юла казались незнакомыми. У него был отстранённый взгляд. Его глаза будто не видели меня, а смотрели на что-то вдалеке. Из глаз Ким Юла, которого я схватил за плечо, лились слезы. И казалось, эти слезы падают совсем не на землю.

— Ты…

— Это так прекрасно, — сказал Ким Юл.

— Чего?

— Я имею в виду эту композицию. Музыку, что я слушаю. Эту музыку сочинил глухой композитор.

Мелодия лилась из наушников. Я часто эту песню слышал, но мне было интересно, где этот нищеброд нашёл MP3-плеер.

— Думаю, он столько раз при жизни сталкивался с проклятьями и унижениями. Люди злословили о нем и хихикали, едва завидев этого глухого композитора.

— О чем ты…

— Душевные раны существуют с незапамятных времён. Даже сотни лет назад человеку приходилось терпеть унижения и оскорбления. Должно быть, такое происходило и тысячу лет назад, и будет происходить через тысячу лет.

Что он, бл*ть, несёт?

— В этом мире нет ничего, что было бы прекрасно само по себе. Красота видна только людям с израненной душой. Только тем, чьи жизни были сломаны, повезло увидеть красоту неразрушенной жизни. Даже если ты полностью сломлен, то проливаешь слезы по тем, кто прошёл через похожие обстоятельства, — взгляд Ким Юла был направлен в пустоту. — Если кто-то считает этот мир прекрасным, значит, его собственный мир определённо разрушен. Только те, кто живут в аду, могут восхвалять этот мир. Думаю, те оскорбления и унижения, что пережил этот глухой музыкант, он вложил в эту композицию.

— Где только такие калечи берутся? Еще и слов дурацких где-то понабрался… Эй, ты. Что ты сделал?

Я схватил Ким Юла за горло и так сильно тряхнул, что у него из рук выпал мешок с кормом, ударившись о землю. Из него просыпались желтоватые зернышки.

— Сволочь! Что ты сделал с моими клиентами?!

Ким Юл смотрел в сторону.

— Я ничего не делал, Король Смерти.

— Король… чего?

— Пока ещё я ничего не делал.

Ким Юл нагло схватил меня за запястье. Я попытался вырваться из его хватки, но он даже не шевельнулся.

«Что за…»

А потом Ким Юл с лёгкостью освободил своё горло из моих рук. Это произошло в одно мгновенье. Я слегка смутился и снова потянулся руку, чтобы схватить его за горло, но Ким Юл ударил меня по запястью, и я промахнулся, цапнув лишь пустоту. Всё произошло так быстро, что я и моргнуть не успел.

— Что? — я тупо уставился на Ким Юла.

— Какая жалость, — Ким Юл спокойно поднял мешок с птичьим кормом. — Ким Юл зол, но он не хочет физической расправы. Он хочет отомстить, нанести тебе раны куда глубже, чем те, что ты получил бы при физическом насилии. И я… я хочу осуществить желание Ким Юла.

— Т-ты… Что ты делаешь?! Что за херню ты несешь?!

— Ким Юл хочет, чтобы ты прошёл через всё то, что прошел он. Вот что такое месть. Это когда ты бросаешь своего противника в глубины ада, куда и сам когда-то упал. Так думает Ким Юл.

Ким Юл… нет.

— И я согласен с ним.

На меня смотрел кто-то, кого я не знал.

— Подожди, убийца Ким Юла. День почти на исходе. Впереди еще долгий путь. Очень долгий. Ещё увидимся.

Ким Юл неторопливо ушёл с мешком корма.

— Эй! Стой, где стоишь! Ты…

А потом у меня в кармане прозвенел телефон, уведомляя о новом сообщении. Возможно, кто-то из клиентов увидел пропущенный звонок от меня и ответил. Я посмотрел в том направлении, куда ушел Ким Юл, а потом быстро проверил свой мобильный.

«Больше не связывайся со мной.

Если сделаешь это, я тебя убью».

Это какой-то абсурд. Я был сбит с толку, поэтому собрался перезвонить клиенту, который отправил мне СМС. Однако сколько бы я ни звонил, он не брал трубку. У меня по телу пошли мурашки.

«Что…»

На следующий день ситуация не изменилась.

«Что происходит?»

Наоборот, стало только хуже.

— Ы-ын Со.

В классе, где ни один человек не решался подойти ко мне, передо мной стоял мой приятель. Тот самый приятель, который десятки раз участвовал в играх с Ким Юлом. Он так вошёл во вкус, что только и занимался избиением Ким Юла. И клиентам это очень нравилось. Этот приятель про себя уповал популярностью.

— Что такое?

— У м-меня есть записка, ко-которую попросили передать тебе, — мой приятель был в ужасе.

— Что это?

— Про-прости…

Он положил записку на мою парту и сразу же отбежал. Я нахмурился и развернул записку. В ней было каракулями написано:

«Хван Ын Со живет на помойке. Всю его школьную форму и сменку можно переработать. Единственный мусор, который не подлежит переработке, – это Хван Ын Со».

Я не сразу среагировал, потому что это было совершенно нелепо.

— Ха, — улыбнулся я, подняв голову. — Это… какая-то шутка?

Мой приятель спрятался за спинами других учеников. Все клиенты разом отвернулись от меня, я всю ночь мучился, а теперь и это. В моей груди кипела злость на этого придурка-приятеля.

— Тебя это заставил сделать тот отброс? Ау, на меня смотри! Может мы и друзья, но такое делать не стоит. Эй, это Ким Юл заставил тебя передать записку?

Мой приятель ничего не ответил. Он выглядел напуганным. Но как только я встал, чтобы подойти к нему и спросить, что это за фигня, к моей парте подошёл другой одноклассник.

— Хван Ын Со…

— Да?

— Прости. Вот.

Одноклассник бросил на парту еще одну записку. Я на автомате схватил её и прочитал.

«Мне так жаль наших младших Т_Т ■■, какого им называть тебя сонбэ? Тебе не стыдно?»

В голове было пусто. Ещё трое моих одноклассников подбросили мне записки. Как и двое предыдущих, эти ребята активно участвовали в «игре» с Ким Юлом.

«Хван Ын Со, ну ты и грязнуля. Выглядишь ещё хуже нашей математички. Лол»

Что это?

«Ты что, совсем не стираешь форму?!»

Я не понимал, почему они так поступают со мной.

«От тебя воняет. Серьёзно.»

Вчера что-то случилось. И только я не знаю, что.

Что-то заставило всех клиентов от меня отвернуться. Более того, кто-то угрозами заставил моих друзей устроить это шоу.

«Нужно остыть».

Мое сердце колотилось как бешеное.

«Так, тихо. Нужно спокойно все обдумать. Это сделал Ким Юл? Нет, он не мог. Вчера не было ничего странного. Кто же это? Кто это сделал?»

И тут…

— Хван Ын Со!

Из дверного проема показалась голова классного руководителя. Все ученики одновременно посмотрели на него, но учитель окинул взглядом аудиторию и поманил меня.

— Иди за мной.

— Я?..

— Да, ты! У нас что, в классе есть еще один Хван Ын Со? Пошли уже. Эй, староста, собери у всех мобильные телефоны и принеси их мне.

Я поморщился, но пошел за классным руководителем. Хотя была перемена, когда я выходил из аудитории, вокруг стояла удивительная тишина. Обжигающая тишина.

Будто все мои одноклассники знали, почему меня вызывают. Похоже, ни у кого из них не вызывал никаких вопросов тот факт, что меня позвал классный руководитель. Только ботаники, что с самого утра готовились к занятиям, сидели, уткнувшись в свои тетради.

— Хван Ын Со.

Мы были в учительской.

— Да?

— Может, ты где-то накосячил? Или что-то в этом роде? — спросил классный руководитель с невозмутимым лицом.

По его тону и не скажешь, что что-то случилось. В учительской кроме нас было еще несколько учеников в школьной форме. Они пришли за распечатками. И их учителя делали последние приготовления возле принтера.

— Что?

— Ну, может, ты что-то натворил? Не припоминаешь?

— Нет… — моё сердце громко билось.

— Значит, нет.

— Угу.

Классный руководитель почесал затылок.

— Эй, Хван Ын Со. Никуда не ходи и не рассказывай, что я тебе сейчас сообщу. Хорошо?

— Ага…

— Послушай это.

Классный руководитель дал мне наушники. Они были подключены к его компьютеру. Учитель клацнул мышкой и в наушниках зазвучала запись голоса.

— Эй. Не бей пока что! Просто поставь его на колени!

— Да-а-а. На этот раз много запросов. Сейчас с помощью жеребьёвки мы определим пять человек, чьи запросы выполним.

У меня волосы стали дыбом.

— Итак, человек, чей запрос будет сегодня удовлетворен… Дама. Поздравляю тебя, Дама. Почему все молчат? Давайте похлопаем.

— Ва-а-ау!

Это был мой голос. И голоса друзей, которые бросили мне на парту записки.

— Давайте посмотрим, что там написала Дама… Ага. И даже предоставлен бюджет – 10000 вон, в качестве расходов на питание, чтобы мы не голодали. А для звезды нашего шоу – смешаем чачжанмён2 и чампон3…

Классный руководитель остановил запись.

— Ты слышал эти голоса?

— Да.

— Вчера я получил этот файл по электронной почте. Хотя качество звука не очень хорошее, но прослушав, я подумал, что голоса на записи похожи на твой и голоса других детей. Поэтому я спрашиваю. Хван Ын Со, это ты?

— Нет, — я еле смог изобразить смущение. — Что за «Дама»? Это из какой-то пьесы?

— Ну, как сказать. Я прослушал запись от начала до конца и вот, что странно. К тому же в электронном письме было написано «расскажите Хван Ын Со, ученику второго года обучения из пятого класса». Поэтому я подумал, может, это какая-то шутка…

С ума сойти. Значит, вот как угрожают ребятишкам.

К счастью, классный руководитель – тот ещё болван. Даже после прослушивания записи, максимум, что он заподозрил – это детскую шутку. Если честно, он настолько бестолковый, что даже не знает, что творится прямо под его носом. Хоть в чем-то мне повезло.

«С одной записью он ничего не сможет сделать. Это пустяк».

Наверное, кто-то из моих друзей или один из клиентов скопировал запись. Этот файл – не более чем шутка. Кто бы это ни сделал, будь у него более убедительные доказательства, он бы не стал отправлять такую запись…

«Проблема в том, что даже такая мелочь испугала детишек. Вот чёрт».

Классный руководитель посмотрел на меня.

— Это же шутка?

— Конечно, эм… Я могу рассказать об этом другим одноклассникам?

— Нет, никому об этом не говори. Во всяком случае, пока что. А теперь возвращайся в класс.

— Хорошо, — я развернулся и пошел прочь от стола классного руководителя.

«Вот черт! Черт-чёрт-чёрт!»

Стоило мне открыть дверь учительской, как я столкнулся со старостой. Он держал в руках голубой пластиковый ящик, куда собирал телефоны. Пока я отсутствовал, он успел забрать все.

— Ой, прости, — сказал староста с таким же выражением лица, как и обычно, он был похож на зубрилу.

Староста сделал шаг в сторону, чтобы пропустить меня. В обычное время я бы сказал «спасибо», но сейчас мне было не до этого. Я просто зыркнул на него и вышел в коридор.

«Если я узнаю, какая сволочь сперла видео, я сотру его в порошок! Вот сукин сын. Думаешь, это смешно?! Это уже переходит все границы! Как кто-то может так поступать со своими друзьями?»

За спиной раздался тихий звук закрывающейся двери.

Чачжанмён – корейское блюдо: лапша с пастой из черных бобов.↩︎ Чампон – китайское блюдо: острая лапша в бульоне с дополнительными ингредиентами (морепродукты, овощи, мясо).↩︎