Глава 145. Друг (часть 1)

— Ага. Ничего не могу с собой поделать, у меня доброе сердце, — ухмыльнулся староста.

«У него и такое выражение лица бывает?»

Как странно. Мы учились вместе с первого года старшей школы, но я почти не разговаривал с ним.

— Я баллотируюсь в президенты студсовета, хочу получить рекомендацию для университета, но… нет, я же староста. Я постараюсь решить и эту проблему. Нужно поговорить с Ким Юлом. Ты знаешь его номер?

— Э-э-э… Секундочку.

Просматривая номера в списке контактов своего телефона, я понял одну вещь – староста не знает номер Ким Юла. А вот все мои одноклассники, которые смотрели снятые мною видео, знали. Другими словами…

«Староста не преступник».

Хотя он может быть причастным.

«Нет, он же обычный ботаник. Как он бы получил файл с записью?»

Староста – мой спасательный круг. Это точно. Поэтому я про себя кивнул.

— А… — вздохнул староста. — Нет, наверное, не стоит это делать по телефону. Просто тихонечко расспрошу Ким Юла, когда тот придёт завтра в школу.

— Ага, точно. Это не телефонный разговор. Спасибо, что стараешься помочь.

— Если ты благодарен, тогда проголосуй на выборах за меня, а не за свою девушку.

— Окей.

Всё равно мы с ней сегодня расстались. Похоже, староста ещё об этом не знал, что также избавляет от подозрений на его счёт.

«Хорошо».

У меня появилась надежда.

«Это ещё не конец. Ничего не кончено! Раз есть хотя бы один человек на моей стороне, я должен использовать его в своих интересах. Это ведь не продлится вечно… Через какое-то время мои друзья вернутся».

С этого дня староста начал действовать. Я не знал точно, что он предпринимал, но, похоже, он пользовался своим образом прилежного ученика, который формировался в течение многих лет.

— В общем, я поговорил с Ким Юлом, — сказал мне староста на следующий день во время обеденного перерыва.

Сегодня я снова не пошёл в столовую. Одноклассники по-прежнему предпочитали держаться от меня подальше, а я не хотел привлекать лишнего внимания. Поэтому у нас двоих состоялось тайное собрание в пустом классе.

— Правда? И что он сказал?

— Ты должен принести официальные извинения на глазах у всех. Он сказал, что не примет твои извинения, если ты принесёшь их при встрече один-на-один. Если ты искренне извинишься и об этом узнают другие, то он тебя простит.

Вот псих.

«Что ещё за извинения такие?»

Он просто хочет меня опозорить. Ким Юл ничем не отличается от других одноклассников. Он захотел попробовать вкус власти.

— А ещё он несколько раз сказал, что, если извинения не будут искренними, он их не примет. Хм, похоже, он очень зол на тебя.

«Почему он всё никак не успокоится?»

Разве нельзя просто дать ему миллион вон и покончить с этим? Этот нищеброд был бы рад их получить.

— Что значит «искренними»? Что мне сделать, чтобы мои извинения звучали искренне?

— Ну, я тоже не уверен в этом… В любом случае, ты должен извиниться в присутствии других ребят. Может, заранее напишешь текст извинений? — спросил староста слегка раздражённо.

Он наконец-то заметил, что ситуация сложнее, чем он ожидал.

Чёрт. От этого зависит не только моя школьная жизнь, но и моё будущее. Если уж решил притвориться хорошим – делай это до конца!

— Ага. Я должен написать текст с извинениями. Ох… — я сделал как можно более жалкое выражение лица.

Хван Ын Со, это идеальный момент, чтобы раскрыть в себе талант актёра.

— Действительно, почему я вообще издевался над Ким Юлом? Другие ребята тоже это делали, поэтому я даже не подумал их остановить. Блин. Я не должен был этого делать.

Ну же, давай, посочувствуй мне. Сочувствуй, я же просто человек. Я умею сожалеть. Не умирать же мне из-за пары ошибок? Давай, пожалей меня!

— Это естественно, что Ким Юл злится на меня. В любом случае, мне стоило бы сказать другим ребятам… Ох… Теперь мне так стыдно. Я хочу извиниться перед всеми учениками. Правда.

Староста безучастно смотрел на меня. У него были бездонные, как колодец, глаза. Трудно понять, о чём он думает. Но, должно быть, он внимательно меня слушал.

— У меня есть идея, — староста вскочил со своего места.

— А?

— Я придумал, как попросить прощения у Ким Юла. Подожди, мне нужно в учительскую.

Староста выбежал из класса. Это был какой-то абсурд. Что он собирался делать? Я остался один в пустом классе, достал булочку и начал есть. Я успел съесть только половину к моменту, когда староста вернулся.

— Отлично! Учитель всё подтвердил.

— Что?

— Скоро выборы, участники будут выступать на сцене. Я спросил, может ли ученик, не являющийся кандидатом, подняться на подиум и произнести речь. И он сказал, что нет правила, которое бы это запрещало.

Староста уверенно улыбнулся

Я вытер губы.

— Ты сказал, что хотел бы извиниться перед всеми учениками. Вообще-то, я уже написать речь, с помощью которой одержу победу над твоей девушкой на выборах, но это даже лучше.

— Эм…

— Слушай внимательно, — староста подсел ко мне и достал тетрадь, на её страницах красовались записи, сделанные старомодным почерком. — Хван Ын Со, ты принесёшь свои извинения перед Ким Юлом. А затем я беру микрофон и произношу речь. Что-то вроде: «В качестве президента студсовета, я хочу создать общество, где мы признаём и прощаем ошибки друг друга». Понял?

Сначала я ничего не понял.

— Я ничего не буду приукрашивать. И это не будут, как обычно в таких ситуациях, пустые обещания. Не знаю, какой будет речь твоей девушки, но она очень богата, так что, наверное, будет заманивать публику заявлением, что воспользуется личными средствами для установки освежителей воздуха в туалетах по всей школе. И починит держатели для салфеток и туалетной бумаги. Если я буду соревноваться с ней в таком ключе, мои шансы на победу равны нулю… Ладно. Давай бороться своими методами.

В тетради старосты был записан слоган:

«Студсовет – решение всех бед!

Нужен ответ – иди в студсовет!

Это окно экстренной связи для учеников!»

— А…

У старосты заблестели глаза.

— Как тебе?

Я почувствовал себя невеждой.

— Настала эпоха перемен! Все устали от освежителей воздуха, держателей для туалетной бумаги и тому подобного. Эти обещания все слышат ещё с начальной школы. И больше это не сработает. Давай воспользуемся новым методом – историей!

— Угу.

Действительно, все эти предвыборные обещания уже стоят поперёк горла. Нужно говорить что-то более правдоподобное. Так что идея, пришедшая в голову старосте, кажется совсем неплохой.

«Вот хитрюга, — я посмотрел на старосту другими глазами. — Тебя совсем ничего не интересует, кроме собственных выборов?»

Мне всё хотелось знать, почему он мне помог. Староста, эгоистичный ты сукин сын. С самого начала он только и думал, как бы использовать меня для победы. На самом деле, ему безразлично, что сейчас происходит в классе. Ему совсем не интересно, что сделали с Ким Юлом и почему все так себя ведут со мной. Он просто решил, что сможет нас использовать на выборах. К тому же, сама причина выставить свою кандидатуру – желание поступить в хороший университет!

«Ладно».

Но теперь я с подозрением наблюдал за старостой.

«А этот ублюдок довольно разговорчив».

Староста – мой одноклассник, который так же смотрит в будущее. Оно его беспокоит. Он хочет поступить в престижный университет и жить хорошей жизнью. Сколько ещё человек всерьёз нацелятся на пост президента студсовета для того, чтобы получить рекомендации для Сеульского национального университета?

«Он похож на меня».

Такие, как он, заслуживают большего доверия, чем тот, кто притворяется хорошим безо всякой причины. Этот парень определённо добьётся успеха в обществе.

— До выборов осталось всего пара дней. Стоит ли так менять стратегию из-за меня?

— Да, стоит. Мне важна победа, — улыбнулся староста. — Если считать и создание плаката, я потратил на подготовку к выборам двадцать часов. Я не могу всё бросить и сбежать после того, как потратил на это двадцать часов вместо того, чтобы учиться это время.

«Его образ мышления похож на мой».

Я начал доверять ему ещё больше. Я чувствовал с ним близость, дух товарищества.

— Понятно, староста. Я помогу, чем смогу. А ты взамен должен помочь мне. Скажи одноклассникам, что я хочу помириться. Мне жаль, и я хочу снова с ними ладить.

— Ага, отлично. Это взаимовыгодная сделка.

Мы пожали руки.

— Рассчитываю на тебя.

— И я!

Я должен помочь старосте с выборами. Даже если я ничего не могу сделать, я могу хотя бы подправить плакат и собственную речь.

Издевательства со стороны друзей никуда не делись. Шутки шутками, но то, что у меня появились хоть какие-то дела в школе, уже хорошо сказалось на моём психологическом состоянии.

— Ого. А ты хорошо пишешь.

Староста остался доволен, прочитав мою речь. Это было после уроков, только мы двое остались в кабинете на закате.

— Теперь, если ты как следует сыграешь свою роль, мы одержим безоговорочную победу.

— Сыграю роль? — покачал я головой. — Какую роль?

— Хм? Хван Ын Со, давай признаем, тебе же совсем не стыдно перед Ким Юлом. Всё нормально, я тебя ни в чём не виню. Тебе не обязательно раскаиваться от всего сердца, но извиниться нужно. Ну ты посмотри: «Я приношу искренние извинения перед лицом всей школы», — выплюнул мои же слова из речи с извинениями староста. — Где же тут настоящие извинения? Скажи ты хоть сотню раз, что тебе очень жаль, ты не будешь чувствовать сожалений. За извинениями должны следовать какие-то реальные действия. В этом плане ты должен быть в сто крат лучше, чем другие ребята. Я вчера тайком расспросил Ким Юла, не просил ли у него кто-нибудь прощения. И, как итог, – нет. Никто из ребят не извинился. Ты будешь единственным. Да уж. У детишек из нашего класса нет ни стыда, ни совести.

— Староста, ты… — он действительно это сказал? Я впечатлён.

— Я, конечно, тоже получу с этого выгоду. Но если ты, Ын Со, скажешь: «Голосуйте за мою девушку!» – то я потеряю десятки голосов. И в таком случае даже если тебя будут избивать, я и пальцем не пошевелю.

— Вау, какой ты мерзкий…

— Ага. Спасибо. Но разве не все люди ещё те отбросы?

Я рассмеялся. Это правда. Я не смеялся так с тех пор, как меня бросила девушка.

«А этот малый действительно кое-что смыслит в жизни».

Люди – это мусор. Животные. Если человек кажется порядочным и скромным, он превращается из зверя в домашний скот. И только те, кто быстро это осознают, смогут выжить.

[В настоящее время погружение завершено на 100%.]

Поэтому лучше быть не козлом, а гиеной. А если улыбнётся удача, то ты сможешь стать львом. И тогда ты добьёшься успеха.

Те, кто жалуются на сложности человеческих отношений, делают это лишь потому, что сами пытаются видеть в людях людей. Такие животные ничего из себя не представляют.

У тебя нет друзей? Значит, от тебя нет никакой пользы. В лучшем случае, с тобой можно повеселиться и снять стресс. У тебя много друзей? Это потому, что общение с тобой выгодно.

И это не всё. Настоящая дружба возникает только при наличии взаимной выгоды.

«По крайней мере, я ничего не потеряю от союза с ним», — рассмеялся я про себя.

— Староста, ты же не кинешь своего друга?

Староста ухмыльнулся.

— Я должен стать президентом студсовета. Речь всё ещё не идеальна, попробуем её улучшить. Я изо всех сил постараюсь сделать так, чтобы одноклассники тебя простили. Но если мы проиграем, всё будет напрасно.

— Лады. Я напишу офигенную речь. Да если нужно будет, я на выступлении слезами зальюсь! Если ты не станешь президентом студсовета, то я не Хван Ын Со! Да я умру ради победы!

— Отлично. Я тебя услышал. Прошу, позаботься обо мне, Ын Со.

И мы вместе засмеялись.