Глава 146. Друг (часть 2)

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Кажется, впервые с тех пор, как я поступил в старшую школу, у меня появился настоящий друг.

«Потому что человек, протягивающий руку в трудную минуту, и есть настоящий друг».

Если задуматься, я был таким самонадеянным все эти годы. Люди могут ошибаться. Например, я слишком доверял этим ребяткам. Но не учел того факта, что один из моих друзей может скопировать записи и подставить меня.

«Все в порядке. Меня ждёт долгая и счастливая жизнь».

Сейчас я учусь на втором году старшей школы и проживу еще лет шестьдесят. В будущем я еще ни раз совершу ошибки и столкнусь с разочарованием и неудачами.

«Но всегда есть шанс все изменить».

Так что не стоит терять веру так легко. Не стоит сдаваться слишком рано. Нужно верить в себя и доверять друзьям! В отличие от этих мерзких отбросов, я сильный! Я очень сильный человек.

«На ошибках учатся».

Так что я сделаю вид, что это был хороший урок от жизни.

«Лучше получить под дых до того, как выйти в свет. Точно. Так и буду думать. Моё дело не рухнуло. Меня не схватила полиция. Надо мной просто слегка поиздевались детишки. Но всё разрешится после выборов».

Это действительно хороший опыт.

«Нужно незаметно вставить в речь извинения перед моей девушкой. Я не могу сделать это открыто. Так что сделаю так, чтобы поняли только те, кому это будет адресовано».

Надо попросить прощения перед клиентами за причинённые неудобства.

«На самом деле, я и правда должен извиняться перед клиентами, а не перед Ким Юлом. Но если он примет мои извинения, то и клиенты снова смогут ко мне вернуться. Так что я должен вложить всю искренность в свои слова».

День выборов президента студсовета.

Я наконец-то закончил свой шедевр.

«Здравствуйте, я Хван Ын Со, ученик 5-го класса 2-го года старшей школы.

(Склонить голову в приветствии.)

Сегодня я вышел на сцену, хотя даже не баллотируюсь в президенты студсовета. И причина в том, что мне есть, в чём признаться.

Уважаемые ученики старшей школы Синсо. Я совершил ужасную ошибку. Я, Хван Ын Со, присоединился к издевательствам над одноклассником.

(Остановиться на 2 секунды.)

Когда я увидел, что мой друг и одноклассник подвергся издевательствам, то ничего не предпринял. Более того, я и сам оказался вовлечён и начал участвовать в травле. Избиение называлось «шуткой». Насмешки и оскорбления назывались «игрой».

(Перевести дыхание.)

Уважаемые ученики старшей школы Синсо, до сих пор я не осознавал, насколько это неправильно. Я думал, что это просто дружеские подколы. Но такими «шутками» можно ранить человека. Не стоит высмеивать другого человека с помощью таких «игр».

Я даже не осознавал, что поступаю неправильно. Сам того не понимая, своими насмешками я причинял боль. И это моя самая большая ошибка.

Один из кандидатов в президенты студсовета заставил меня осознать свою вину. Сначала я даже не слушал его, потому что не понимал, что сделал не так. Но он оставался со мной в классе после уроков в течение 2-ух недель и беседовал на эту тему. Говорил мне: «Ты должен извиниться, ты можешь извиниться, если ты искренне извинишься, твой друг тебя простит». Спасибо ему большое.

(Поклониться перед старостой.)

Благодаря его усердной работе и поддержке сегодня я могу признаться в своих ошибках перед этим одноклассником и другими учениками. Конечно, если я просто попрошу прощения, боль, которую я причинил своему товарищу, никуда не денется.

(Обвести взглядом аудиторию.)

Я принёс неудобства не только своим одноклассникам и друзьям, но и множеству других людей в этой школе. Это легко сказать, но, думаю, многие люди разочарованы мною.

(Склонить голову перед аудиторией.)

Я ошибался.

(Сказать с опущенной головой.)

Простите меня.

(С этого места говорить грустным голосом.)

(Не смотреть в текст, чтобы все почувствовали искренность слов!)

(Выучить всё наизусть, говорить по памяти! Это важно!!)

В будущем я не буду больше так «шутить» и «играть» без задней мысли. Я всегда буду думать о последствиях. Меня нельзя назвать примером. Поэтому я буду брать пример с моих друзей и других людей.

(Усилить историю, привлечь внимание.)

Мой друг, который стал изгоем, каждый день рано утром приходил в школу, чтобы зайти в питомник. Он заботился о кроликах и курах, до которых никому не было дела.

Он добросовестный парень и действительно хороший друг. Я чувствую себя виноватым за то, что мучил такого искреннего и доброго товарища.

(Дать обещание, которое кажется реальным.)

С сегодняшнего дня я вместо друга… Нет, вместе со своим другом собираюсь приходить в школу каждый день в 6:30 утра и заботиться о животных в питомнике. С сегодняшнего дня и до самого выпуска. Без перерывов на выходные и праздники.

(Почему? Назвать правдоподобную причину.)

Это не только ради того, чтобы извиниться перед моим другом. Но и ради того, чтобы каждый день напоминать себе, насколько ужасную ошибку я совершил.

(Лол.)

Я не могу загладить свою вину, просто попросив прощения один раз. Поэтому это не просто слова! Уважаемые ученики старшей школы Синсо, если я пропущу хотя бы день, пожалуйста, упрекните меня.

Я ещё не изменился. Но хочу измениться. И хочу выразить свою признательность кандидату №2, который приложил все усилия, чтобы изменить меня.

(Не лучше ли упомянуть номер кандидата вместо имени??)

Уважаемые ученики старшей школы Синсо, кандидат №2 заставил меня сегодня здесь появиться. На уговоры одного ученика у него ушло 2 недели.

(Сделать акцент на цифре 2.)

Это не голословное обещание, это искреннее обещание. И я приложу усилия для выполнения обещания. Но это займёт какое-то время. Зато это обещание поможет изменить людей вокруг.

(Не заглядывать в текст речи.)

(Установить зрительный контакт с людьми.)

Кандидат №2 целеустремлённый, он не отнимет вашего времени. Человек, который поддерживает изменения среди своих товарищей.

(Завершение.)

Не знаю, какими вы запомните свои школьные годы, но я надеюсь, что вы с радостью будете их вспоминать. Я хочу, чтобы вы с теплотой хранили эти воспоминания в своем сердце. Я надеюсь, мы все хорошо проведём это время и больше никто ни над кем не будет издеваться.

Давайте постараемся сделать нашу школьную жизнь немного лучше. Давайте постараемся сделать нашу школьную жизнь немного приятней.

И я прошу вас, отдайте свой голос за кандидата под номером 2.

(Опустить микрофон.)

(Громко сказать.)

Ким Юл, прости меня за все! Мне действительно очень жаль! Надеюсь, в будущем мы поладим!

(Склонить голову для извинений.)

(Уйти.)»

Все идеально.

— Хм, хорошо. Пойдет… — прокомментировал староста, прочитав мою речь с извинениями.

Пойдет? Просто «пойдёт»? Он что ослеп? Это не просто «пойдёт», это шедевр! Здесь так много психологических уловок, которых ты даже не замечаешь! Фух, ладно, я должен быть терпеливым и снисходительным.

— Тут есть довольно много вещей, которые нужно запомнить и сказать, не глядя в лист. Сможешь?

— Конечно. Я всю ночь заучивал эту речь. Теперь я могу прочитать ее с закрытыми глазами.

— Прекрасно. За тобой как за каменной стеной, Хван Ын Со. Ты хороший друг, — староста похлопал меня по плечу, вот придурок. — Тогда для начала мы проверим всё на репетиции…

Староста планирует показать свою речь в виде презентации, поэтому в актовом зале должно быть темно. К счастью, если нажать на кнопку и немного подождать, шторы автоматически опустятся.

Во время репетиции мы с моей девушкой встретились взглядами.

— Хм…

Она сделала вид, что не знает меня, но я всё же кивнул ей в знак приветствия и застыл в этой позе. В тот момент она и подняла взгляд.

«Подожди, — улыбнулся я про себя. — Сегодня Хван Ын Со вернётся».

Пришло время предвыборной речи. В аудитории собрались все ученики. Они битком набились в актовый зал. Моя девушка беспокойно расхаживала туда-сюда.

Староста же, наоборот, был крайне спокоен. Он расслабленно сидел, будто совсем не нервничая. А ведь даже я слегка волновался. Интересно, насколько же он решительный?

— Эй, ты не нервничаешь?

— Нет, — тихо пробормотал староста. — Нервничают только те, кто плохо подготовились. А я к сегодняшнему дню так… так долго готовился. Этот день, эту сцену – я всё так себе и представлял. Я не испорчу момент своими нервами.

У меня пошли мурашки по коже от его холодного тона. Последние несколько дней мы проводили много времени вместе после школы, но впервые я слышал от него такой голос.

«Что с ним? Он не такой, как обычно».

Пока я колебался, к нам кто-то подошёл.

— В-вот, — это было знакомое лицо. — М-мы скоро будем начинать… Флешку…

Это был заведующий отдела радиовещания, который не так давно пытался мне угрожать. Когда наши взгляды встретились, он поёжился. Ха, видимо, понял, что был слишком груб со мной.

— Ага, вот она.

Староста передал заведующему флешку. Тот взял её дрожащей рукой.

— Я д-должен запустить файл?..

— Да. Всё как репетировали.

— К-как репетировали… тогда…

— На этом твоя работа заканчивается, — посмотрел староста на заведующего. — Что такое? Думаешь, для тебя есть ещё какие-то задания?

— Нет! Н-нет! Я просто спросил. Прости. Удачи!

Заведующий спустился с трибуны с флешкой. Под сценой стояла техника для радиовещания: ноутбук, проектор и куча другого запутанного оборудования.

«Что?»

Его действия были весьма подозрительны. Хотя он с самого начала казался странным, но я еще не видел, чтобы он так заикался.

— Слово директору школы.

У меня не было времени разбираться с подозрительным поведением заведующего. Директор, а следом и председатель избирательной комиссии (в прошлом году президент студсовета был там представителем) негромко проговорили тексты своих выступлений. В какой-то момент в шумном актовом зале, где собрались все ученики, воцарилась тишина.

— Итак, пусть сюда выйдет кандидат №1.

Первой выступила с речью моя девушка. Как и предполагал староста, она много чего наобещала. На выполнение этих обещаний потребовалось бы много денег, но большинство учеников хорошо знают, что моя девушка достаточно богата, чтобы сдержать своё слово.

«Просто, но эффективно».

Моя девушка ушла под бурные овации.

«Всё хорошо. Если моя актерская игра не подведёт, мы выиграем. Нет, старосте даже необязательно побеждать. Всё, что мне нужно, это просто извиниться перед Ким Юлом на глазах у всех. Этого… хватит».

Я сделал глубокий вдох.

— Теперь пусть выйдет кандидат №2.

Я оглянулся. Староста посмотрел на меня и кивнул.

«Хорошо».

И я вышел.

«Я должен вжиться в роль».

Я поднялся на помост. С каждым шагом ко мне приковывалось всё больше взглядов. Я отчаянно пытался успокоить своё рвущееся наружу сердце. А потом плотные шторы закрыли солнечный свет и актовый зал погрузился во тьму. И только после того, как заведующий отдела радиовещания настроил проектор, сцену начал освещать яркий свет. В воздухе, пронизанном лучами, мерцали пылинки. На меня устремились сотни глаз. Я слышал дыхание сотни человек.

— Здравствуйте, — медленно произнёс я. — Я Хван Ын Со, ученик пятого класса второго года старшей школы. Сегодня я вышел на сцену, хотя даже не баллотируюсь в президенты студсовета. И причина в том, что мне есть, в чём признаться.

«Ох».

Как только я начал, напряжение исчезло, словно волной смыло. Нет, я всё еще волновался, но проявил все свои актёрские способности, чтобы подавить волнение и свободно говорить.

«Давай же».

Мой голос становился то тише, то громче.

«Ну!»

Моё выражение лица казалось естественным. Я чувствовал, что мышцы лица двигаются как надо.

«Бл*ть, будь что будет!»

Если задуматься, это ведь я снял бесчисленное количество видео. Я был режиссёром, который ставил пьесу с участием Ким Юла. Очевидно, что это тоже своеобразная сцена. Я самый опытный актёр, чем кто бы то ни был в старшей школе Синсо.

— Уважаемые ученики старшей школы Синсо, до сих пор я не осознавал, насколько это неправильно!..

Основной стимул – издевательства. Тут вступили в силу актёрские способности, и даже ученики с третьего года, которые не особо интересовались выступлением, смотрели на меня.

— Я ошибался.

На меня смотрели все ученики.

— Простите меня.

Казалось, я могу почувствовать рукой тепло их дыхания.

— Я еще не изменился. Но хочу измениться!

Смотрите, смотрите на меня! Хван Ын Со ещё не умер! Он не умрёт. Да, то, что я допустил утечку файла с записью, ужасно. Но это просто ошибка. И я могу прикрыть эту ошибку. Я великий человек. Мне не нужно было поворачивать голову, чтобы понять, что моя девушка смотрит на меня, онемев от изумления.

— И я прошу вас, отдайте свой голос за кандидата под номером два.

Я отошел от микрофона на пару шагов и воскликнул:

— Ким Юл!

Я был убеждён в победе.

— Прости меня за все! Мне действительно очень жаль!

Я поклонился в ту сторону, где собрались ученики из пятого класса второго года старшей школы.

— Надеюсь, в будущем мы поладим!

Воцарилась тишина. И вдруг эту тишину в актовом зале разрушил тихий звук. Хлоп – с одного из мест, перед которым стоял я в поклоне, раздались аплодисменты. Хлоп-хлоп, хлоп, хлоп.

Ким Юл встал и захлопал в ладоши. Да, это был Ким Юл. Человек, у которого я просил прощения. И он аплодировал стоя. Хотя выражение его лица оставалось равнодушным, а аплодисменты сухими, у них было только одно значение – я был прощён!

Следуя примеру Ким Юла, начали аплодировать и другие ученики. Аплодисменты были заразительными. Ученики хлопали в ладоши, будто только что посмотрели хорошее представление. Даже учителя аплодировали.

«Ха-ха!»

На моих глазах выступили слезы.

«Спасибо!»

Я был счастлив совсем не потому, что Ким Юл меня простил. Какая мне разница от того, простит меня этот отброс или нет? Я сделал это. Я попал в ад, а потом выбрался из него. И я гордился собой.

«Спасибо… мне! Спасибо, что не сдался! Хорошо поработал!»

Хлоп-хлоп-хлоп-хлоп…

«И вам спасибо!»

Хлоп-хлоп-хлоп, хлоп, хлоп-хлоп…

«Спасибо, скоты, что поддались этой атмосфере! Спасибо! Оставайтесь таким же стадом и дальше! Я закончу школу, вольюсь в общество, стану взрослым самостоятельным человеком, а вы так навсегда и останетесь животными!»

Я был благодарен всем в этом мире.

— Эй, — раздалось из динамиков, установленных в актовом зале. — Сонбэ.

Аплодисменты всё не стихали, поэтому звук из динамиков перекрывался шумом. Но заведующий отдела радиовещания отрегулировал громкость и звук стал чётче.

— Ничего, что ты снимаешь?

Я вытер слёзы. Не уверен, но вроде заведующий включил какое-то видео. Я обернулся, чтобы увидеть картинку.

— Не волнуйся.

На видео появилось знакомое лицо.

— Я покажу его паре человек и удалю.

Это был я.

— Здравствуйте, дорогие гости. Сегодня возвращается Ким Юл TV, которого вы так долго ждали! Ах, я получил много записок, где говорилось, что название «Ким Юл TV» звучит как-то по-деревенски. И я с вами согласен!

Казалось, что все это было нереальным. На видео я, держа видеокамеру, снимал себя и Ким Юла. Тогда «игра» ещё не началась. Детишки баловались и толкали легонько Ким Юла.

— Но я без понятия, как его назвать. Ха-ха! Поэтому я буду признателен, если отправите записки с названиями для моих выпусков!

Чего?

— А теперь пора заканчивать с приветствиями. Как же мы сегодня будем развлекаться с Ким Юлом? Много человек отправили свои записки с пожеланиями. Из тех, кто стал участников, и тем самым снискал славу и почет, победителем является… Та-та-та-та!

Ученики, собравшиеся в актовом зале, начали перешёптываться.

— Дама!

Учителя смотрели видео.

— Поздравляю! Итак, я собираюсь объявить запрос Дамы. Быстренько, подготовьте две упаковки бананового молока. В одну засунем сороконожку, а в другую…

Волосы на голове стали дыбом.

— Хван Ын Со, ты сумасшедший ублюдок! — закричала моя девушка.

Она вернулась на своё место после выступления. А теперь встала и начала кричать.

— Сумасшедший сукин сын! Грёбаный мудила! Ты кусок дерьма…

Но я не расслышал, что там ещё кричала моя девушка. Голова шла кругом. Я инстинктивно повернулся и посмотрел на заведующего отдела радиовещания. Он сидел, низко склонившись над ноутбуком, держа в руках мышку.

Я снова обернулся, но уже чтобы посмотреть на старосту. Он улыбался.

Его улыбка казалась очень доброй.