Глава 618. Рожденный после смерти отца ребенок

Услышав, что сказала Оливия, Роланд не мог не вздохнуть, переполненный смешанными эмоциями.

История была совсем не сложная. Когда Джеральд Уимблдон служил командиром в пограничных войсках, он наведывался на Хребет Холодного Ветра во время Демонических Месяцев, чтобы помочь церкви в борьбе с демонами. Во время одного из таких его пребываний здесь в баре таверны он встретил девушку по имени Оливия и влюбился в нее.

Учитывая статус Оливии, Джеральд не мог жениться на ней и открыть публике их отношения. В конце концов, он тайно купил дом в городе для их любовного гнездышка. Роланд не мог судить, была ли это настоящая любовь или нет, но он знал из воспоминаний Принца Роланда, что Джеральд действительно отказался от брачного союза с другими аристократками и не имел возлюбленных в Королевском Городе. То, что делал Джеральд, было совершенно невероятно для взрослого Принца, был даже пущен слух, как вспомнил Принц Роланд, что Принц Джеральд был геем.

Содержание зашифрованного письма, которое было предоставлено Оливией, было еще более невероятным. По словам девушки, Джеральд решил сделать ее своей Королевой, и вместо того, чтобы просто говорить об этом, он даже оставил об этом записи. Если бы письменные доказательства открылись, Король Уимблдон III устроил бы Джеральду нелегкую жизнь.

Оливия жила в сказке не долго. Вскоре после того, как известия о том, что Тимоти приговорил Джеральда к смерти достигли Северного Региона, ее спокойная жизнь подошла к концу, и страдания неизменно наполняли её жизнь. Охранники, оставленные Джеральдом, ушли, не попрощавшись, а затем и ее дом был ограблен. Без источника дохода ей пришлось снова вернуться к работе в баре таверны.

Но и это было ещё не всё. Владелец таверны затаил обиду на неё из-за её внезапного ухода и время от времени начал распускать руки. Он даже принудил ее спать с ним.

В течение последних шести месяцев жизнь Оливии была ужасной. Жена владельца не осмеливалась попрекать мужа, поэтому она обратила весь свой гнев на Оливию. Владелец часто игнорировал происходящее, а иногда даже присоединялся к своей жене в издевательствах и унижениях Оливии.

Роланд никогда бы не стал критиковать ее за слабость, так как для него было не удивительно, что она мирилась с несправедливым обращением. Будучи беспомощной обычной женщиной, ей пришлось столкнуться с самой большой проблемой в ее жизни, борьбой за жизнь. Что касается исчезновения охранников и кражи, Роланд подумал, что все это не случайно. Учитывая, что вор смог проникнуть в ее дом именно тогда, когда она отсутствовала, и легко нашел место, где она прятала свои деньги, это должно быть был кто-то из своих.

— Так что я могу сделать для Вас? — спросил Оливию Роланд.

Он решил помочь ей. И не из-за Джеральда, человека, которого он никогда не встречал, его даже можно было считать наполовину врагом на основе воспоминаний Принца Роланда, Роланд просто хотел помочь этой замечательной женщине, которая пережила такое несчастье, но все еще терпеливо ждала шанса спасти себя.

Кроме того, Роланду ничего не стоило помочь ей.

Он не жаждал жены своего старшего брата, как кто-то мог ожидать.

Он поклялся!

— Я хочу покинуть таверну… Ваше Величество. Не могли бы Вы найти для меня новую работу? — тихо ответила Оливия.

— Вы уверены, что по-прежнему хотите остаться в Северном Регионе? Если владелец таверны не может забыть Вас, он не позволит Вам так легко уйти. Вы можете отправиться в Западный Регион на корабле. Там Вы найдете работу, еду и даже дом, —  сказал Роланд, размахивая руками. Он не хотел деградировать, вовлекая себя в гражданский спор, подобный этому.

После колебания, Оливия ответила ещё тише:

— Ваше Величество… Я, я хочу остаться здесь.

— Я думаю, что она Вас боится. Как обычная женщина, она, по крайней мере, вполовину так же красива, как Эдит. Владелец таверны не просто так пускает слюни, — прошептала Найтингейл в ухо Роланда.

Роланд тихо сказал:

— Чепуха.

Поговорив с Найтингейл, он кивнул Оливии и сказал:

— Хорошо, я скажу Герцогу Кальвину, чтобы он увез вас в Город Вечной Ночи. Уже поздно, Шон поможет найти для Вас отель, где Вы и переночуете сегодня.

— Я никогда не забуду вашу доброту, Ваше Величество, — она снова опустилась на колени и сказала. — Но… мне нужно вернуться домой.

— Дело ваше, — Роланд поднял бровь. Он повернулся к Шону и приказал. — Проводи эту даму.

Когда Оливия подошла к двери, Роланд вдруг спросил:

— Кстати, у вас есть… ребенок с Джеральдом?

Она, казалось, испугалась и через некоторое время ответила:

— Простите, Ваше Величество… У меня нет детей, что продолжили бы его род.

После того, как она ушла с охранником, Найтингейл вышла из Тумана и сказала:

— Её последние слова — ложь.

— Хм, я знаю, — Роланд дернулся. — Из неё плохая лгунья, и это объясняет, почему она оставалась с владельцем таверны.

— Из-за ребенка?

— Владелец, должно быть, знает, что это Принц Джеральд Уимблдон увел ее. Он также ясно обрисовал ей, что произойдет с ребенком, если Тимоти узнает правду. Чтобы защитить ребенка Джеральда, она должна была делать то, что говорил ей владелец. Я думаю, что все было примерно так.

— Хотите, чтобы я больше узнала? — спросила Найтингейл.

Роланд долго смотрел на Найтингейл, а затем многозначительно улыбнулся:

— Ты беспокоишься, что я собираюсь похоронить этот секрет навсегда, как Тимоти? Расслабься, я не причиню вреда ни в чем не повинным людям. Даже члены семьи Герцога Райана все еще находятся под домашним арестом в Городе Беззимья.

Феодальный правитель не жалел никого в семье своего врага, но Роланду не нравилась эта идея коллективного наказания, не говоря уже об убийстве незаконнорожденного ребенка простой женщины, который, по-видимому, не угрожал престолу.

— Я выполню любые ваши приказы, — медленно сказала Найтингейл.

— Понятно… Ну… тогда сделай мне массаж, — Роланд взял ее за руку и положил себе на плечо.

* * *

Оливия вернулась к своей деревянной хижине, которая была построена для иммигрантов. Ее шаги разбудили спящего ребенка.

— Уа-уа-уа.

Ребенок заплакал.

Жена владельца таверны тут же начала кричать из соседней комнаты.

— Черт возьми, заставь его заткнуться! Иначе я смою его в туалет, и он окажется в Бесшумной Реке!

— Из-извините, я мигом его успокою.

Пренебрегая прохладой ночи в Городе Глубокой Долины, Оливия поспешно сняла свое грязное платье и взяла ребенка на руки. Ребенок мгновенно прильнул к ней, умело отыскав сосок.

Наконец она вздохнула с облегчением.

Ей повезло, поскольку она не ошиблась и владелец таверны еще не вернулся.

С тех пор, как они покинули Хребет Холодного Ветра, он становился все более и более жестоким. Большую часть времени он проводил в местных тавернах за азартными играми и редко касался ее. Вот почему у Оливии был шанс выскользнуть вечером, чтобы попросить младшего брата Джеральда о помощи.

Она не посмела рассказать Роланду, что она родила ребенка от Джеральда или, что отправлялась в Западный Регион, который находился под полным контролем Короля. Она боялась, что Его Величество не захочет, чтобы этот ребенок существовал. В таком случае, она больше не сможет защитить своего ребенка.

Оливия осторожно коснулась головы ребенка. В тусклом лунном свете она могла видеть серые волосы на его голове, что было особенностью Семьи Уимблдон.

Ей было очень жаль, что у Джеральда не было возможности встретиться со своим ребенком. Она не знала, что беременна ребенком Принца, пока не получила письмо на Хребте Холодного Ветра.

После того, как его накормили, довольный ребенок нахмурился и снова заснул.

Оливия опустила голову, чтобы поцеловать ребенка в лоб.

Она решила вырастить его сама, невзирая ни на какие жертвы.