Глава 622. Языки грома

На следующее утро Роланд получил сообщение от Мэгги, как только пришел в командный пункт со своим завтраком.

— Церковь выдвигается, угу! — волнение в её голосе было слышно и через Магический Камень. — Группа покинула Хребет Холодного Ветра и движется вперед к линии обороны, угу!

— Сколько их?

— Один, два, три… пять в общей сложности!

Роланд, готовившийся к жестокой битве, сел и сказал:

— Что? Пять?

— Они одеты в мерцающие доспехи, и высоко держат флаг Священного Города. Какая показуха, угу! Мне нужно сообщить наводчикам пушки?

— Э-э… Нет, ты просто продолжай следить за тем, что будет делаться на Хребте Холодного Ветра, — Роланд положил хлеб себе в рот, удивляясь:

«Что задумала церковь?»

— Они, вероятно, идут сюда, чтобы умолять о пощаде? — дернулась и сказала Найтингейл.

— В таком случае, церковь вообще не посылала бы армию на Хребет Холодного Ветра, — Роланд нахмурился.

Спустя полтора дня взвод достиг линии обороны. Священник, возглавлявший войско, утверждал, что они были эмиссарской делегацией, посланной церковью, чтобы встретиться с Его Величеством Роландом. У них имелось для молодого Короля Королевства Грэйкасл рукописное письмо от Верховного Понтифика.

— Что думаете? — Роланд собрал Советников и ведьм. — Может быть, это хитрость Очищенных Ведьм?

— Я хотела бы сразу спросить у Вас, — сказала Эдит. — Вы согласитесь на мирные переговоры, если церковь захочет сдаться?

Роланд без колебаний отверг эту возможность:

— Только если они расформируют Армию Божественной Кары и передадут всех старших руководителей и тех, кто убивал невинных суду. Однако я не думаю, что церковь примет такие условия.

— Ваша правда, — мгновенно ответила Эдит. — В этом случае вы не должны встречаться с эмиссарской делегацией. Не говоря уже о том, идет ли речь о каком-либо заговоре, переговорный процесс может повлиять на Вашу решимость.

— Я с этим согласна, — Агата кивнула. — Даже если у этих пятерых и не замечена магическая реакция, но способность ведьмы очень странные, никто не может быть уверен в том, что произойдет дальше.

— Возможно, нам нужно просто захватить их для допроса и тайно избавиться от них, когда мы узнаем, в чем их главная цель, — сказал Железный Топор, проводя ребром ладони по горлу.

— Ваше Величество, Королевство Грэйкасл совсем не Город Железного Песка, — Сэр Элтек быстро вмешался. — Лучше не делать этого, когда новости об этом распространятся, это испортит Вашу репутацию.

— Я знаю, — Роланд некоторое время размышлял, смотря на Железный Топор. — Попроси их оставить письмо и отправь их восвояси.

— Да Ваше Величество

Роланд не мог не удивиться:

«Что же написал высший правитель Гермеса? Это будет совет или побуждение?»

После нескольких проверок от Сильвии и Агаты, рукописное письмо Папы Святого Города, наконец, дошло до Роланда.

Открыв изысканный конверт, он обнаружил на удивление изящный почерк.

И содержание письма удивило Роланда.

Папа искренне описал происхождение и цели церкви и раскрыл существование великого врага человечества — демонов.

Если бы Роланд не знал о четырехсотлетней тайне, то, вероятно, содержания этого письма было бы достаточно, чтобы смутить его и сбить столку.

«Это стратегия противника? Запутать противника, рассказывая древние придания, чтобы мирные переговоры казались искренними?»

В результате, после возвращения первого взвода, Хребет Холодного Ветра отправил еще один взвод солдат. Их тоже было пять.

Разумеется, Роланд не встречался и с ними, а попросил их просто оставить письмо.

На этот раз содержание письма было более глубоким, там упоминалась Битва Божественной Воли, и краткое описание Союза до того, как была сформирована церковь — Папа считал, что битва раз в 400 лет, что вовлекает разные расы, есть испытание человечества, ниспосланное божествами.

Роланд пренебрёг этой идеей, но почувствовал легкое беспокойство в своем сердце.

Хребет Холодного Ветра в течение недели после этого постоянно делегировал несколько человек, отправляя несколько рукописных писем Папы в батальон фронта. Письма не раскрывали слишком много новой информации, и становились все короче и короче. Роланд просто закрыл глаза на предложение объединить усилия обеих сторон, чтобы противостоять демонам, которое было написано на обороте письма.

Когда прибыли горячие летние дни, церковь прекратила посылать посланников.

На этот раз враг привел всё свои силы.

* * *

— Это Молния, враг вошел в девятую зону! Повторяю, враг вошел в девятую зону!

Услышав голос, который вышел из Сигила, Кошачий Коготь нервно перелистал буклет в руках.

— Э-э… девятая, девятая…

— Быстрее! — Родни крикнул. — Снаряд уже готов!

— Я и так на максимуме скорости! — Кошачий Коготь крикнул. — Ах… Нашел, угол 26, наклон 15!

Нильс быстро повернул ручку:

— 26… 15, готово!

— Готов, открыть огонь!

Кошачий Коготь быстро закрыл уши, услышав приказ.

— Огонь!

Джоп быстро потянул фитильный замок, и 152мм Пушка Длинной Песни мгновенно издала волнующий рев, выпуская звуковую волну, смешанную с воздушным потоком, дующим в лицо. Кошачий Коготь как будто получил удар молотом в грудь, вся его кровь забурлила. Он чувствовал, как земля под ногами начала дрожать под действием огромной отдачи.

«Вот это сила», — подумал Кошачий Коготь. — «Пушка Длинной Песни — это оружие, которое больше подходит для мужчин, нежели эти металлические трубки в 12 футов».

Единственное сожаление заключалось в том, что он не мог увидеть сцену приземления снаряда.

Действуя смело, Кошачий Коготь подошел к Магическому Камню в руке Ливз и сказал:

— Э-э… Мисс Молния, мы попали в цель?

— Ах, да… Отличный выстрел, — ответила маленькая девочка.

* * *

По сравнению с тыловыми наводчиками пушки, Молния и Мэгги могли непосредственно наблюдать за движением противника и тем, как они принимали удары.

Молния находилась на абсолютной безопасной высоте и смотрела вниз с помощью подзорной трубы в руке. Она поняла, что снаряд гаубицы упал в западную область девятой зоны, отклонившись примерно на четыре метра от предполагаемой точки падения. Вероятно, это было связано с изменением ветра. Однако фактический эффект был не таким уж и плохим. Могучая армия церкви заполнила всю горную тропу. Учитывая это, алый цветок расцвел сразу же, как только снаряд пал на головы солдат.

Этот выстрел был похож на предыдущий.

Она не могла видеть весь процесс полета снаряда до самого его приземления. Но первое, что бросилось ей в глаза, это темно-красный свет, сопровождаемый столпом пыли и гравием, и мимолетная рябь, распространяющаяся от вспышки, оставляющая следы пыли. Звук взрыва не был слышен до поры до времени, как если бы звук и свет вырывались не одновременно.

Когда дым развеялся, точка падения снаряда оставалась сожженной черной меткой, и вокруг нее был отвратительный беспорядок из мертвых тел; повсюду можно было увидеть оторванные конечности, а липкая кровь и органы окрасили блестящие доспехи в оттенки ярко-красного цвета. Воины Судей вдали выглядели совершенно иначе, и хотя на их телах не было никаких явных ранений, они все же выплевывали кровь и падали на землю. Некоторые из них могли пройти несколько метров, прежде чем упасть, и из-за их неровной походки они выглядели как пьяные.

Один лишь выстрел мог привести к тому, что церковь потеряет за раз почти 50 человек.

Молния радостно потрясла кулаком и сказала:

— Вы это заслужили!

Она перевела взгляд на следующую зону обстрела.

— Внимание, враг проходит через двенадцатую зону, пожалуйста, стреляйте, повторяю, пожалуйста, стреляйте!