Глава 675. Последняя надежда

Лезвие с лёгкостью прошло через броню, и кровь вылилась из раны, подобно красным нитям. Рыцарь, как она и ожидала, не издал и звука, вместо этого он схватил её за руку, как будто собираясь выиграть время своим компаньонам.

К несчастью, он неправильно оценил разницу в их силах.

Номер 76 легко избавилась от захвата, выкидывая неудачника прочь и высвобождая лезвие.

Её пинок был как удар молнии, поэтому его броня сильно деформировалась. Рыцарь выплюнул кровь изо рта, оседая на землю. Больше он не издал и звука.

Похоже, её кулаки и удары были более эффективны. Она посмотрела на своё, уже ставшее тупым оружие, и выкинула его и прыгнула на врагов, вооружённая только кулаками.

Охотники превратились в добычу.

Она стала прыгать и приземляться на плечи неповоротливым рыцарям. Каждый раз, когда она приземлялась на голову рыцаря, то сжимала ступнями его шлем и крутилась, используя инерцию тела, в результате получались треск, и сломанный позвоночник врага.

В сравнении со стремительными движениями Номер 76, контратаки и маневры рыцарей были похожи на таковые у кучки брёвен.

Даже если она не могла приземлиться им на головы, то она просто ударяла их в суставы, чтобы лишить равновесия, а потом добивала смертельным ударом. Так же она могла заманить их в ловушку жестами, заставляя их неосознанно её атаковать, только чтобы быть убитыми.

— Это… невозможно!

— Хренов монстр!

Через несколько раундов враги поняли, что их враг не был нормальным. Она выказала не только невероятную силу, но и мастерство а искусстве ближнего боя. Очевидно, она была опытным бойцом, и её способности убивать не соответствовали внешности двадцатилетней девушки.

— Всем расступиться!

С громким криком Сэр Лоуган повёл свою лошадь в толпу, к Номер 76.

Остальные собрались вокруг неё, пытаясь окружить.

Номер 76 усмехнулась, она не отступила, а наоборот направилась вперёд и схватила лошадь за передние копыта, пока та ржала в истерике.

Никто не поверил своим глазам, когда они увидели, что произошло дальше. Она подняла лошадь вместе с рыцарем, и выбросила их на остальных, стоявших вокруг неё. Те, кому не повезло попасть под удар, получили ранения, варьирующиеся от царапин и кровоподтёков, до немедленной смерти. А наездник получил самые ужасные последствия. Когда он упал с лошади, его тело уже было деформировано и приобрело неестественную форму.

Выжившие преследователи внезапно разбежались.

Они вспрыгнули на лошадей, пытаясь убежать от «монстра». Но Номер 76 и не собиралась давать им этот шанс.

Как только враг перестал сопротивляться, начался истинный ужас.

* * *

Наступила ночь, когда Номер 76, наконец-то, закончила убирать поле боя.

Тела рыцарей были выброшены в поле, находившееся неподалёку, и наспех покрыты пшеницей. Их обязательно найдут со временем, но тогда ведьмы уже давно будут в Королевстве Грэйкасл.

Она забралась в самую нелепую карету, убрала подушку, на которой обычно спал Йорко и достала из-под матраца сверкающее, разноцветное магическое кольцо. Даже под слабым лунным светом можно было различить циклон внутри прозрачного кристалла.

После аккуратного рассматривания кольца, Номер 76 положила её в робу, поправила подушку и легла на спину.

Далее, ей просто было необходимо достичь деревни и нанять там кучера, который отвезёт её в Грэйкасл.

Возможно, они не задержатся на границе и одного дня, но поскольку её назначением был Западный Регион Грэйкасла, то она рано или поздно увидит ведьм.

Она вздохнула, глядя на светлую луну из окна.

Прошло 400 лет. Объединение, правившее миром, развеялось, как пыль на ветру. Единственное, что не изменилось – звёзды в небе.

Только смотря на небо, она чувствовала себя живой. Не просто живой где-то под землёй или сейчас, после исчезновения федерации, а 400 лет назад, в Святом Городе Такила.

В той быстрыми темпами процветающей империи ведьм.

Отступной путь… который не считается как жизнь.

Единственное, почему она продолжала идти, была последняя надежда.

* * *

— Каково это, снова иметь женское тело? – кто-то спросил. – Ты чувствуешь, что ты – это ты?

Она вздохнула и подвигала стопами и запястьем.

— Расстояние короче.

— Конечно, это же тело, вроде как маленькое. Тело покрепче не было бы пригодно для службы этим людишкам, – голос засмеялся. – Кроме того, войны Армии Божественной Кары-женщины так редки. Не будь настолько придирчива.

— Возраст и внешний вид тоже очень важны, – сказал кто-то еще. – Предполагая, что вкусы людей так сильно не изменились, никто не захочет эти тела, похожие на мужские. Даже смотреть на них отвратительно. Ты можешь спросить Елену, если не веришь мне. Она предпочтёт мужское тело, чем этот дефективный продукт.

— Правильно. Из всех – ты самая привлекательная.

— Ты знаешь, о чём я, Паша, – она потрясла головой, пялясь на большое существо с каплевидным телом и движущимися щупальцами перед ней. – так, мне приходится развивать контроль конечностей с самого начала. От шитья, до держания лезвия, каждый шаг требует много времени, чтобы заучить его.

— Всё в порядке, – щупальце медленно опустилось на её лоб. – У нас есть всё время в мире.

— Почему нам нужно иметь дело с простыми людьми? – Алетеа, купавшаяся в горячей магме, недовольно выпустила цепочку пузырей. – Мы, что, не можем доставить ведьм сюда, чтобы проверить их таланты.

— Ты запуталась из-за длинного сна? – ответила ей Паша. – Здесь теперь не то, что было 400 лет назад. Одна или две ведьмы ещё ничего, но ты что, собираешься поймать 100 ведьм и привести их сюда, в горы? Я не хочу, чтобы меня приняли за монстра из последних поколений.

— Ну даже так, не можем ли мы поручить это задание ведьме. Не забывай, что все эти тела – враги ведьм.

— Во-первых, она должна нам полностью доверять и обладать способностью, которая может её защитить. Где мы сможем такую найти? Сейчас обычные люди правят миром, и с ними невозможно справиться. Так же, как с Землёй Рассвета в Первой Войне Божественной Воли.

Паша остановилась, вытащила щупальцу и указала на неё.

— А что ты думаешь?

Она играла со своим мечом, подбросила его в воздух, и легчайшим движением своего тела позволила ему упасть в ножны.

— У меня нет предпочтений… до тех пор, пока я снова не увижу славу Такилы.