Глава 859. Атака двух фронтов

— Ваше Величество… Ваше Величество? — голос Найтингейл вывел Роланда из оцепенения. — Глава Ратуши все еще ждет Вашего ответа.

— Ах, я знаю, — сказал Роланд, моргнув глазами и пытаясь сосредоточиться. Он передал отчет в руки Бэрова и сказал. — Давайте сделаем все так, как Вы предложили.

— Да, — сказал Бэров, отдав честь Роланду, он также торжественно добавил перед уходом. — Пожалуйста, позаботьтесь о своем здоровье, Ваше Величество.

После того, как Бэров покинул кабинет, Роланд спросил Найтингейл:

— Неужели я так плохо выгляжу?

— Ну, Вы выглядите хорошо, — сказала девушка после некоторых размышлений. — Просто Вы стали задумчивее в последнее время. Может, это связано с Эрозией Мира Сновидений?

Роланд покачал головой:

— Изменения в Мире Сновидений не могут повлиять на меня. Меня беспокоят всего лишь несколько странных вещей в их ретроспективе. Не о чем особо беспокоиться.

— Это хорошо, — сказала Найтингейл, поджав губы.

Шел уже четвертый день с тех пор, как он покинул Мир Сновидений. Хотя Фальди удалось найти Штаб-Квартиру Ассоциации, Линь не смогла проникнуть в нее — по ее словам, она не нашла нужного места. Оно было построено под землей, но ей было невозможно найти там укрытие, и какая-то блестящая «световая завеса» перекрыла ей путь. Она просто светилась и не исчезала, как бы долго она ни ждала.

После этого Линь даже уныло попросила Роланда наказать ее за то, что она не выполнила свою задачу, но Роланд, естественно, отказался это сделать.

Следующий план был выполнен гладко, и Роланд привел в Мир Сновидений ещё больше ведьм из Такилы, но то, что он видел и слышал в Штаб-Квартире в тот день, все еще очень беспокоило его.

Всю его поездку туда сопровождало так много странных факторов, которые никак нельзя было объяснить.

Первым делом, вывод о мире мембране.

Он всегда считал, что Мир Сновидений представляет собой современное общество, наполненное Силой Природы, которое интегрирует его воспоминания и воспоминания Зеро и сохраняет внутреннее устройство самосогласованным. Другими словами, сколько бы странных явлений не было замечено, все они были основаны на потребностях в самосогласовании — большинство из этих правил исходило из его сознания, он понимал и мог принять их.

Однако те слова, сказанные Главным Учеником Лань, полностью превысили объем его резерва знаний.

Единственное, что Роланд знал о мембранной теории, так это то, что она развилась из теории суперструн. Эти две теории были особенно сложными, и он никогда не проводил их глубокого изучения. В отличие от этой теории, по той же квантовой механики, он прочитал, по крайней мере, одну или две популярные книги. В Мире Сновидений эти теории должны были быть скрыты, как если бы они были невидимыми, точно так же, как те пустые книги, которые имели только обложки.

Тем не менее объяснение Лань и формула вывода и доказательства, озвученные в том зале, выглядели логично — впервые он увидел в Мире Сновидений что-то совершенно непонятное, как если бы ученику средней школы снилась Теория Великого Объединения из физики, столь же абсурдным и невероятным все это казалось.

Он даже стал думать, что сегодняшний Мир Сновидений совершенно отличался от того мира, который он увидел, впервые войдя в Мир Сновидений.

Как будто он вырос на его глазах.

Еще одной странностью была сама Лань.

После того, как Гарсия напомнила Роланду, он вспомнил, что зрение, слух и реакция мастеров были лучше этих же параметров обычных людей. Если бы Лань говорила с ним на сцене, не только охранники, но даже первые два ряда новичков в холе могли бы что-то услышать. Но дело было в том, что никто в то время не переключил на них свое внимание. Они не шептались, но к его удивлению, они и не привлекли внимания. В то время он сам не обратил на это внимания. Но позже, когда он подумал об этом, то задался вопросом, почему же новичок, которому уделил особое внимание Главный Ученик, не вызвал общественного волнения?

То, что сказал Лань, также оставило его в недоумении.

«Внимательно прислушайся к тому, что я скажу далее, так как это может тебе помочь!»

Как знание о происхождении Эрозии, и о взаимоотношениях между мастерами и Падшими Злодеями поможет ему? Даже если бы он искренне хотел присоединиться к Ассоциации и стать спасителем мира, знания об этом все равно не будут для него важными, не так ли?

Все эти странные вопросы и события заставили Роланда ополчиться на Мир Сновидений. Он намеревался временно прекратить связь с ним, сразу, как только все ведьмы Божественной Кары хоть однажды побывают там.

Было бы лучше вести себя осторожно, пока приближалась Битва Божественной Воли.

— Ваше Величество? — снова послышался голос Найтингейл, но на этот раз с некоторой спешкой в тоне. — Вы выглядите так, будто снова задумались.

— Хм, я в порядке, — покачал головой Роланд и отбросил все волнения. — Просто в последнее время мне о стольких вещах нужно помнить и думать, поэтому я немного задумчив.

— Но почему я чувствую, что Вы скрываете что-то? — Найтингейл уселась на столе. — Не говорите мне, что в Мире Сновидений Вы и ведьмы…

— Это невозможно! — внезапно он почувствовал себя, как громом пораженным. — Я просто взял их туда, чтобы увидеть новые краски жизни!

— Ну… это правда, — Найтингейл моргнула и хитро улыбнулась. — Меня немного беспокоит тот мир, в который я не могу войти. Мне невозможно защищать Вас, пока Вы там, и если они вдруг устроят волнения, станет проблематично. В конце концов, они прошли сотни лет бессознательных дней. И теперь, когда они, наконец, восстановили свои чувства, я уверена, что они попытаются наверстать упущенное. И тут речь идет более, чем о 20 женщинах. Как Вы справитесь, если все они восстанут против Вас?

— Ты говоришь все больше нелепиц, — Роланд посмотрел на нее. — У кого ты набираешься этих идей? Может, лучше потратишь больше энергии на учебу?

Найтингейл закрыла рот и сказала:

— Я просто шучу.

— Если бы у меня были твои способности, я сразу бы заметил, что ты лжешь, — фыркнул Роланд и добавил. — Ты с самого начала хотела спросить именно об этом, верно?

— Хорошо, я признаю это… Но это было не моя идея, — Найтингейл высунула язык. — Меня попросили задать этот вопрос.

— Попросили? — У Роланда не было времени спросить о том, кто это был, послышался стук в дверь кабинета.

Он должен был временно отложить свои вопросы и сказал:

— Войдите.

Дверь открылась, и быстро вошел высокий человек, аккуратно сдвинул ноги, а затем поднял руки, чтобы поприветствовать Роланда:

— Ваше Величество, Железный Топор здесь, чтобы доложить Вам!

Путь от Порта Чистой Воды до Города Беззимья занимал четыре или пять дней, а на лодке это путешествие было довольно непростым. Но на лице этого чужеземного офицера он не увидел следов истощения. Его глаза отражали энергию, полную боевого духа.

— Хорошо, — успокаивающе кивнул Роланд. — Думаю, ты уже знаешь о боевых планах Города Беззимья?

— Я слышал, как Брайан говорил об этом, — ответил Железный Топор. — Первый корпус будет разделен на две группы, что двинутся с востока и запада, чтобы восстановить Грэйкасл, далее пересекут границу, и поразят Город Зарева Королевства Рассвета. Но я кое-чего не понимаю. Если Вы попросите Брайана взять на себя мою задачу и остаться в Порту Чистой Воды, чтобы защитить Мисс Эхо, кто будет отвечать за Восточный Фронт?

Похоже, что еще до того, как задача была изложена, Железный Топор уже возложил на себя ответственность за то, чтобы возглавить атаку Западного Фронта. Роланд не мог подавить улыбку:

— Брайан по-прежнему недостаточно опытен. Руководить гарнизоном не проблема, но он все еще может столкнуться с непредвиденными случаями, если возглавит целую армию в одиночку, поэтому Армия Восточного Фронта окажется под твоей ответственностью.

Железный Топор был слегка ошеломлен и ответил:

— Тогда как насчет Западного Фронта…

— Я возглавлю его лично, — медленно сказал Роланд.