Глава 860. Каждому свой путь

Когда ему передали последний отчет статистических данных, Глава Ратуши, наконец, глубоко вздохнул и махнул рукой своему подчиненному со словами:

— Можешь идти.

— Да Милорд.

Тот почтительно поклонился и закрыл дверь кабинета, когда вышел.

В комнате остался только Бэров.

Он открыл ящик и достал более дюжины форм, разложил их на столе и аккуратно уложил сверху новейшие.

После этого добавления все необходимые материалы для экспедиции Его Величества были готовы.

Бэров осторожно разглаживал бумаги, как будто он гладил нежную, гладкую кожу девушки. Простым людям ряды чисел казались сложным паролем, но в его глазах это был замечательный набор нот.

Потребовалось всего полторы недели, чтобы Город Беззимья завершил крупномасштабную логистическую подготовку. Будь то еда или золотые роялы, они во всем превзошли каждую из предыдущих экспедиций. За своими предложениями и статистическими таблицами Бэров мог видеть корабли, несущие пшеницу, расцветающую от внутренней реки до Северного Региона, и слышать мелодичный звон столкновения золотых роялов.

Он не мог контролировать возникшее чувство удовлетворения.

Если бы он хотел назвать его источник, то «власть», несомненно, была бы наиболее подходящим вариантом.

Теперь сила лежала в его руках, и он мог вести игру так, как хотел.

Спустя всего три года мощь Города Беззимья достигла невероятного уровня — не только с точки зрения военной силы, но и во всех других аспектах. Когда он был помощником Казначея в старом Королевском Городе, он много знал о финансовом положении Грэйкасла. И именно из-за этого он и понял, насколько замечателен Роланд Уимблдон.

Теперь ресурсы Беззимья, вероятно, были равны совместным силам всем других городов Грэйкасла.

К сожалению, никто не мог разделить эту радость с ним.

Бэров снял монокль и взглянул на пустой стол напротив него.

Только один человек мог понять эти цифры и испытать радость, которая исходила от них: Жемчужина Северного Региона. Иногда он чувствовал, что она была таким же человеком, каким был он сам.

Однако это сожаление очень быстро развеялось. Все остальное, в сравнении с возможностью обладания исключительной властью, меркло.

Он встал и подошел к окну, вытащил из нагрудного кармана своеобразную монету и расположил ее в ладони. На поверхности монеты была выгравирована гора. Она блестела в лучах весеннего солнца.

Это была эмблема Ассоциации Ведьм. Он нашел эту монету три года назад в лесу Западного Региона.

Он тайно сохранил её. Первоначально, когда церковь напала на Западный Регион, он хотел использовать её в качестве гарантии своей собственной безопасности и доказательства того, что Лорд сговорился с ведьмами. Но теперь эта эмблема стала его счастливым талисманом.

Его Величество, который защищает ведьм — злодей? Конечно, нет! Злодеи — это те, кто был побежден Его Величеством. У них не было сил, но они все еще высокомерно вели себя. Это было самое большое преступление, поскольку даже демоны Диких Земель были не такими плохими, как они.

К счастью, эта ситуация не продлится слишком долго.

Хотя план Его Величества напасть на Королевство Рассвета был ненадолго отложен, Бэров уже ждал два десятилетия, поэтому подождать до следующего года не было бы проблемой.

Грэйкасл должен быть передан более способному человеку.

Бэров знал, что в тот день, когда Его Величество объединит Королевство и будет официально увенчан Королем, он сам поднимется на вершину власти.

Бэров коснулся бороды и не мог не рассмеяться.

* * *

— Сегодняшнюю практику на этом и остановим. Ты упаковала свои вещи? — спросила Агата, собирая экспериментальные данные. — Завтра отъезд, так что смотри, ничего не забудь.

— У меня немного одежды, и вещей мне много не нужно, — спокойно ответила Изабелла и покачала головой. Жизнь в Городе Беззимья была намного проще, чем она себе представляла. За исключением неоднократного использования Божественного Камня, позволяющего Ледяной Ведьме наблюдать за результатами, она сама контролировала остальную часть своего времени, пока не покидала дипломатическое здание. Ее не беспокоили и не унижали. Она думала, что ведьмы будут относиться к Очищенным по-другому. Однако иногда она чувствовала, что отношение Агаты к ней было таким же, как и к другим ведьмам. Никакой разницы не было.

— Кстати, — сказала она. — На счет того, что случилось в прошлый раз… спасибо, что рассказала мне.

— Ты имеешь в виду новости о церкви?- Агата пожала плечами. — Если бы я была на твоем месте, я бы тоже подумала о том, чтобы вернуться и посмотреть, будь это прощание или расставание. Но давай не будем говорить об этом сейчас. Ты не можешь так отправиться в путешествие… Это, конечно, все из-за моей небрежности… я только что узнала, что ты все время носила одно и тоже, — она отложила блокнот и нахмурилась, подходя к Изабелле и хватая её за рукав. — Ткань вытерлась, и вообще, это зимняя одежда. Когда станет жарко, разве ты не перегреешься?

— Это пустяки, — Изабелла хотела сказать, что она подвергалась и более строгой подготовке, но подумала и решила удержать язык за зубами.

— Эта экспедиция — не на месяц, и не на два. Не будем упоминать о том, что ты, возможно, не сможешь стирать одежду каждый день в дороге, и даже твои спутники не смогут этого выдержать, — решительно сказала Агата и добавила. — Пока у нас еще есть время, я отведу тебя на рынок, и мы сможем выбрать тебе кое-что из одежды.

Когда Изабелла услышала слово «спутники», она слегка удивилась и немного поколебалась, прежде чем ответить:

— Но… у меня нет денег.

Она искупала вину за свои проступки, и, естественно, не получала ежемесячный платеж, как члены Ассоциации Ведьм.

— Ну, да, — небрежно сказала Агата. — Можешь считать, что я тебе занимаю, — сказала она.

— Но ждать ещё пять лет…

— Пять лет — это пустяковый срок по сравнению с сотнями лет ожиданий ведьм Такилы, не так ли? — Ледяная Ведьма прервала её. — Битва Божественной Воли не закончится легко и быстро. Ты не всегда останешься такой, если только сама не захочешь, — она отвела руку. — Так в чем ты сомневаешься?

Изабелла не ответила. Она внезапно почувствовала, что лучи заката ослепили её.

В золотых лучах тело Агаты постепенно исчезло, и была видна только ее рука.

Изабелла опустила голову и взяла Агату за руку.

В тот момент солнце, казалось, сливалось с ней.

* * *

— Ты уверен, что мне стоит отправиться с тобой? — спросила Анна, лежа в объятиях Роланда.

Поскольку последнее время он был занят развлечением ведьм Божественной Кары, прошло много времени, прежде чем эти двое смогли провести хоть какое-то время вместе. Именно по этой причине, даже поздно ночью, они все еще шептались, пытаясь выговорить все слова, которые накопились за время разлуки.

— Мы так долго готовились, и, кроме того, неплохо же и отдыхать время от времени, — сказал Роланд, поглаживая ее гладкую спину. — Кроме того, эта экспедиция будет вестись не только ради борьбы. Пропаганда также очень важна. Например, тоже общение с людьми и посещение банкетов. Было бы неприемлемо, если бы меня не сопровождал компаньон.

Анна кивнула в знак согласия и застенчиво спрятала голову. Из-за яркого лунного света Роланд увидел, как её щека заалела.

Было ясно, что Анна достаточно умна, чтобы понять смысл этого замечания.

На официальных приемах выступление в качестве компаньона Короля было своего рода заявлением.

— Я же сказал, что когда-нибудь все подданные Грэйкасла узнают, кто ты, хоть ты и ведьма, — сказал он искренне.

Анна не задавала таких вопросов, как «Правильно ли это?» или «Что, если все станут возражать против этого?», вместо этого она ответила свои самым серьезным тоном:

— Даже если я ведьма, я хочу быть с тобой, что бы ни случилось в будущем.

Роланд поднял уголки рта. Этот ответ был действительно в ее стиле.

— Ну что ж, мы оба согласны с этим-.

* * *

На следующий день порт Города Беззимья был заполнен бетонными лодками, которые переправляли Первую Армию и военные припасы. Они аккуратно выстроились в колонну, медленно выходя в Красноводную.

Первым плыл «Роланд». На ведущем корабле развивался символ Грэйкасла, флаг с Высокой Башней и Копьями и привлекал всеобщее внимание. Все в Городе Беззимья знали, что когда их Лорд вернется, он станет единственным Королем всех земель.

Кто-то крикнул:

— Да здравствует Король, — и весь пирс вторил ему в унисон.

Крики звучали как гром, катящийся по небу, или звук рога при отправлении.

Война началась под звуки оживленных голосов людей.