Глава 913. Идеалист (часть 2)

Роланд посмотрел на Эдит, и после недолгих раздумий произнес:

— Неужели Вы думаете, что лучше оставить Королевство Рассвета как есть, чем дать править Графу Куинну?

Эдит выглядела так, как будто она уже знала, что Роланд спросит её об этом:

— На самом деле, я не думаю, что в краткосрочной перспективе эти два варианта в чем-то серьезно отличаются. Надежный союзник может предоставить Вам ресурсы, людей и помощь в Битве Божественной Воли. Вы можете доверять Графу Куинну, раз его дочь Андреа с нами, но вы ничего не можете сказать о других аристократах.

«Она… признала это?» — Роланд был в замешательстве, задаваясь вопросом, что означает «краткосрочная перспектива», о которой она говорила. Он думал, что Эдит в своей аргументации сосредоточится на ненадежности аристократов.

— С другой стороны, если Королевство Рассвета погрузится в хаос, чтобы восстановить порядок, придется воевать. Королевство, безусловно, будет ослаблено в военное время, и власть неизбежно потерпит неудачу. К этому времени, в Королевстве Рассвета останутся лишь беженцы и пустынные земли, точно так же, как в Восточном и Южном Регионах Грэйкасла. Вы можете легко получить эти земли, и, в отличие от первого выбора, эти люди будут принадлежать Вам навсегда.

— Но разве Вы не сказали, что союзник может обеспечить не только населением, но и ресурсами и помощью в войне? — спросила Найтингейл. — Вам кажется, что одно преимущество — это то же самое, что и целых три? Кроме того, Вам никогда не приходило в голову, что эти беженцы умрут от голода или холода во время переселения?

Эдит мгновенно среагировала на этот вопрос:

— Три аспекта помощи, безусловно, кажутся более многообещающими, чем одно, но есть одно условие. Чтобы полностью использовать ресурсы союзника, Его Величество сначала должен бы сделать некоторые инвестиции, например, паровой двигатель, Вторую Золотую и даже боеприпасы и оружие. Без них Королевство Рассвета не имеет ничего, чтобы конкурировать с демонами, не говоря уже о поддержке Грэйкасла на поле битвы. Это значительные инвестиции, хотя и с довольно высокой отдачей. Однако мы не можем просто игнорировать такую внушительную сумму денег, когда едва можем удовлетворить потребность самого Беззимья. Поэтому я считаю, что преимущества этих двух планов примерно одинаковы.

Роланд поднял брови. Он знал, что в Грэйкасле очень немногие понимают риски и вознаграждения от инвестирования. Бэров, например, определенно откажется предоставить свои технологии и продукты для поддержки соседней страны.

— Тогда, если нет большой разницы в прибыли, почему вы думаете, что стоит оставить Королевство Рассвета как есть, поскольку это лучший вариант?

— Из-за ведьм, Ваше Величество, — ответ Эдит удивил как Роланда, так и Найтингейл.

— Ведьм? — Роланд был ошеломлен.

Жемчужина Северного Региона стала загибать пальцы:

— Да, подумайте сами. Если ведьм больше не будут преследовать в новом Королевстве Рассвета, или, вернее, под влиянием Андреа, Граф Куинн начнет следовать вашему примеру и нанимать ведьм, чтобы помочь в производстве и строительстве страны, вновь пробужденные ведьмы, не находясь под угрозой смерти, перестанут переезжать в Грэйкасл. Это одна из потенциальных потерь.

Во-вторых, Королевство Рассвета географически более выгодно расположено, чем Грэйкасл. Ведьмы в Королевстве Вольфсхарт и Королевстве Вечной Зимы могут двигаться на юг в случае вторжения демонов или если их будут преследовать остатки церкви. Однако, как только ситуация в Королевстве Рассвета стабилизируется, разве они переедут в Грэйкасл? Нет. Вероятно, спустя несколько десятилетий ведьм в соседних странах станет больше, чем в Грэйкасле. На самом деле меня больше беспокоит это, чем потеря нынешних ведьм.

— Разве это не хорошо… что все будут жить долго и счастливо? О чем Вы так беспокоитесь? — голос Найтингейл был уже менее напористым, чем раньше.

Эдит проигнорировала Найтингейл, и прямо посмотрела в глаза Роланда:

— Вам когда-нибудь приходило в голову, во что одна или несколько ведьм с невероятными способностями смогут мгновенно превратить одно Королевство?

— Ведьмы, как Анна?

— Правильно, Анна, Агата и Сорайя… у всех них невероятные способности. В тот момент, когда вы получили их поддержку, Город Беззимья превзошел владения других аристократов, и именно поэтому вы достигли своих нынешних высот, — Эдит медленно продолжала: — Кроме того, у вас есть знания и мудрость, большие, чем у кого бы то ни было. Пока вы будете Королем, и никто не покинет Ассоциацию Сотрудничества Ведьм, немногие, кроме демонов смогут бросить вызов позиции Грэйкасла, — Эдит на несколько секунд умолкла и добавила: — Но как насчет будущего, того, что будет через 100 лет? Когда правительство соседних стран будут действовать так же, как и Грэйкасл, и когда ведьмы будут работать в разных областях? Знания, которые Вы запишете, неизбежно распространятся до городов и поселений за пределами Беззимья. К тому времени, люди будут изучать метод машинного производства и все, чему Вы их научили… Если в Королевстве Рассвета появится одна пробужденная ведьма, обладающая незаменимой способностью, Грэйкасл, вероятно, останется позади!

— Это… — Найтингейл тут же попыталась опровергнуть теорию Эдит, но остановилась на полуслове.

— Кроме того, теперь Вы, чтобы выполнить план строительства и развития, в значительной степени полагаетесь на различные магические способности, такие как способность Анны. Однако, можете ли Вы, сказать, что сила Анны предел могущества всех ведьм? — Эдит подчеркивала каждый слог с должной силой. — Если новая ведьма будет обладать ещё более изобретательной способностью, чем Анна, будет ли будущий Король Рассвета все еще смотреть на Грэйкасл как на своего союзника?

Роланд был готов поаплодировать её речи.

Эдит не сосредотачивалась на немедленных выгодах, а фактически представляла себе сценарий отдаленного будущего. Обычные люди могут предвидеть лишь изменения на несколько лет вперед, но Эдит представляла, что произойдет через столетие!

Кроме того, Роланд каким-то образом почувствовал в её выступлении новый взрыв технологических инноваций. Как человек, который знал историю промышленной революции, Роланд прекрасно понимал, как за последние несколько сотен лет ускорились крупные технологические изменения. Приматам потребовались тысячи лет, чтобы узнать, как получить огонь, но человечеству потребовалось всего десять лет, чтобы войти в информационную эпоху, покинув индустриальную. Человек, живущий в современном обществе, может столкнуться с технологическими изменениями, которые в прошлом длились бы тысячи лет.

Присутствие ведьм поможет еще значительнее сократить интервал между каждым технологическим изменением, и появление одной или двух могущественных ведьм может привести к новой технологической революции. Эдит была права. Если бы Анна пробудилась в Городе Зарева, Роланд не мог и предположить, как далеко он сам смог бы зайти.

Роланд мог почти ясно видеть будущее, где члены Ассоциации будут дряхлеть, а в Королевстве Рассвета будут появляться новые ведьмы. Это была одна из причин, почему Эдит настаивала на том, что нужно было оставить Королевство Рассвета, как оно есть, если уж Роланд не мог полностью контролировать его.

Роланд был уверен, что родись он Лордом в этом мире, он определенно был бы убежден речью Эдит. Все Короли хотели, чтобы их Королевства существовали века, а их потомки увековечивали их славу. Они никогда не станут порождать конкурента, который может представлять угрозу для их собственной страны.

Роланд все еще мог передумать и предоставить Отто судьбе. Для этого ему просто нужно было нарушить свое обещание и обмануть Андреа.

Однако он не был таким человеком.

Это не та страна, о которой Роланд действительно заботился.

Его не волновало, каким будет его Королевство после его смерти. По сравнению с бессмертным Королевством, он больше интересовался совершенствованием всего человечества. Кем бы ни был его преемник, Роланд не обязан помогать ему в управлении государством. Его жизненная цель в этом мире состояла в том, чтобы повысить уровень жизни Грэйкасла и перейти на следующий уровень, одновременно раскрыв тайну Битвы Божественной Воли.

Что же касается того, какое из четырех Королевств было самым сильным, он предоставил бы этот выбор людям, живущим здесь.

И последнее, но не менее важное: он хотел придерживаться своих принципов и быть честным и праведным человеком. Он понял, что никогда не сможет легко нарушить своё слово ради личных побед и не сможет лгать на переговорах. Его мгновенное сопротивление предложению Эдит заставило его понять, что он никогда не станет действительно выдающимся политиком.

— Отличный аргумент, — Роланд с удовлетворением посмотрел на Эдит. — Однако я не откажусь от своего слова.

— Ваше Величество… — Эдит была удивлена.

— Я знаю, что Вы хотите сказать. Вы хотите сказать, что мудрый Король всегда должен искать наилучший вариант для своей страны и что обманывать нормально, — Роланд прервал Эдит. — Но в этом мире есть правители и кроме Королей…

— Другие… правители? — Эдит отозвалась в замешательстве.

— Ну, да, например, идеалисты.