Глава 912. Идеалист (часть 1)

— Король Рассвета никогда не представлялся для меня настоящей проблемой. Реальная проблема заключается в поддержании порядка в Королевстве Рассвета. Ты должна хорошо понимать, что мы не намерены выбирать другого Мойю или человека, который поддерживает нынешнюю Королевскую Семью- Роланд смотрел прямо в глаза Андреа и продолжал: — Я думал, что мое вмешательство оправдает это политическое движение, но теперь я боюсь, что три семьи должны проявить себя и приняться за дело.

Было довольно очевидно, что кто-то должен был быть там, чтобы заняться беспорядками после того, как Аппен Мойя падет. Поскольку репутация Короля Грэйкасла и его неприступной Первой Армии была мощным сдерживающим фактором для всех аристократов, даже если Граф Куинн стал бы регентом Королевства, аристократы, естественно, предположили бы, что он был марионеткой, контролируемой Семьей Уимблдон.

Согласно новому плану, вмешательство Грэйкасла стало невозможным. Поскольку ведьмы Божественной Кары были политически нейтральны, Роланду пришлось бы выполнить свой план от имени трех семей; в противном случае дипломатическая битва превратилась бы в цепь убийств из мести, чего Роланд хотел бы избежать.

Новый план принесет Семье Куинн и плюсы, и минусы. Недостатком плана было то, что Куинн стали бы объектом критики, в то время как плюсом был бы потенциальный рост их репутации и престижа. Если Граф Куинн воспользуется этой возможностью и успешно получит контроль над Городом Зарева, у него появится шанс подняться с позиции регента до нового Короля Рассвета. Это определенно была сделка, которая принесла бы Графу Куинну больше пользы, чем вреда, особенно учитывая его личные качества и влияние на регион.

Андреа быстро и после непродолжительных раздумий поняла ключевые последствия:

— Но тогда Вы… немного выиграете от этого нового плана.

— Так все же лучше, чем если Аппен продолжит замышлять что-то против меня. По крайней мере, так мы сможем спасти жизнь Отто, — Роланд не согласился с ней и не отрицал. — Как я уже говорил на встрече, я не откажусь от тех, кто помогает Грэйкаслу.

— Я понимаю… — волнение на лице Андреа сменилось выражением благодарности. — Мисс Эдит права, Вы действительно добрый Король.

— Ч-что? — Роланд был застигнут врасплох. — Эдит Кант? Что она сказала?

— Еще, прежде чем мы отправились на войну, она предсказала, что вы спасете Лорда Отто. На самом деле я, вероятно, не решилась бы так быстро, если бы Жемчужина Северного Региона не посоветовала мне это делать.

«В самом деле?»

Роланд сумел сдержать удивление, небрежно кивая:

— Хорошо, поскольку ты решилась, я напишу письмо Графу Куинн, подробно опишу процедуру операции и союз с Грэйкаслом. Кроме того, хотя большинство людей сделают правильный выбор при давлении таких обстоятельств, я хочу, чтобы его согласие было подтверждено. Поэтому я хочу, чтобы ты отправилась в Город Зарева вместе с ведьмами Божественной Кары и убедилась, что он делает то, что я сказал, и следует процедуре операции. Если быть кристально честным, я доверяю тебе, а не твоему отцу, поэтому я должен просить тебя побыть там ещё немного. Как только проблема будет решена, ты сможешь вернуться в Город Беззимья с ведьмами.

Успокоившись, Андреа снова припомнила свое достоинство аристократа. Она придержала подол юбки и опустилась в реверансе:

— Я, конечно, не могу отклонить Ваш приказ, в конце концов, Вы итак уже много сделали для нас. Кроме того, у меня есть письмо для Принцессы Тилли и надеюсь, что Вы сможете отправить его ей.

— Конечно, — усмехнулся Роланд.

После того как Андреа ушла, Найтингейл нахмурилась:

— Что, черт возьми, у неё на уме?

— Ты говоришь об Эдит? — Роланд погладил подбородок. — Эм… они, вероятно, подняли этот вопрос во время беседы. В конце концов, они обе присутствовали на встрече пред началом операции. А что такое, ты не думала, что она сочтет меня добрым человеком?

— Я не думаю, что она сказала бы о Вас что-нибудь хорошее, даже если бы Вы были лучшим человеком в мире, — Найтингейл пожала плечами. — Она вообще не похожа на человека, который говорит о таких вещах, как доброта…

Роланд собирался что-то сказать в ответ, когда охранники возле палатки внезапно подняли полог и доложили ему:

— Ваше Величество, леди Эдит Кант хочет увидеть Вас.

«Охо-хо, а вот сейчас становится интересно».

Он обменялся взглядом с Найтингейл и заявил охраннику:

— Впустите ее.

— Как пожелаете, Ваше Величество!

Жемчужина Северного Региона поклонилась после того, как вошла в палатку:

— Ваше Величество, я хочу, чтобы Вы изменили свой план и перестали вмешиваться в дела Королевства Рассвета.

Роланд нахмурился:

— Вы должны были сказать об этом во время собрания, раз у Вас было что сказать. Теперь я уже принял решение, и если я снова его поменяю, это выставит меня в дурном свете.

— Вот почему я пришла к Вам одна после встречи, — медленно сказала Эдит. — Вы все еще можете выполнить свой план, но с небольшими корректировками. Таким образом, люди будут думать, что из-за непредвиденных обстоятельств миссия не была завершена, как планировалось. В то же время вы все равно сможете остаться верны своему слову.

После этих слов Найтингейл не выдержала. Она показала себя и прямо обратилась к Эдит:

— Что именно Вы замышляете? Вы попросили Андреа обратиться к Его Величеству за помощью. Теперь Вы хотите, чтобы мы перестали вмешиваться в дела Королевства Рассвета. Не говорите мне, что здесь нет никакого заговора!

Обычно люди смущались и терялись, когда кто-то указывал на их противоречивое поведение, но Эдит оставалась невозмутимой, как будто она знала, что все именно так и произойдет:

— Ситуация изменилась, — спокойно ответила она. — Ты можешь обнаружить ложь, не так ли? Значит, ты должна знать, что я говорю правду.

— Объяснитесь же, — Роланд был заинтригован.

— Неостановимая атака с двух сторон сделала бы ваше имя известным всему Королевству Рассвета. Даже если Граф Куинн станет регентом, мирные жители узнают, кто настоящий правитель страны. Когда демоны не представляют угрозы, Вы можете медленно оказывать своё влияние на политику Королевства Рассвета и постепенно превращать его в свою территорию. Поскольку люди боятся мощной Первой Армии, Вы могли бы легко достичь этого без усилий, но теперь Ваше преимущество испарилось.

Эдит поправила волосы и методично объяснила:

— Вхождение армии Грэйкасла в город и переворот, совершенный Графом Куинном, — это две совершенно разные истории, которые в значительной степени повысят авторитет Графа в регионе. Что касается того, согласятся ли другие аристократы подчиниться его правлению или же подготовят заговор против него? Это не ваше дело-.

— Тогда мы просто позволим Аппену Мойе продолжать плести заговоры против Грейкасл?- спросила Найтингейл.

— Даже если Ваше Величество ничего не сделает, Апенну будет трудно сохранить свой трон. По крайней мере, он больше не может вызвать своих знаменоносцев. После битвы в старом Святом Городе, авторитет и честь Аппена поставлены под вопрос, поэтому он больше не в состоянии управлять государством, как раньше. Королевство Рассвета скоро погрузится в хаос, — тон Эдит был настолько безразличным, что казалось, как будто она излагала факты. — В ходе этого политического хаоса у Графа Куинна все еще будет шанс выиграть в «игре престолов», но его влияние определенно будет ограничено. Более того, если Отто Луокси повезет, он выживет. Даже если он этого и не сделает, Андреа не будет винить Вас, потому что это не Ваша «вина», Ваше Величество, — подчеркнула она.

Андреа, наверное, тоже об этом подумала. Вот почему она напомнила Роланду, что «вы мало выиграете от этого плана».

Роланд сам все это очень четко понимал. Однако он придавал большее значение надежному союзнику, чем личным выгодам. Даже если Граф Куинн не дал бы ему полной поддержки, он полагал, что предстоящая Битва Божественной Воли в конечном итоге устранит все недоразумения и недоверия между людьми. Когда есть враг, который угрожает самому выживанию человеческой цивилизации, самое важное, о чем они должны думать, — это совместное искоренение противника.

Жемчужина Северного Региона должна знать, каков был их главный приоритет, поскольку Роланд мог с уверенностью сказать, что она способна строить дальновидные планы.

Если она позволит своей жажде власти затмить её суждения, Роланд будет искренне разочарован.