Глава 114.1. Великий и могущественный (часть 2)

Чувства постепенно начали возвращаться к его телу вместе с сильной вялостью. В то же время он пытался вспомнить, что произошло.

«Я потерял сознание».

У него не осталось сил и он отрубился. Кэйл понял, что ему пора открывать глаза. И причиной этого был голос, который раздавался в голове.

— Три, два, один… Человек, я будут отсчитывать от ста. Проснись до того, как я достигну ноля, или я уничтожу этот континент. Сто, девяносто девять, девяносто восемь…

Услышав голос Хэпхи Кэйл сразу открыл глаза и был шокирован увиденным.

«Цветочный сад?»

В воздухе плавали лепестки цветов. В этот момент голос Хэпхи раздался рядом с ним.

— Д-девяносто пять!

Голос, который был тихим, как шёпот, звучал потрясённым.

Кэйл опустил взгляд к источнику голоса, который раздался у него на животе. Затем он поднял руку и почувствовал что-то невидимое. Это был Хэпхи.

«Он всё время был здесь?»

Кэйл испугался, представив себе, как этот Чёрный Дракон всё время повторял свой обратный отсчёт. Он ощутил естественно холодную кожу рептилии, погладив Хэпхи по спине. Другие подумали бы, что он гладит по воздуху.

Затем он перевёл взгляд.

«Мм».

Почему первое лицо, которое он увидел, должно было принадлежать Рону?

Рон, чья добродушная улыбка отсутствовала, выглядел серьёзным, и прекратил делать то, что делал, сосредоточившись на Кэйла. Однако то, что делал Рон, ещё раз напугало Кэйла.

«… Почему он точит свой кинжал?»

Рон точил кинжал на границе цветочного сада. По-видимому, он стёр всю кровь с кинжала, так как тот сиял под голубым небом. Кэйл почувствовал, что одного его прикосновения будет достаточно, чтобы порезать его кожу.

Он тупо смотрел на Рона, пока не услышал голос Хэпхи.

— Человек! Почему ты не приходил в себя три дня?! Я могу сделать сотни таких молний! Никогда больше так не делай! Слабаки должны жить, как слабаки!

«Три дня? Я проспал три дня? Я?»

— Кэйл-ним!

— Он проснулся! Наконец-то он проснулся!

— Мяууу!

Кэйл видел Чхве Хана, Ангэ, Пхи и остальную часть группы, все шли к нему. Увидев их всех, он нахмурился.

«Почему они всё ещё в таком виде?»

Хэпхи сказал, что прошло три дня. Однако Чхве Хан, и Лок, которые всё ещё носили чёрные одежды выглядели так, как будто они даже не смыли прилипшую к их телам кровь. Затем он посмотрел на себя и почувствовал облегчение.

Хотя он был в том же чёрном костюме, на нём не было ни крови, ни грязи.

— Я очистил тебя своей магией! Я чистый Дракон!

Хэпхи и вправду был лучшим. Кэйл видел, что даже на телах Ангэ и Пхи всё ещё была чёрная краска. Однако он не встал, так как даже вставать было досадно.

— Наконец, наконец! Вы наконец-то проснулись.

Чхве Хан говорил от имени всех. В его голосе были смешаны облегчение и восхищение.

Последние три дня Чхве Хан и остальные оставались рядом с ним, не покидая этого места. Эльфы сказали, что это безопасное место и они могут довериться им, однако ни Чхве Хан, ни остальные не могли доверять им так легко. В конце концов, все они были личностями имеющие проблемы с доверием.

Чхве Хан посмотрел в глаза Кэйлу, взгляд которого будто спрашивал, где они находятся. И он был прав. Кэйл определённо думал об этом, глядя на Чхве Хана.

«Что я здесь делаю?»

Чхве Хан решил ответить на незаданный вопрос Кэйла.

— Они говорят, что это место обладает наибольшим количеством жизненной и природной силы. Эльфы сказали, что это лучшее место для восстановления.

Кэйл сразу понял, что это был цветочный сад деревни эльфов, который был описан в романе. Ветвь Мирового Древа находилась рядом с этим садом. Кэйл пошевелил всё ещё слабой рукой, чтобы коснуться головы.

Ему было любопытно узнать, что у него на голове. Оказалось, это была корона из листьев Мирового Древа. И почувствовав эти листья, он не мог сдержать улыбки.

«Они дали мне самое лучшее лечение».

Эльфы дали человеку корону из листьев Мирового Древа и положили его в место рядом с ветвью Мирового Древа. Это выходило за рамки отношения, которое они могли показать за оказанную помощь. Причиной для такого отношения могла быть только одной.

Кэйл вспомнил шокированный голос, который услышал перед тем, как потерял сознание.

— Защита великого и могущественного существа!

Староста эльфийской деревни, казалось, признала Дракона.

Проблема была в том, знала ли только она, или все остальные тоже знали.

Кэйл указал на свой живот и Чхве Хан отвёл взгляд от Кэйла, заставив того нахмуриться.

Как бы рассматривая цветы в саду, Чхве Хан сказал тихим голосом, так чтобы никто больше не мог услышать.

— Гм, Хэпхи никто не видел, но староста и Рыцарь-Хранитель знают, что он находится рядом.

Кэйл спросил взглядом Чхве Хана, — «только они?».

И Чхве Хан, который ещё раз взглянул на Кэйла, снова отвёл взгляд.

— Другие, вероятно, подозревают.

В этот момент Кэйл услышал бормотание Хэпхи в своей голове.

— Я-я не показывался им! Я сдержал своё обещание! Я незаметно оставался рядом с тобой, человек! Я даже игнорировал старосту, когда она пыталась поговорить со мной!

Прошло три дня. Он спал слишком долго и теперь понятия не имел, что эти дурка могли сделать, пока его не было. Кэйл посмотрел мимо Чхве Хана, который не хотел смотреть ему в глаза, оглядев каждого, начиная с Ангэ и Пхи, затем Лока и Бикрокса, заканчивая Роном.

— Молодой Мастер-ним, у Вас есть силы говорить?

После вопроса Рона все посмотрели на Кэйла. После создания молнии он закашлялся кровью и потерял сознание. Они знали, что Кэйл был хорошим человеком, который на самом деле любил помогать другим, но также понимали, что Кэйлу не нравилось действовать лично и получать раны.

Но в тот момент Кэйл использовал столько силы, что потерял сознание. Это сильно их потрясло, поэтому они сражались ничуть не сдерживаясь.

И сейчас они сосредоточились на губах Кэйла, которые медленно открылись.

Его обычный равнодушный голос звучал всё так же безразлично.

— Никто не пострадал?

На лице Рона медленно появилась улыбка. Ангэ и Пхи мяукнули, начав тереться лицами о ногу Кэйла, оставляя чёрную краску на одежде Кэйла.

— Да, господин. Никто не пострадал. Вам не нужно беспокоиться.

«Беспокоиться?»

Кэйл удивлённо ответил:

— Так и должно быть.

Врагам нужны силы на уровне Короля Китов чтобы поранить Чхве Хана. Они никак не могли пострадать. Глядя на улыбающегося Чхве Хана, Кэйл начал испытывать раздражение. Он также был раздражён, глядя на Бикрокса, который снимал окровавленные белые перчатки, как от взгляда на Рона, который вновь притворялся доброжелательным стариком.

— Кхм.

Его взгляд вернулся к Чхве Хану, услышав его фальшивый кашель. Ему нужно было встать. Кэйл чувствовал, что восстановил достаточно сил, однако этот цветочный сад был намного комфортнее, чем он ожидал.

— Кэйл-ним.

Чхве Хан издавший фальшивый кашель, начал говорить. Ему нужно было доложить Кэйлу о результатах битвы трёхдневной давности.

Они должным образом обо всём позаботились, но, возможно, немного переборщили.

Все отвели взгляды, не решаясь смотреть в глаза Кэйлу.

— После битвы три дня назад все враги отступили. Убийца, которого называли Первым, мёртв, а магический копейщик не сможет двигать своей нижней частью тела в будущем. Что касается укротителя…

Чхве Хан увидел ладонь Кэйла перед своим лицом. Он перестал докладывать увидев жест, который говорил ему прекратить говорить и посмотрел на Кэйла. Хоть лицо Кэйла выглядело здоровым, он в то же время казался усталым.

— Я голоден.

— … Простите?

— Мясо.

— А?

Он хотел мясо в деревне эльфов, где были только овощи. Перед тем, как упасть в обморок он молился получить хотя бы кусок хлеба, но теперь ему хотелось мяса. Его силы восстановились, но чувство голода не исчезло.

Кэйл уверенно сказал растерянному Чхве Хану. Однако его голос хрипел после того, как он не использовал его в течение нескольких дней.

— Скажи им, чтобы принесли мясо.

В этот момент Бикрокс встал.

— Я пойду приготовлю немного.

«Как и ожидалось от шеф-повара».

Бикрокс впервые показался Кэйлу надёжным. Проводив взглядом шеф-повара, который надел новую пару перчаток и отправился готовить, Кэйл медленно поднял своё тело.

Корона из листьев упала ему на бедро. Корона, сделанная из листьев Мирового Древа, теперь была зелёной, как будто состояла из обычных листьев.

Кэйл почувствовал себя не в своей тарелке, размышляя о том, как он лежал здесь, с это причудливой и выглядящей святой короной из листьев в течение последних трёх дней. Вот почему он поднял корону всего двумя пальцами и посмотрел на вход в цветочный сад.