Глава 114.2. Великий и могущественный (часть 2)

Изначально там никого не было. Но когда Бикрокс ушёл, прибыла группа людей.

Смотря на них Кэйл сказал.

— Я хочу лечь на кровать.

Человеком ведущим группу была староста эльфов Канария, которая являлась таким же дополнительным персонажем как Пендрик. С белыми волосами, которые были аккуратно собраны, и с улыбкой на старом морщинистом лице, она поклонилась.

— Я предоставлю дом для нашего уважаемого гостя, который получил защиту великого и могущественного существа.

Это было чрезвычайно уважительное поведение.

Чхве Хан наблюдал за этим в течение последних трёх дней, но всё ещё чувствовал себя ошеломлённым таким уважительным отношением. Несмотря на то, что они помогли эльфам, этот уровень уважения, казалось, превосходил тот, что они заслуживали. Он подсознательно нахмурился и посмотрел в сторону Кэйла.

Он знал, что Кэйлу не нравится подобного рода поведение, даже во дворце. Тем не менее ему пришлось промолчать, чтобы соответствовать нынешнему поведению Кэйла.

— Конечно.

Он вертел корону в руке и небрежно отвечал, как будто это было естественно.

— Показывайте дорогу.

Другие могли бы подумать, что Кэйл был Драконом.

Однако Кэйл просто принял ситуацию как есть, показывая безразличное отношение. По крайней мере, пока не увидел дом, который ему предоставили.

— Вот он.

Это был дом, сделанный путём вырезания отверстия в самом большом дереве в деревне эльфов. Дом внутри большого дерева был волшебным.

Кэйл посмотрел на старосту Канарию.

— Это мой дом.

Староста отдала ему свой дом. Это был лучший дом во всей деревне.

Кэйл на мгновение вздрогнул, после чего уверенно сказал.

— Могу я войти?

Не было причин отказываться от такого хорошего дома.

* * *

Кэйл, сидевший на мягком диване из листьев, услышал остальную часть истории произошедшего три дня назад, в то же время уплетая хлеб.

Приняв стакан фруктового сока от Рона, он посмотрел на Чхве Хана, Канарию, Джита и Пендрика, которые все сидели перед ним.

— Укротитель лишился глаз и потерял сознание, после чего телепортировался с магическим копейщиком.

Кэйл повторил результаты битвы.

— Магический копейщик потерял копьё, а его ноги были повреждены, поэтому скорее всего, в будущем он не сможет использовать нижнюю часть тела. Только им двоим удалось сбежать, в то время как мечник средних лет и несколько членов организации были пойманы, и сейчас находились в тюрьме. Что касается остальных…

Они были мертвы. Животные тоже были упокоены.

Кэйл посмотрел в глаза старосты Канарии. У неё был мудрый взгляд, который мог быть только у того, кто прожил долгую жизнь. Затем он снова заговорил.

— В таком случае мы можем уйти прямо сейчас.

Когда всё улажено, им больше не было нужды оставаться здесь.

Пендрик вздрогнул и поспешно заговорил.

— Мы должны вознаградить…

Группа Кэйла вышла за рамки того, что изначально ожидали эльфы. Однако Пендрик не договорил, увидев, как Кэйл поднял руку.

— Не нужно. У эльфов итак будет достаточно проблем с восстановлением деревни и границ, так как я могу просить о чём-то? Я уже рад, что никто из моей группы не пострадал.

Зрачки Пендрика задрожали. Он думал об этом и в прошлый раз, но как мог существовать такой хороший человек? Он слышал, что дворяне были жадными и видели только власть, но вся эта информация, казалось, была неверной.

В этот момент Пендрик услышал, как староста заговорила.

— Теперь я понимаю, почему Вас защищает Дракон.

Пендрик вздрогнул. Как он и ожидал, великим и могущественным существом был Дракон. Староста и Рыцарь-Хранитель ничего не говорили подозревающим эльфам.

Однако всё обретало смысл только если это был Дракон.

Та подавляющая природная сила, которая уничтожила врагов, принадлежала Дракону. Хотя боги существовали, эльфы верили, что Драконы были богами, которые жили рядом с ними. И Кэйл был человеком, получившим защиту существа, которое было богом всех форм жизни.

— Я уверена, есть причина, по которой Дракон-ним остаётся рядом с Вами, не раскрывая себя.

Староста Канария наблюдала за Кэйлом.

Дракон скрывал свою личность, но раскрыл свои силы. Кто-то вроде неё, прожившей долгую жизнь, естественно, понимала намерения Дракона.

«Он не хотел, чтобы мы поклонялись ему. Но он скорее всего хочет, чтобы мы относились к его человеку так, как мы относились бы к нему».

Сначала они сомневались, когда Пендрик сказал, что на помощь им придёт человек. Однако если это был кто-то, у кого была любовь и защита Дракона, особенно такой человек, как Кэйл, который защищал эльфов и Мировое Древо до такой степени, что кашлял кровью…

«Мы можем его принять».

— Как человек, у которого есть защита Дракона-нима, я верю, что у вас есть право услышать правду.

«Право?»

Кэйл нахмурился. У него появилось плохое предчувствие. Всё, что он хотел сделать, это взять как можно больше у этой деревни эльфов перед отъездом.

Поэтому он поспешил остановить её.

— Подож…

— Кажется, они ищут Мировое Древо.

Но он не успел и услышал нечто бесполезное. Зрачки Кэйла задрожали, и увидев его реакцию на лице старосты Канарии появилась странная улыбка.

— Местонахождение Мирового Древа неизвестно. Практически нет людей, которые знают о нём.

Однако Кэйл знал это место.

Мировое Древо находилось в последней из пяти запретных областей, Долине Отчаяния.

Лишь немногие эльфы знали об этом месте.

— … Это не то место, о котором люди должны знать.

Кэйл сделал вид, что не знает местонахождения Мирового Древа. Он также не хотел узнавать об этом у старосты эльфов. Однако староста, должно быть, неправильно всё поняла, потому что она улыбнулась.

— Вы совершенно правы. Но жадные люди всегда хотят узнать его местоположение. Как и секретная организация в этот раз. Но всегда будут существовать и противоположные им люди.

Она чувствовала, что этот хороший человек, который готов пожертвовать собой, не желая никакой прибыли взамен, должен узнать всё.

Кроме того, рядом с ним был Дракон.

Тот факт, что Дракон, раса, известная своим эгоизмом, был готов использовать свою силу для кого-то другого, означало, что этот человек был единственным в своём роде. Он будет героем, о котором будут говорить целую вечность. Существовала причина, по которой человеческие герои в древних легендах всегда имели Дракона-Хранителя. К сожалению, люди забыли об этих древних легендах.

Драконы, как правило, помогали только самым талантливым людям с сильной волей.

«Хотя на этот раз, похоже, Дракон выбрал слабака. Но он тот, у кого было много судьбоносных встреч, позволившие ему получить множество Древних Сил. В будущем не будет никого удачливее него».

Староста сразу перешла к делу.

— Именно поэтому мы планируем послать Пендрика к господину Золотому Дракону-ниму, чтобы попросить помощи. Защита вокруг Мирового Древа в настоящее время контролирует его магией.

Кэйл вздрогнул.

«Что она сказала?»

— Золотой Дракон?

Хэпхи показал аналогичную реакцию. Она отличалась от мэра Тёмных эльфов. Староста Канария, казалось, знала местоположение другого Дракона.

«… Я хочу изобразить невежество».

Естественно, Кэйл не хотел знать местонахождение другого Дракона, тем более, что тот был связан с Мировым Древом. В конце концов, ничего особенного не случится, если Мировое Древо исчезнет с Западного континента.

— Человек! Мне любопытно!

Однако Хэпхи было любопытно.

— Спроси её! Мне любопытен Дракон!

Почему этот Дракон проявлял такое любопытство к другому Дракону? Их раса была известна тем, что любила только себя. Кэйл долго колебался, пока в итоге не спросил.

— Куда отправится Пендрик?

Он не спрашивал напрямую, где находится логово Дракона. Кэйл надеялся, что староста не ответит на вопрос, сказав, что это не его дело. Но староста без колебаний дала ответ.

— Он в Королевстве Вайпер.

Плечи Кэйла вздрогнули, а Хэпхи начал кричал в его голове.

— Человек! Разве нам не нужно обдурить того идиота? Мы также должны пойти уничтожить Магическую Башню!

Хэпхи был прав.

Им нужно было увидеться с Витирой, а затем направиться в Королевство Вайпер, чтобы встретиться с Тункой.

Он всё ещё мог извлечь выгоду, а также ему нужно было взорвать Магическую Башню.

— Охххх!

Хэпхи был взволнован.

«Во что я опять вляпался?»

Это была единственная мысль Кэйла.