Глава 115.1. Великий и могущественный (часть 3)

Дракон.

Это был настоящий Дракон, не такой как Хэпхи.

Кэйл не хотел встречаться с другим Драконом.

В большинстве фэнтезийных романах старые Драконы выполняли роль помощников, которые давали главному герою ключ к переходу заключительного этапа истории. Но Драконы в [Рождении Героя] были всего лишь эгоистичными и высокомерными существами.

«Разве в новелле не говорилось, что все Драконы невероятно эгоистичны?»

Хэпхи был исключением. Кэйл нахмурился, начав беспокоиться.

— Я знаю, что в этом мире нет таких великих и могучих Драконов, как я, но мне любопытно! У всех есть другие представители своей расы, кроме меня.

Когда Хэпхи сказал «кроме меня», Кэйл вздрогнул.

(Ну, ты тоже единственный в своём роде. Нет никого слабее тебя. Но не беспокойся. Я буду рядом с тобой!

— Хааа, — из уст Кэйла вышел глубокий вздох. Продолжая думать, он закрыл лицо руками.

«Почему всё закончилось так?»

Каждый шаг он делал по плану, так почему продолжают появляться другие назойливые вещи? Могло ли причиной этого быть то, что он находился рядом с Драконом и главным героем, Чхве Ханом?

Обеспокоенный голос Хэпхи прозвучал в голове Кэйла.

— Человек, ты снова болен?

— Хааа, — всё ещё закрывая лицо обеими руками, он спросил эльфа: — Вы можете сказать, где он находится?

— Даа!

Староста Канария улыбнулась услышав его вопрос.

Кэйл почувствовал себя неловко, когда опустил руки и увидел её улыбку. Она была похожа на фанатку, которая вот-вот увидит, как две её любимые знаменитости встретятся друг с другом.

— У Дракона хорошая личность?

— Я не смею говорить о личностях таких почитаемых существ. Все они великие и могущественные существа.

Ему не стоило задавать такой вопрос поклонникам Драконов.

— Это взрослый Дракон?

— Он — древний Дракон-ним. Он также общительный Дракон.

— Старый Дракон!

Услышав от Канарии, что Дракон был древним, Хэпхи ещё сильнее был взволнован. С другой стороны, выражение лица Кэйла было не слишком хорошим.

«Общительный Дракон всё ещё эгоистичный Дракон».

Но Кэйл всё равно испытал облегчение. Слова старосты Канарии означали, что золотой Дракон, как минимум, проявит любопытство к Хэпхи.

— Я докажу величие себя, Хэпхи Ёна!

Кэйл сдержал вздох, услышав ответ Хэпхи. Сможет ли такой глупый Дракон, как Хэпхи, выжить перед древним Драконом? На самом деле он немного беспокоился из-за этого.

Однако это беспокойство быстро исчезло из-за последующих слов старосты Канарии.

— Но я беспокоюсь, потому что Дракон-ним испытывает проблемы со своим здоровьем. Я надеюсь, что встреча с другим Драконом-нимом сделает его счастливым и поможет восстановить силы.

К счастью, Дракон был слаб.

Это уменьшило беспокойство Кэйла, ведь их шансы сбежать, даже если Хэпхи в конечном итоге сразится с этим золотым Драконом, автоматически становились выше.

«Мы можем сбежать, если всё будет плохо».

Если он возьмёт с собой Чхве Хана и остальных, Хэпхи не обязательно будет в невыгодном положении. Кэйл обдумывал, как ему собрать достаточно сильную группы, чтобы на равных быть с этим древним Драконом. Однако его размышления прервала улыбающаяся Канария.

— Думаю, это будет прекрасное зрелище, когда два Дракона-нима встретятся.

«Прекрасное?»

Кэйл боялся, что прольётся кровь. Однако сейчас у него в приоритете было другое беспокойство. Рыцарь-Хранитель подал знак старосте.

Заметив его взгляд, выражение лица Канарии немного напряглось. Затем она посмотрела прямо ему в глаза.

— Молодой Мастер-ним, если это возможно.

Канария говорила слова, которые заставляли Кэйла плохо себя чувствовать. Он взял ещё один кусок хлеба и начал жевать.

— Не могли бы вы встретиться с мечником?

«Чёртовы эльфы».

Кэйл откусив последний кусочек хлеба и проглотив слова, что хотел сказать эльфам.

Эти эльфы ничего ему не давали, но продолжали что-то просить. Даже если Кэйл продолжал говорить, что ему ничего не нужно, разве не правильно было давать что-то, когда о чём-то просишь?

«В новелле они были такими же. Эта староста заставляла Чхве Хана много работать».

Кэйл подумал, что староста похожа на енота. Она не давала никакого вознаграждения, говоря, что материалистическая жадность это плохо, но всё равно просила о большой помощи.

Естественно, у Кэйла не было планов быть обманутым старостой эльфов.

Он посмотрел на Канарию с безразличным выражением лица и спросил.

— Зачем мне с ним встречаться?

Увидев его безразличие и услышав холодный голос, Канария начала осторожно подбирать слова. Она никогда раньше не была так осторожна с людьми. Но он был тем, кого защищал Дракон. Этот великий и могущественный Дракон, вероятно, наблюдал за ними прямо сейчас.

— Мечник ничего не говорит, сколько бы мы его не допрашивали. Вы упомянули, что не знаете их личности, но мы подумали, что вы могли бы получить от него больше информации, так как уже несколько раз встречались с этой организацией.

Канария видела, как Кэйл жуёт хлеб, смотря только на неё. Только когда этот дворянин дожевал кусок хлеба, он улыбнулся.

Это было похоже на её собственную улыбку.

— Я помогу Вам только до этой просьбы, так как это для всеобщего блага.

Выражение лица Канарии стало странным. Однако Кэйл не проявил никакой реакции на её выражение, вместо этого он посмотрел на остальных, продолжая говорить.

— Пендрик, ты не согласен? Мы должны помогать друг другу, чтобы каждый мог жить хорошо. Конечно же, пока это в пределах наших возможностей.

— Вы правы, Молодой Мастер-ним.

— Да. Помогать друг другу без какой-либо материальной выгоды — это действительно очень круто. Вы ведь тоже с нами согласны, Рыцарь-Хранитель?

Рыцарь-Хранитель вздрогнул от неожиданного вопроса к нему, после чего опомнился и сразу же ответил.

— Гм, да, вы правы. Я никогда не встречал Молодого Мастера-нима, *кхм*, другого человека, который знает цену таким поступкам. Вы определённо заслуживаете защиты Дракона-нима.

— И вправду. Как вы уже упоминали, Рыцарь-Хранитель-ним, такие поступки могут быть погашены только действиями.

Вопреки мягкому поведению Кэйла, его выбор слов был довольно специфичен. Однако его добрая улыбка заставила эльфов услышать только то, что они считали словами доброжелательного человека. Пендрик с восхищением сказал в ответ.

— Вы совершенно правы! Сердце не может быть наполнено материалистическими вещами!

Пендрик показал реакцию, которую и хотел Кэйл.

«Вот и хорошо. Поэтому в следующий раз Вам всем придётся выложиться по полной, чтобы помочь мне».

Вместо того, чтобы поделиться своими мыслями, Кэйл посмотрел в сторону старосты и улыбнулся ещё более доброжелательной улыбкой, чем была у неё.

В деревне эльфов не было ничего, кроме ручного труда. Сотрудничать с эльфами также означало, что он заставит работать Элементалей. Как он не мог использовать их, раз уже помог? Кроме того, деревня эльфов находилась в отличном месте между Королевством Роан и Королевством Брек.

— Человек, почему ты улыбаешься так же, как когда с Наследным Принцем? Они что-то сделали не так?

Вместо того чтобы ответить на слова Хэпхи, Кэйл встал со своего места.

— Давайте пойдём прямо сейчас.

Кэйл и староста посмотрели друг другу в глаза.

— Не должны ли мы сделать всё возможное, чтобы помочь как можно быстрее, если в этом есть необходимость?

Выражение лица старосты снова стало странным. Как будто этот человек перед ней давил на неё, чтобы женщина сделала, как он сказал. Она также ощущала источник этого давления.

«Какая уникальная Древняя Сила».

Эта неизвестная Древняя Сила давила на неё. Для неё Кэйл был интересным человеком. У него была несравненная удача, уникальная Древняя Сила, и…

«Его речь также красноречива».

Канария встала, как и Кэйл. Она видела любопытство в глазах Пендрика и Рыцаря-Хранителя, когда те смотрели на Кэйла. Другие эльфы, вероятно, смотрели на него с похожими эмоциями.