Глава 136.2. Вместе (часть 4)

После короткого совета Святому, Кэйл повернулся к Таше и Мэри.

— Начинайте.

— Да, сэр.

— Хорошо.

Они сразу же направились к Ханне. Кэйл тоже подошёл к кровати и наклонился к девушке, которая всё ещё смотрела на него. Затем он приблизился к уху мастера меча, чтобы она могла лучше расслышать его слова.

— Ханна.

Мэри сказала, что её возможно спасти, потому что она мастер меча.

***

— Полностью избавиться от неё невозможно, но её аура может слиться с мёртвой маной. Но когда слияние завершится, у неё будет атрибут тьмы, а также ей будет необходимо постоянно поддерживать баланс между ними. Могут также быть некоторые другие побочные эффекты.

— Но она сможет жить.

— И я буду той, кто соединит её ауру и мёртвую ману вместе.

***

Кэйл продолжил говорить с Ханной.

— Выпусти свой максимальный уровень ауры. Чужая сила поможет твоей ауре слиться с мёртвой маной. Следуй по пути, созданному этой силой.

— Угх.

Ханна открыла рот, чтобы что-то ответить, но у неё вырвалась только кровь и чёрный дым. Смотря на неё, он сказал последние слова:

— Постарайся выжить.

В этот момент Ханна закрыла глаза, и золотистая аура начала выходить из её тела.

Мэри закатала рукава, обнажив руки, покрытые чем-то вроде чёрной паутины. Из её руки начала выходить чёрная аура.

Таша усадила Ханну, и Мэри положила обе руки на спину девушки, сказав:

— Пожалуйста, направляй свою ауру следуя моим указаниям.

Таша создала чёрный туман, который окружил одновременно Ханну и Мэри.

Кэйл отступил.

Ему больше нечего было делать. Как только Мэри засучила рукава, Рон и Бин уже вышли из комнаты вместе с самым лучшим воином.

Кэйл повернул голову в угол комнаты.

Святой дрожал, глядя на них. Эрухабен стоял рядом со Святым, скрестив руки на груди.

— Человек, Голди и я будем наблюдать за этим парнем.

Эрухабену и Хэпхиу ничего не грозило, потому что у них не было атрибута тьмы.

Поскольку Кэйл был таким же, он просто подошёл и встал рядом со Святым. Кэйл и Эрухабен стояли по обе стороны от Святого.

В то же время Эрухабен как бы невзначай сказал.

— Давно я не видел настоящего некроманта.

Постепенно комната наполнялась тёмной аурой. Кэйл не придавал этому особого значения, так как она не была ядовитой, как мёртвая мана, однако это не относилось к одному человеку в комнату.

— Хааа, хааа.

Дыхание Святого становилось учащённее, ему, как Святому Бога Солнца было трудно ничего не делать. Кэйл некоторое время смотрел на Святого, а потом перевёл взгляд на Эрухабена, и начал говорить.

— Она первый некромант после смерти последнего некроманта.

— Понятно. В любом случае, она удивительная. Ей должно быть больно направлять мёртвую ману в чьём-то теле.

Кэйл видел, как Святой вздрогнул, услышав замечание Эрухабена. Сам Кэйл уже знал об этом, потому что во время их пути в джунгли Таша украдкой рассказала ему.

***

— Мэри будет очень больно во время процесса слияния. Она испытает ещё более сильную боль, чем Святая Дева. Но она, несмотря ни на что, хочет помочь Святой Деве. Уверена, вы знаете о её добром характере, Молодой Мастер Кэйл.

***

Как бы невзначай он начал говорить:

— Её история становления некромантом довольно печальна. Мэри пересекала «Пустыню Смерти» со своими бедными родителями, но там же она и была отравлена мёртвой маной. Остальные члены её семьи погибли, и она была единственной выжившей.

Святой медленно повернул голову к Кэйлу.

— И чтобы выжить, единственным способом было поглотить атрибут тьмы. Вот так она и стала некромантом. Она пришла сюда, чтобы спасти Мисс Ханну.

Слова Кэйла прозвучали для Святого подобно грому. В то же время он услышал, как женщина в чёрном начала кричать:

— Ты должна продолжать терпеть! Подтолкни ко мне всю мёртвую ману.

При этих словах покрытые шрамами руки женщины заметно задрожали. Таша стояла рядом и создавала чёрный дым.

Святой не мог отвести от них глаз.

Затем Кэйл снова заговорил с блондином.

— Святой-ним, если Мисс Ханна выживет, у неё тоже будет атрибут тьмы.

После этого он ничего не говорил.

В комнате раздавались только крики Ханны, Мэри и отчаянный голос Таши. Однако несмотря на всё это, Кэйлу удалось услышать тихий голос.

— … Молодой Мастер Кэйл.

Конечно же это был Святой.

— Спасибо.

Кэйл перевёл взгляд на блондина, который изо всех сил пытался улыбнуться.

— Я знаю, как отличить хорошие намерения от плохих.

В этот момент в разговор вмешался Эрухабен.

— Вот что значит быть Святым.

Слова Древнего Дракона отпечатались в сердце Святого. Он закрыл глаза и сжал кулаки. Его ногти впивались в кожу, заставляя бежать струйки крови, но парень не разжимал их.

Теперь он понял, что существовали вещи более важные, чем справедливость, которой научил его Бог Солнца.

В этот момент он ощутил холодное чувство на своих руках. И раскрыв ладони он увидел, что на них течёт зелье.

— Сопротивляться — это хорошо, но при этом ты не должен страдать.

Кэйл поливал руки Святого зельем. Блондин подавил эмоции, которые поднимались в нём, и кивнул.

— Добро было не тем, за что я его всегда принимал.

На самом деле оно всегда было рядом с ним.

Святой почувствовал, что наконец-то понял, что такое истинное добро. Это заставило его расслабиться.

Видя, что тот в порядке, Кэйл повернулся к Ханне и Мэри. В этот момент Хэпхи начал мысленно говорить:

— Человек, прости меня, — при этом его голос звучал немного неуверенно.

«Что за чушь он снова хочет сказать?»

Кэйл слегка нахмурился.

— У тебя была хитрая улыбка, когда ты говорил, что вылечишь её, поэтому я подумал, что ты лжёшь. Человек, ты действительно хороший. Иногда ты странный, но у тебя доброе сердце.

Кэйл как всегда проигнорировал Хэпхи.

— Я ошибался. Но человек, этой девушке ведь станет лучше?

«Конечно».

Ханне, фальшивой Святой Деве, нужно было жить.

Святая Дева, отравленная бомбой мёртвой маны, чудом смогла преодолеть тьму и продолжила использовать свою золотую ауру. Вместе с праведным Святым, обладающим целительными способностями, эта пара близнецов сможет получить важное место в сердцах верующих в Бога Солнца.

Святой и Святая Дева станут реальными и смогут потрясти ядро Империи.

Кэйл снова услышал голос Мэри.

— Да, именно так. Используй свою ауру, чтобы создать путь.

— Так держать! Ты справишься! — Таша тоже подбадривала Ханну.

Кэйл вспомнил обещание, данное Ханне в пещере, расположенной внутри Пути Невозврата.

Игнорируя её связь с Рукой, личность Святой Девы и того факта, что за ними гналась Империя, Кэйл сказал следующее:

«Я приведу кого-нибудь, кто сможет исцелить тебя, так что жди меня».

И Кэйл сдержал своё слово.