Глава 137. Вместе (часть 5)

Прошёл час.

Звук, похожий на звук горения, начал наполнял комнату.

— Угх!

И вслед за ним послышался стон Мэри.

«… Начинают появляться шрамы», — Кэйл прикусил губу.

— Похоже, им больно.

Печальный голос Хэпхи эхом отозвался в голове Кэйла.

Хэпхи говорил о Мэри и Ханне.

Чёрные вены на теле Ханны, которые, казалось, вот-вот лопнут, постепенно приходили в норму. Все видимые области, включая руки, лицо, шею и икры, начали успокаиваться.

В то же время, линии, которые выглядели как чёрная паутина, стали проявляться по всему её телу, словно татуировки.

Это было отвратительно.

Паутина расползалась по телу, как русло реки после долгой засухи.

— … Ханна.

Святой смотрел на неё широко раскрытыми глазами.

И в этот момент…

— Угх.

Тело Ханны внезапно начало клониться вперёд. Не ожидавшая этого Таша поймала тело девушки, закрытые глаза которой начали открываться. Однако её зрачки даже не были сфокусированы.

— С-сохраняй сознани…

Мэри попыталась что-то сказать, но не смогла закончить, потому что всё её тело затряслось. Казалось, она уже была на пределе.

Руки Мэри, лежавшие на спине Ханны, прокладывали путь, по которому мёртвая мана проходила по телу Ханны, поглощая чёрный дым, выходящий из тела девушки.

В то же время руки Мэри полностью окрашивались в чёрный, как если бы они обгорели.

Она в течение часа создавала путь, по которому мёртвая мана могла течь через тело девушки. Было трудно. И это могла сделать только Мэри, потому что она была единственным человеком, имеющим знания о том, как мёртвая мана должна течь по человеческому телу.

В этот момент раздался новый голос:

— Ханна.

Кэйл подошёл к кровати. Посмотрев в расплывчатые зрачки девушки, он сказал.

— Просыпайся.

Пальцы Ханны слегка дёрнулись.

Она всё ещё была окружена своей золотой аурой. Это показывало, что она ещё не полностью потеряла сознание.

— … Молодой Мастер Кэйл.

Таша бросила взгляд на Кэйла, и прикусила губу.

Как тёмный эльф с атрибутом тьмы, она не могла помочь Мэри проложить путь через тело Ханны. Если бы она могла, то сделала это много лет назад, чтобы облегчить боль Мэри.

Но не в силах ничем помочь, она дала Мэри книгу, которая позволила той выбрать путь некроманта.

— Ханна, ты единственная, кто может защитить себя.

Таша, услышав слова Кэйла, приложила больше сил, чтобы поддержать Ханну. Эльфийка хотела спасти её. Спасти женщину, в которой изначально сомневалась, услышав о её отношениях с Церковью Бога Солнца.

И в этот момент…

— Ах, — Таша ахнула.

Ханна закрыла глаза. Но перед этим Таша заметила, что глаза девушки сфокусировались.

Поэтому Таша подсознательно отпустила Ханну, и в следующее мгновение из тела девушки начал исходить грохочущий звук.

Теперь Ханна сидела без чьей-либо поддержки.

Девушка тяжело дышала, но слова всё равно сорвались с её кровоточащих губ.

— … Я не умру.

Услышав её, Кэйл улыбнулся и медленно попятился.

Словно последние угольки жизни, из тела Ханны вырвался ослепительный золотой свет. Вместе с этим раздался комментарий Эрухабена со стороны.

— Она ставит всё на карту.

Чтобы выжить Ханна поставила всё на кон, включая свою жизнь.

Кэйл также услышал голос Мэри:

— Мм, ха-ха…

Это была смесь стона и смеха. Он ничего не видел, потому что её лицо было скрыто чёрным капюшоном, но почему-то ему казалось, что Мэри счастлива.

Да, Мэри была счастлива видеть, что Ханна ставит всё на кон. В то же время шипящий звук от чёрных рук Мэри стал ещё сильнее.

Это был отвратительный звук. В то же время из Мэри и Ханны повалил чёрный дым.

Однако Кэйл не перестал улыбаться.

«Она выжила».

Это подсказывала его интуиция.

Ханна будет жить.

Обычно интуиция Кэйла всегда была верна.

Он спокойно продолжал наблюдать за кроватью, которая больше не была видна из-за сочетания золотого света и чёрного дым. Он также положил руку на плечо Святого, остановившись рядом с тем.

Шмыг, шмыг.

«Он такой эмоциональный».

И похлопал разволновавшегося Святого по плечу. Тот тоже это почувствовал. Он видел, что его младшая сестра изо всех старается преодолеть это препятствие. Поскольку они были семьёй, Святой интуитивно чувствовал, что она определённо преодолеет это препятствие.

— Спасибо, спасибо.

Святой благодарил кого-то, хотя не было ясно, кого именно. В каком-то смысле он даже молился. Продолжая слушать благодарности Святого, Кэйл ожидал окончания процедуры.

***

Спустя час Кэйл увидел, как Мэри поднялась на ноги.

— … Она выжила.

Ханна лежала на кровати с расслабленным выражением. Однако услышав её слова, Кэйл покачал головой и сказал то, от чего Мэри застыла.

— Нет. Мэри, ты спасла её.

На лице Мэри появилась улыбка, хотя из-за чёрного капюшона её никто не видел. В то же время, потрясённый голос Таши заполнил комнату.

— Мэри!

Вдруг Мэри почувствовала, как её тело начинает клониться в сторону, но ничего не могла поделать с этим. У неё совсем не осталось сил.

Однако девушка не упала. Кто-то обнял её прежде, чем она успела упасть.

— Ты хорошо поработала. Теперь отдыхай.

Это был голос Кэйла. После его слов Мэри без колебаний закрыла глаза.

«Я спасла её».

Это была последняя мысль девушки, прежде чем её сознание провалилось во тьму.

Смотря на чёрную мантию в своих руках, которой он не дал упасть, Кэйл невольно подумал.

«… Не думаю, что смогу её поднять».

Он не был достаточно сильным, чтобы поднять девушку. К тому же, после двух часов стояния ноги болели.

Кэйл перевёл взгляд на Ташу, которая ранее бросилась к Мэри, а сейчас стояла с пустым выражением лица.

Смотря на неё юноша позвал:

— Таша.

— Д… да?

— Ты можешь перенести Мэри с помощью стихии ветра?

— Ах, да.

Таша кивнула. Её Элементаль ветра вполне мог перенести кого-то вроде Мэри. Таша видела, как на устах Кэйла появилась улыбка на её ответ. Затем мужчина указал подбородком на Мэри и отдал приказ.

— Перенеси её.

У него не было сил, чтобы нести девушку.

После процедуры Ханна и Мэрри потеряли сознания, но обе достигли успеха.

Они всё ещё были живы.

* * *

— Молодой Мастер-ним.

Кэйл повернул голову на осторожный голос, зовущий его.

— Да, Святой-ним?

Услышав ответ Кэйла, Святой колебался. Перед тем как продолжить, он посмотрел на мирно спящую сестру.

— С этим некромантом всё будет в порядке?

— Да, с ней всё будет хорошо. Мисс Таша присмотрит за ней.

— … Я рад. Я очень рад.

Как подобает Святому блондин сложил руки вместе и невинно улыбнулся.

Однако вскоре его улыбка превратилась в горькую.

Его взгляд был направлен на сестру.

В комнате остались только они вдвоём и Кэйл, который пришёл проведать Ханну.

Комната, где они лечили Ханну, в итоге была в сильном беспорядке, поэтому Ханну перенесли в другие апартаменты.

Посмотрев на сестру освещённую ярким светом, Святой почувствовал облегчение, и тревогу.

На лице Ханны виднелись чёрные шрамы, похожие на паутину. Любой с первого взгляда мог сказать, что она выжила, будучи отравленной мёртвой маной.

— Нам придётся жить где-нибудь в изоляции, даже если мы уйдём из Империи.

Из-за преследования Империи они были вынуждены уйти от церкви, но теперь им нужно было избегать любых контактов с людьми. Святой не мог сдержать вздоха при мысли об их положении.

— … С этого момента будет много неприятностей.

— Ты действительно так думаешь?

Святой кивнул в ответ на вопрос Кэйла. Однако он не казался сдавшимся человеком.

— Да. Люди опасаются атрибута тьмы и мёртвой маны. Но теперь моя очередь защищать сестру.

Если им нужно спрятаться от осуждающих глаз мира, то теперь его очередь защищать Ханну и скрывать её. На лице Святого были смесь горечи и радости.

— Нам нужно будет провести всю нашу жизнь в бегах, потому что люди лишь увидев её шрамы сразу поймут, что у Ханны есть атрибут тьмы. Но достаточно и того, что она будет жить.

— Зачем вам прятаться?

— … Что?

Святой подумал, что неправильно расслышал Кэйла. Поэтому он отвёл взгляд от Ханны и посмотрел на их благодетеля.

Кэйл выглядел уверенным. В то же время голос Хэпхи раздался в его голове.

— Человек, этот мастер меча, кажется, проснулась.

Как всегда Кэйл проигнорировал его слова и продолжил говорить то, что хотел:

— Мёртвая мана — сильный яд для людей. То, что она смогла преодолеть его и выжить — это чудо.

Святой видел, что Кэйл смотрит на Ханну так же, как обычно. В этот момент в его голову вдруг пришла одна мысль.

«Это потому, что Молодой Мастер Кэйл способен общаться с некромантом?”

Тёмный эльф, некромант и даже слуга с искусственной рукой. Казалось, он относился к существам рядом с собой и близких к тьме, как к обычным людям.

Кэйл продолжал говорить, пока эти мысли пронеслись в голове Святого:

— У людей, которые через многое прошли, руки грубее. Я просто считаю, шрамы на её лице, это символ того, что она преодолела.

— Ах, — Святой тихонько ахнул.

— Думаю, когда-нибудь наступит время и люди поймут и будут сочувствовать тем, кто смог преодолеть такое бремя. Точно так же, как ты сейчас благодарен Мэри.

Святой чувствовал, как бешено колотится его сердце.

Он не очистил Мэри, как подсказывал ему инстинкт, и теперь был благодарен ей.

Потому что Святой знал о её истории.

Он знал, что Мэри была отправлена мёртвой маной и обо всём, что ей пришлось преодолеть, чтобы выжить.

Он также видел, что та была готова страдать от боли, чтобы спасти незнакомку, даже после стольких трудностей в своей жизни.

Бог Солнца говорил своим последователям следующее.

Добро подобно яркому свету.

Неважно, как долго человек блуждает во тьме, один луч света может помочь ему продолжать жить.

Джек, этот наполовину Святой, живший под гнётом церкви, начал понимать учения, которые ему давали.

— Молодой Мастер Кэйл, то, что у кого-то есть атрибут тьмы, не означает, что в его сердце нет добра. Это означает, что человек тоже может быть источником света, ведь так?

Джек хотел, чтобы Кэйл ответил за него.

И Кэйл без проблем ответил:

— Святой-ним, мир, где каждый понимает это, скоро наступит.

Хэпхи снова заговорил в голове Кэйла:

— Человек, смотри! Веки мастера меча дрожат! Я был прав насчёт её пробуждения. Я действительно великолепен!

Кэйл проигнорировал слова ребёнка, продолжая говорить со Святым:

— Я верю, что если мы будем упорно трудиться, такой мир может стать реальностью.

— Вы правы. Я полностью согласен с вами, — Джек кивнул. Сильное стремление наполнило его сердце.

— Я постараюсь сделать так, чтобы такой мир был создан. И Ханна, и некромант-ним обладают атрибутом тьмы. Но они всё ещё хорошие люди, которые готовы быть лучом света на благо других. Я буду упорно работать, чтобы люди смогли понять, что они хорошие люди.

Джек заметил, как на устах Кэйла появилась улыбка.

Тот смотрел через плечо Святого.

Мастер меча Ханна уже открывала глаза. И как только её глаза полностью открылись, она встретилась взглядом с Кэйлом.

В то же время тот заговорил.

— Людьми, которые преодолели трудности, должны восхищаться. По крайней мере те, кто пережили все невзгоды, заслужили это право.

Ханна ясно понимала, что Кэйл имел в виду, говоря о людях, которые пережили свои трудности.

Хотя это было трудно, Ханна всё же улыбнулась Кэйлу. Однако эта улыбка вовсе не была тёплой.

Эта была улыбка, в которой смешалась радость о того, что она жива, и желание отомстить.

— Вы правы. Молодой Мастер Кэйл, вы действительно глубокая личность.

Кэйл скромно улыбнулся взволнованному Святому. И смотря на теперь ставшего истинным Святым и фальшивую Святую Деву, которая не забыла о своей цели, он подумал:

«Я приготовил небольшой сюрприз для Империи».

Подготовка шоу, что потрясёт всю Империю, была успешно завершена.