Глава 790. Дорогу фиолетовой ци!

Если подсчитать, то это уже был пятый прорыв Цзюнь Мосе. Разумеется, уже хорошо знакомое дело для него. Но для Мэй Сюэ Янь, однако, это была первая настоящая попытка! К тому же, сейчас для Мэй Сюэ Янь такой опыт особенно ценен! Для будущих её прорывов, это – чрезвычайно ценный опыт! По крайней мере, благодаря этому она хотя бы будет знать, что к чему! Поэтому, когда процесс практически начался, Цзюнь Мосе не забыл забежать сказать ей об этом!

Однако когда он выходил, ему вдруг пришло в голову: каждый прошлый прорыв проходил у него в Пагоде, и раз он уже зашёл, зачем ему снова вылетать?

«Неужто из-за того, что она – там, я буду смущаться?»

И тогда Цзюнь Мосе сразу же влетел обратно. Состроил какую-то непонятную рожицу перед удивлённой Мэй Сюэ Янь. И в одно мгновение исчез на четвёртом уровне, бросив только:

– Короче, я забыл, что только здесь могу как следует прорваться. Здесь природная одухотворённая ци высшая просто, короче, ты поняла.

Мэй Сюэ Янь нечего было сказать. Да она и не могла. Она только подняла свою очаровательную лапку и закрыла свои глаза: этот мальчишка, в самом деле, неисправим. Такой растяпа и ещё с такой стремительной скоростью прорывается, это вообще несправедливо.

Кажется, прошло совсем немного времени, как Мэй Сюэ Янь отчётливо почувствовала, как вся Пагода начала трястись. Сначала, словно лёгкий ветерок. А потом он постепенно становился всё сильнее и сильнее.

Похоже, в этот раз прорыв будет нешуточным. Мэй Сюэ Янь внезапно вспомнила слова Мосе и срочно перенесла своё самосовершенствование. Постепенно начиная ощущать, как те редкие настроения, тот первоначальный хаос и пустота, начинают перестраиваться и возобновляться, открывая новые природные сверхъестественные способности.

Цзюнь Мосе как раз уселся там. Процесс совершенствования, который ограничивался прорывом, начал бунтовать в его теле!

Сначала энергия в его теле смешалась в один клубок. Затем она рассеялась и превратилась во множество разных ответвлений, и стала носиться без остановки туда и обратно в каналах Мосе. То, замедляясь, то наоборот, увеличивая скорость, а потом неожиданно заблудилась и пришла в тупик.

Одежда Цзюнь Мосе с треском разлетелась в разные стороны! Было заметно, что все мышцы на его теле, одна за другой, вздулись и начали перекатываться под кожей. Словно маленький мерзопакостный бельчонок, который бегал туда-обратно, везде засовывая свой нос!

Если бы Цзюнь Мосе не был полностью уверен, что сейчас находится в процессе прорыва, наверняка решил бы, что просто сходит с ума. И это ещё мягко сказано. Его положение в самом деле нехило пугало.

А после этого подкатила волна труднообъяснимого жёсткого покалывания во всём теле. Будто раскалённые на огне стальные иглы загоняли ему прямо в мозги, и он никак не мог даже попытаться им помешать! Эта боль была настолько невыносима, что Мосе практически уже был готов разразиться истеричным криком!

Но ему с превеликим трудом удалось сдержать себя. Так как Мосе всё время продолжал беспокоиться о Сюэ Янь. Если он закричит, это не только никак не поможет ему, но и может напугать Мэй Сюэ Янь. Она будет думать, что методы совершенствования очень трудны, и впоследствии у неё останется неприятное воспоминание, а это вообще не особо хорошо для неё.

Это может вызвать возникновение ещё большего внутреннего демона, когда она сама будет прорываться! Поэтому-то, Цзюнь Мосе изо всех сил терпел эти ужасные истязания! Все мышцы и мускулы на его теле набухли. Он был весь мокрый и скользкий от пота, но, тем не менее, он, крепко стиснув зубы, не двигался! И не издавал ни малейшего звука!

В этот раз интенсивность этих мучений и протяженность по времени была намного выше, чем в прошлые разы. Мосе даже и представить не мог себе такого! Этот раз совершенно нельзя было сравнить с прорывом на четвёртом уровне. Ведь они отличались, как небо и земля!

В те разы боль была тоже достаточно сильной. Но если сравнивать с этим разом, то тогда были просто лёгкие покалывания игрушечными иголками. Прорыв на пятый уровень в самом деле оказался страшно болезненным!

Эффект совершенствования считался первым в Поднебесной. Нет, первым во всём мире. Но и мучения, которые он создавал, тоже были самыми невыносимыми. В сравнении с другими техниками, каждый новый уровень был намного больнее предыдущего, каждая ступенька тяжелее другой! Он поистине достоин своей славы «легендарного мастера»! Мосе чувствовал и смех, и слёзы. Но постепенно силы, чтобы успокаивать самого себя, покидали его.

Следуя за усилением боли, Цзюнь Мосе тоже мучился и непрерывно брыкался скрючиваясь. В один миг его растягивало, в другой – сжимало. Выглядел он – так себе, и было заметно, что он в любой момент может просто не выдержать этого.

Эти истязания в самом деле уже достигли крайней степени. И если у каждого человека есть свой лимит боли, которую он ещё может вынести, то тогда Цзюнь Мосе за очень короткий промежуток времени уже несколько раз преодолел этот лимит!

Изначально, когда боль достигает некоторого предела, у человека включается механизм самозащиты: человек может потерять сознание, медицинским языком говоря, это называется состоянием шока. Это – метод человеческой самозащиты!

Но в обеих своих жизнях Цзюнь Мосе очень сильно отличался от обычных людей. В первой своей жизни он был самодостаточным наёмным убийцей-карьеристом, который всегда и везде стремился поддерживать состояния бодрости. Что, шок? Не-не, о таком не слышали!

В другой жизни, казалось, он уже вынес столько мучений, что постепенно выработал привычку терпеть боль. Пусть даже дикая боль, но она никак не может вызвать шок. Боль просто продолжается, к тому же, делая его сознание намного яснее, принуждая ощутить её сполна! Это и есть самое невыносимое, что только можно придумать!

Неизвестно сколько времени прошло, но боль слегка уменьшилась. Цзюнь Мосе с облегчением вздохнул, но вдруг обнаружил, что переход на пятый уровень по-прежнему не сдвинулся с места и по-прежнему был закрыт. Это что за хрень?

Только Цзюнь Мосе успел удивиться, как налетел новый прилив резкой боли. Всё его тело объяли судороги и конвульсии, мышцы бешено сокращались, словно все его внутренности в один миг засунули в блендер и включили кнопку.

Такие приливы дикой боли продолжались ещё много раз, волна за волной, и с каждым разом все сильнее. Примерно, около девяти ударов! Пусть Мосе обладает очень прочными и крепкими нервишками для этого мира, но и его надолго, пожалуй, не хватит!

То, что его рассудок до сих пор остаётся чистым и светлым, это – огромная нагрузка для его мозгов!

Вся его голова была мокрой от пота, по его телу скатывались маленькие струйки, которые в итоге сформировали небольшую лужицу на полу.

Цзюнь Мосе был так страшно измотан этими невыносимыми мучениями. Но вдруг ему в голову пришла мысль:

«Если даже для меня это настолько невыносимо, тогда если Сюэ Янь будет совершенствоваться и достигнет этого предела, она же совсем не будет готова к такому. Как она сможет выдержать это? Выдержать, и ещё и выжить?»

Когда он задумался об этом, кажется, и боль тоже немного уменьшилась. Ведь он уже начал волноваться не за себя, а о Сюэ Янь. Пусть боль и притихла ненамного, но это – уже хорошо.

В этот раз процесс прорыва был ужасно мучительным и превзошёл всякие ожидания.

Этот случай по ощущениям переплюнул все прошлые разы, вместе взятые!

Почему же так?

Цзюнь Мосе и не знал, что совершенствование пятого уровня имеет совершенно иные границы! Только пройдя через этот рубеж, можно на самом деле называться настоящим совершенным мастером! Другими словами, только достигнув этого рубежа в действительности можно ступить на дорогу открытий и вершин!

Этот уровень, в прямом смысле этого слова, удаляет из организма мастера все примеси и инородные тела. Происходит полное обновление каналов, начиная от внутренних органов и заканчивая кожными покровами – всё обновляется! Ты поистине получаешь новое и совершенное тело!

С этого уровня и начинается настоящее совершенство, в подлинном смысле этого слова!

Вслед за этим раздались какие-то звуки. Младенец в даньтянь, Цзюнь Мосе, боролся из последних сил. Но в итоге, не выдержав нагрузки, взорвался, не оставив и тени после себя.

В то мгновение, когда он исчез, Цзюнь Мосе словно ударили током. Парень, не сдержавшись, сплюнул кровь, его глаза выглядели едва нормальными.

В итоге мучения, наконец, прекратились. Но в теле Мосе не было и капельки силы! Нисколько не преувеличивая, можно сказать, что сейчас у него даже не было сил моргнуть глазом! Он так был вымотан! Полный упадок сил!

И в это время с верхушки четвёртого уровня Пагоды вдруг показался яркий свет. Через мгновение появилась ступенька, которая тянулась прямо к ноге Цзюнь Мосе. Затем на самой-самой вершине медленно раскрылись двери!

Густая до крайности, одухотворённая ци фиолетового цвета, бурля и клокоча, хлынула оттуда. Казалось, ей не было конца и края! До этого ци, которую отдавала Пагода, была, разумеется, такой же густой, насыщенной и чистой. Но она всегда была молочного цвета. Однако на этом уровне она превратилась в удивительно фиолетовую ци! Яркого, изумительного фиолетового цвета, бросающегося в глаза! Казалось, что этот цвет скрывал в себе много тайн и загадок.

– Ци стала фиолетового цвета? Подождите-ка, а это вообще точно одухотворённая ци? – Мосе не успел договорить, как мощный прилив фиолетовой ци вторгся в его тело. Через все его отверстия и кожные поры она проникла прямо в его каналы.

Когда его младенец в даньтянь взорвался, он находился почти в критическом состоянии. Но после проникновения ци в его организм, первым делом увеличилась его жизнеспособность!

А прежняя энергия в его каналах попятилась назад, отступила и начала таять. А потом и вовсе исчезла. А его каналы наполнились совершенно новой фиолетовой ци.