Глава 791. Моё сердце для чистоты души

Вновь прибывшее небесное сияние в даньтяне Цзюнь Мосе становилось всё гуще и гуще. Со временем, оно изменялось и перемещалось, постепенно формируя причудливую воронку, которая, в свою очередь, начинала постепенно крутиться. По мере того, как она крутилась, фиолетовая одухотворённая ци, словно сто рек, впадающих в море, мощным потоком вливалась во внутренние органы Мосе!

Воронка продолжала крутиться, становилась всё быстрее и быстрее, издавая звук, подобный урагану. Из его тела исходил звук, который сопровождался громоподобным грохотом! Поистине впечатляющее зрелище!

В тот момент, когда скорость этой воронки достигла своего максимума, вдруг произошёл громкий удар. После этого ци из даньтяня Мосе внезапно исчезла! Всё затихло! Словно наступила мёртвая тишина.

Цзюнь Мосе был крайне удивлён. Если из даньтяня всё пропало, не значит ли, что кто-то издевается над ним? Он в спешке попытался поработать энергией в каналах, но увидел, что его даньтянь совершенно неподвижен. Он ещё раз всё тщательно проверил и заметил, что в даньтяне пусто. Там был только какой-то сероватый туман. Изначальная ци тоже его покинула!

И, где-то посередине, в этом сероватом тумане, виднеется крохотный лучик света. Очень маленький, размером с пылинку, излучающий слабый свет. Если как следует не присмотреться, то его вообще будет сложно заметить! Словно в тёмном небе где-то далеко-далеко виднеется полярная звездочка. Обычно младенец в даньтяне с лёгкостью управлял огромными силовыми потоками, но вдруг всё куда-то исчезло!

«И это что за прорыв такой, если я лишился всей свой силы? Пусть, как говорится: «Не сломав старого, не создать нового», но в такой ситуации тоже не должно быть так!»

В тот момент, когда Цзюнь Мосе как раз осматривал произошедшие с ним изменения, внезапно в его голове начало всё бурлить. Словно в тёмных облаках появился яркий луч света, в его сознании появилось несколько иероглифов. Старые и трудные для понимания, но они отражали его чувства! Для Мосе такие игры были уже не в диковинку. У него уже имелся опыт в подобных ситуациях. Наверняка это был ключ к отгадке пятого уровня совершенствования.

– Начало первозданного хаоса, тайна неба и земли; бессмертие – вечная трудность; небо для неба, земля для земли; жизнь для продолжения, смерть для преемника; девять искусных циклов обращения внутренней ци, смысл созидания; девять шансов для духа и души, безмолвие и тишина первозданного хаоса.

К душе Цзюнь Мосе каким-то странным образом пришло осознание:

«Похоже, именно с этих пор можно считать, что ты по-настоящему вступил на порог процесса совершенствования! Пятый уровень, как раз начальная точка этого пути! Совершенствование – это не просто вид боя или способ развития! Его суть как раз заключается в его названии, в этих четырёх иероглифах! (дословно: «Открытое небесное сотворение или созидание»)

И сейчас все мои методы тренировок пребывают в мифическом, до этого не бывавшем в этом мире, состоянии первозданного хаоса. Всё – находится в покое! Именно поэтому сейчас мой даньтянь совершенно неподвижен!

И только лишь, если по-настоящему привести его в движение, а потом медленно продолжать развивать это, может появиться первый луч света, яркость которого будет увеличиваться, а мутность уменьшаться. Сформируется начальная форма неба-земли, она станет началом открытия.

А уже позже превратится в так называемые небесные тела. Следом начнётся так называемый процесс сотворения всего живого! Это и есть небесное сотворение, процесс эволюции с самого нуля! Только так и можно объяснить процесс совершенствования!

И если говорить точнее, именно с пятого уровня и начинается настоящий прогресс! Начальный и самый главный уровень. Только если достигнуть этого уровня, то есть, отправной точки, только тогда можно продолжить процесс сотворения. Что же касается четырёх предыдущих уровней, можно назвать их основой или базисом!»

Цзюнь Мосе горько усмехнулся и снова попытался использовать силу в своих каналах. Но обнаружил, что прежде мощный силовой поток бесследно исчез. Ему нечего было даже перемещать. Оставалось лишь это смутное небесное сияние! И оно было крайне трудно уловимым. Поэтому Цзюнь Мосе даже не мог определить его запасы сил на данный момент, прорвался он или, наоборот, – регрессировал? Он получил всё? Или же лишился всего? Думая об этом, он медленно зашагал по Пагоде в направлении пятого уровня.

К хорошему привыкаешь очень быстро, а расставаться с ним – ой, как нелегко. Привыкший порхать в небе и скрываться в земле, Цзюнь Мосе, вдруг зашагавший ногами, почувствовал себя немного странно. Ему было непривычно!

Относительно пятого уровня, Цзюнь Мосе ощущал какое-то странное чувство. Этот уровень походил на крохотную каменную хижину. Узкую и низкую, но, когда он думал об этом, маленький пятый уровень представлялся ему безграничным пространством, неопределённым и громадным, и трудно уловимым.

Эти два ощущения были прямо противоположны друг другу. Они открыто противоречили друг другу, но, тем не менее, они имели место быть.

«И какое же из них, в конце концов, настоящее? А какое вымышленное?»

В голове Мосе вдруг раздался вопрос:

«Что тут – правда? А что – ложь?»

И когда он только задумался об этом, он вдруг остановился, и не потому, что он хотел этого, а потому что был вынужден остановиться. У него появилось ощущение, что впереди неприступная крепость, и он больше не сможет продвинуться ни на шаг! Но перед его глазами, по-прежнему, была только пустота!

Этот вопрос Мосе сам задал себе, или, возможно, пагода Хуньцзунь спрашивала его? Но Цзюнь Мосе понимал одно: если не найти ответ на этот вопрос, можно даже и не думать войти туда.

«Боюсь, и шага ступить не получится! Правда? Ложь?»

Цзюнь Мосе закрыл глаза и погрузился в безмолвное размышление. Немного погодя, он медленно открыл глаза и произнёс:

– Что настоящее? А что вымышленное? Правда и ложь, они не более чем в моём сердце. Если я скажу, что это – правда, это и будет правдой, даже ложь станет правдой! И наоборот, если скажу, что это ложь, она и будет ложью, даже правда станет ложью!

Нет разницы, враньё всё это или истина, всё это – в моём сердце. Останется только правда. Я здесь хозяин и здесь только моя правда! – сказав это, он сделал шаг и прошёл вперёд, словно и вовсе забыв, что впереди была трудно проходимая преграда! Сделав этот шаг, он в самом деле прошёл туда, и к тому же с лёгкостью на пятый уровень Пагоды Хуньцзунь!

В изначальном пустом пространстве внезапно, непонятно откуда, появился небольшой столик. На нём лежала книга. Она внезапно вознеслась прямо перед лицом Мосе.

Цзюнь Мосе только хотел пройти и осмотреться, что тут и к чему, как вдруг у него возникло труднообъяснимое чувство. Он остановился и спокойно застыл на месте. Из пустоты перед его глазами появились две строчки золотистых больших иероглифов:

«Творить во благо? Или убивать для чистоты души? Снова два варианта для выбора!

Ты можешь пойти по пути совершенствования с добрым сердцем или же убивать, столкнувшись с людьми и кровавой резнёй?»

Цзюнь Мосе немного подумал, а потом усмехнулся:

– Зачем творить добро? И зачем творить зло? Там, в первозданном хаосе, разве есть разделение на добро и зло? Эти два выбора, очевидно, просто чушь! Я никогда не считал себя хорошим человеком, но и исчадием ада тоже не считал!

Возможно, я далеко не хороший человек, но я и не мерзавец! Мне по душе и добро, и зло, и у меня чистая совесть! Чтобы творить добро – надо духовно отойти от мира, а, чтобы убивать – быть среди людей? Мой духовный взор для сотворения, моё сердце для чистоты души! Ответ один, понять его можно только сердцем.

Как только были произнесены эти слова, те золотистые строчки с иероглифами тут же исчезли. Даже тот небольшой столик тоже исчез. Осталась только книга, парившая в пустоте, а потом превратилась в золотой свет, который прямиком проник в лоб Мосе.

– Всё сущее, небо и земля, изначально ничего этого не существовало; с самого начала девять девяток нашли свой путь; как сегодня появилось, так оно и уйдёт; существование с древних времён! Первозданный хаос. Боевой порядок и его объяснение».

«Это название книги?!»

Вслед за этим, иллюстрации расстановки войск, картинка за картинкой, проходили через голову Мосе, чистые и прозрачные, словно ручеёк.

Боевой порядок: «начало всех начал», «два начала: свет и тьма», «четыре стихии», «пять стихий: уничтожение», «шестой круг неба», «семь звёзд неба», «восемь стран света: рождение и гибель», «возвращение к девяти дворцам», «десять сторон: ликвидация. Всевозможные расстановки войск. В общей сумме их было более сотни тысяч! Жизнь хозяина, смерть хозяина, хозяин обороняется, хозяин убивает — великое множество различных вариаций!

Цзюнь Мосе выдохнул, несомненно, эти варианты стратегий могут сослужить ему хорошую службу. И хотя сейчас он не получил каких-то конкретных умений и способностей, но, тем не менее, он очень много прочувствовал! Если воспользоваться этим правильно, это сможет гарантировать долгую и спокойную жизнь его близких людей.

На сегодняшний момент, это – очень нужная вещь для Мосе. И это его сделало намного счастливее того, если бы он получил более десяти каких-нибудь особых способностей!

После того, как Мосе ушёл, Мэй Сюэ Янь погрузилась в состояние созерцания. И, хотя, здешний климат очень удобен, здесь ты совершенно не различаешь, что сейчас – день или ночь. Сколько ты уже времени провёл в созерцании. Так или иначе, Цзюнь Мосе ещё не вернулся. Заметив, что его ещё нет, Мэй Сюэ Янь совсем не расстроилась. Она знала, что совершенствование – очень длительный процесс, Мосе нужно несколько дней или даже неделя, чтобы прорваться.

Мэй Сюэ Янь посмотрела на свои достижения и очень обрадовалась. Потом снова погрузилась в созерцание, а затем снова очнулась. И так повторялось девять раз!

Сейчас её хрупкое тельце было полностью покрыто беловатым туманом. Она почувствовала, что находится на пороге прорыва.

Священное животное второй степени. Начало, середина, вершина, пик! Потом её скелет немного хрустнул и дальше – третья степень. Ещё немного времени, чтобы поднакопить сил на прорыв третьей степени!