Глава 792. Я не хочу быть твоим врагом

До этого обволакивающая крохотное тело Мэй Сюэ Янь густая одухотворённая ци полностью исчезла. Однако большая её часть тем не менее была поглощена её телом. И уже приняла вид её силы, а другие одухотворённые ци, бывшие поблизости, больше не проникали в её тело.

Совершенствование дошло до своего рода тупикового места. Нужно было немного стабилизировать энергию, поработать с ней, а потом можно будет снова совершить прорыв и продвинуться на другой уровень! Однако и эта скорость совершенствования уже не слабо удивила Мэй Сюэ Янь: она была очень быстрой!

Хотя в Пагоде не было смены дня и ночи, но Мэй Сюэ Янь смогла определить, что она провела не так уж и много времени за совершенствованием. Максимум всего три–пять дней, и за этот временной отрезок она продвинулась от Священного животного, вообще не обладающего никаким уровнем, до пика третьей степени. Эта скорость в самом деле была пугающей!

Хотя это всё случилось с ней и прямо на её глазах, время от времени Мэй Сюэ Янь всё равно продолжало казаться, что она во сне! Это поистине было удивительно! К тому же, густая туманная одухотворённая ци со всех сторон обволакивала Сюэ Янь, то и дело вызывая у неё ощущение, что она находится в раю!

Причина была проста. Если вспомнить про прежний опыт совершенствования и сравнить старую ци со здешней ци, то она не превышала и десятой её доли. Даже одной сотой не доставала! Учитывая то, что она совершенствовалась раньше в самом благоприятном месте и с самой мощной одухотворённой ци в Тянь Фа. Это было просто потрясающе!

Мэй Сюэ Янь приблизительно сравнила густоту ци в этих разных местах и определила, что разница, примерно, в сто раз! Кроме того, хотя и одухотворённая ци в Тянь Фа была довольно густой и намного превосходила ци в обычном мире, тем не менее она была не совсем чистой.

После поглощения её в свой организм требовалось ещё немало усилий, чтобы очистить её. А уже потом использовать её в своих целях. Но здешняя ци была наичистейшей. В ней не было никаких примесей! Настоящий природный газ! Ей не требовалось никакой дополнительной обработки, и если сравнивать со своей прежней ци, она ей уступала, как минимум в половину!

«Если хорошенько подумать, я здесь провела всего несколько дней. И с самого нуля приблизилась к четвёртой степени! Этот скачок оценивался примерно в двадцать уровней! »

Хотя Священным животным низкого порядка требуется немного энергии для повышения своего уровня. Её совершенно не сравнить с огромным количеством, которое требуется животным высоких порядков. Но, тем не менее, подобная скорость является просто сказочной для Тянь Фа. Такого там никогда не было! Если говорить более понятными словами, эта скорость намного превышает скорость ракеты!

Уверена, что если бы Шенваны минувших эпох Тянь Фа узнали о такой пугающей скорости, они бы тоже наверняка были в шоке!

Слегка потянувшись, Мэй Сюэ Янь увидела, что Пагода стремится к состоянию покоя. Она подползла к деревцу, стоявшему подле неё, и с задумчивым взглядом стала смотреть на двери, ожидая возвращения Цзюнь Мосе, словно домашнее животное ждало своего хозяина у порога.

В это время она услышала голос:

– Мой духовный взор для сотворения, моё сердце для чистоты души! – только услышав знакомый голос, она сразу же успокоилась и внезапно даже растрогалась. Это чувство – такое приятное, в самом деле, очень приятное!

Вслед за этой раздавшейся фразой она вдруг заметила, что у неё было немного смутное ощущение, что она всем сердцем прониклась.

Сверкнула белая тень, Цзюнь Мосе опустился рядом с ней, и с улыбкой, глядя на неё, произнёс:

– Хэй, заждалась, небось?

Мэй Сюэ Янь моргнула и склонила голову, не став смотреть на него.

Цзюнь Мосе только хотел вытянуть руку, чтобы заключить её в свои объятия, как её силуэт вдруг пропал из виду. Крохотная тень носилась туда-сюда по Пагоде, её скорость уже стала чрезвычайно быстрой. Вдалеке, она опустилась на корточки и исподлобья взглянула на Мосе.

«Ха! Думаешь, можешь так легко поймать меня? Не всё так просто, понятно тебе? Пусть ещё пока не могу тебе врезать как следует или укусить, но теперь у меня такая скорость, что тебе не поймать меня!»

Цзюнь Мосе улыбнулся и, для вида, слегка погнался за ней, а потом сел на землю и расхохотался:

– Ишь какая, бегать вздумала. Ну, заяц, погоди у меня. И на моей будет улице праздник. Засуну тебя в спальный мешок, посмотрим, куда ты там денешься от меня!

Мэй Сюэ Янь засмущалась, закрыла лапкой лицо, а потом и вовсе скрылась под своим пушистым хвостом. Цзюнь Мосе снова рассмеялся, а потом исчез. Выйдя наружу, он немного остолбенел.

На месте, где были погребены Чи Тяньфэн и все остальные, сидел человек в тёмной одежде. Причём, так неподвижно, что походил на каменное изваяние. Это был Мо Тун, Достопочтенный Лэн Дун!

Цзюнь Мосе появился внезапно, но Лэн Дун словно даже и не был удивлён его появлением. Только равнодушно произнёс:

– Оказывается, ты ещё не ушёл.

Цзюнь Мосе немного испугался, медленно осмотрел его и потом сказал:

– Вы знаете меня?

Лэн Дун равнодушно рассмеялся, на его лице было труднообъяснимое выражение скорби. Глаза его были глубокими, словно два озера, у которых не видно дна. По ним трудно было определить его настоящие эмоции, он только с горечью произнёс:

– Думаю, ты не знаешь, но три дня назад я своими глазами видел тот бой с пятью людьми.

Он сделал паузу, поднял голову и посмотрел на Мосе:

– Это было здесь. Я собственными глазами видел, как ты убил их! – договорив фразу до конца, его голос внезапно задрожал, словно он с трудом пытался подавить в себе нервный срыв.

– Оказывается, вот оно что, – Цзюнь Мосе нахмурился, выдохнул и серьёзным голосом сказал: – Тем не менее мне неизвестно, зачем и чего Лэн Дун Достопочтенный столько времени ждал здесь.

– Тогда я не вступал в бой и сейчас не собираюсь! Я остался здесь не из-за тебя, – Лэн Дун медленно покачал головой, его глаза заполняла печаль. – Я здесь, потому что там, под землей, мои братья. Я должен присмотреть за их могилой семь дней! И ничего более. Это всё, что я могу сделать для них!

– Раз уж вы такой откровенный человек, я не стану произносить никаких утешительных речей и просто промолчу. Этих людей убил я, и говорить такое было бы настоящим лицемерием. Я не считаю себя хорошим человеком, но и подлецом тоже не считаю!

Цзюнь Мосе непринуждённо продолжил:

– Лэн Дун Достопочтенный, вы наверняка знаете, почему я убил их. В чём суть дела – ни для кого не секрет. Если вы не собираетесь мстить за своих братьев, тогда я откланяюсь.

Лэн Дун всё так же спокойно сидел. Он опустил голову и смотрел на землю:

– Сугубо лично моё мнение, три Священные земли были неправы в этом вопросе! У меня нет оснований мстить за них, и поэтому они умерли. Я не из тех людей, которые не видят разницу между правдой и ложью. И не из тех, кто совершает подлые низкие поступки! Более того, из-за своего малодушия, я не могу умереть до Битвы за Захват Небес. Умереть от твоей руки того не стоит!

Он немного помолчал и повернул голову:

– Более того, вы тоже будете участвовать в Битве за Захват Небес. Тебе только восемнадцать, и ты обладаешь таким высоким уровнем совершенствования, ты далеко пойдёшь. Уверен, твоя жизнь продлится гораздо дольше, чем наши.

Он глубоко вздохнул и с горечью добавил:

– Возможно, в следующей Битве, главная роль как раз достанется тебе. Может, я и невежественный, но разницу между правдой и ложью я понять в состоянии.

Он поднял голову и взглянул на Мосе:

– Поэтому я, во что бы то ни стало, не хочу быть твоим врагом. По прошествии семи дней я отправлюсь в путь, к вершине небесного столпа. Там спокойно буду ожидать Битвы, которая будет через год и семь месяцев. Мирская суета, милость и злоба с этого момента не имеют никакого отношения ко мне!

Цзюнь Мосе кивнул головой, сказав:

– Тогда, желаю вам удачной дороги! Возможно, через полтора года мы ещё свидимся! И даже, возможно, будем сражаться плечом к плечу! – Лэн Дун ничего не ответил Мосе. Он отвернулся, сев спиной к парню, и, словно говоря сам с собой, произнёс:

– Хозяева трёх Священных земель не знают всей ситуации, но Мо Вудао не сможет так просто оставить смерть своих близких товарищей.

Ху Янь Аобо из Иллюзорного Океана Крови тоже не такой человек! После последних событий, неизвестно, сколько ещё кровопролитий ждёт нас, но если держаться в стороне, это, несомненно, будет лучшим решением в сложившихся обстоятельствах. Они ещё пока не знают об этих событиях, но будет трудно скрывать это от них слишком долго. Рано или поздно они всё узнают, и осталось совсем немного времени, – договорив эту фразу, от него не было больше слышно ни звука.

Цзюнь Мосе немного помолчал и потом, вздохнув, сказал:

– Большое спасибо за совет! Берегите себя! – он поклонился ему и тут же исчез в воздухе.

Лэн Дун так же, по-прежнему, сидел на куче земли. Холодный ветер развевал его платье и завывал. Его тело, словно тоже было под землей с его братьями. Он не говорил ни слова, охваченный печалью и скорбью. Со слов Лэн Дуна, Мосе понял, что провёл в Пагоде три дня и три ночи.

Мосе соображал, что о Чен Чуне и остальных нет новостей. Лэн Дун наверняка тоже не уведомлял три Священные земли об этом, и у него ещё есть время, как следует поразмыслить.

Согласно ситуации, узнав об этой новости, три Священные земли снова направят сюда людей. Тогда, минимум, у него в запасе – полмесяца времени. И за это время он может всё спокойно распланировать. Однако ему нужно ускорить дела с императорской семьёй.

«Если тянуть кота за яйца, то потом просто не успею разрешить всю эту херню».

На протяжении всего пути, Мосе ощущал, что вся его прежняя Суань исчезла. Но это совсем не означало, что он потерял все свои боевые способности, потому что на смену Суань пришла какая-то другая неведомая сила. Может, она нисколько не мощнее прежней Суань, но, тем не менее, она достаточно гибкая, стойкая и удобная. Это словно новое начало.

Хотя это значительно не увеличивало силу, но внутри, в его каналах произошли потрясающие изменения. Они полностью обновились. И если изначально силовой поток был обычной хлопковой тканью, сейчас же он превратился в первоклассный дорогой шёлк!

И ещё пройдя через эти мучения, в его каналах снова произошло перерождение. Они стали особенно изысканными и блестящими, как жемчуг. Стали прочными и эластичными, а, следовательно, теперь в них вмещалось намного больше силы!

А небесного сияния в каналах было – ничтожные капли, но и это ничтожное количество в самом деле творило настоящие чудеса. Сияние уже приблизительно равно совокупности силы, которая была здесь до перерождения.