Глава 843.2. А теперь посмотри, как выглядит настоящий странник материка Суань

Он резко развернулся и горящим взглядом посмотрел на Цзюнь Мосе:

– Благодаря твоей песне о «Страннике материка Суань», я, Чен Чен, не хочу быть тебе врагом. Если вы решите уходить, я приложу все свои силы, чтобы помочь вам безопасно покинуть город. У вас есть только один шанс, уважаемый брат, прошу, воспользуйтесь им. Брат Донфанг, я, Чен Чен, всю свою жизнь притворялся, однако сегодня я первый раз в своей жизни хочу быть искренним и правдивым. Надеюсь, вы как можно быстрее примете решение.

Цзюнь Мосе выдохнул, слегка улыбнулся и спокойно покачал головой. С сожалением посмотрев на него, Мосе произнёс:

– Как я уже недавно сказал, с волками жить – по-волчьи выть. Ты не можешь сам решать за себя, и я тоже не могу поступать, как мне вздумается. Чен Чен, после слов, только что сказанных тобой, я тоже дам тебе один шанс, если ты сейчас покинешь город Цзюйхуа и больше никогда не вернёшься сюда, у тебя ещё будет возможность стать улыбающимся странником материка Суань. В этом мире очень мало людей, которые могут понравиться мне. Я правда не хочу убивать своими собственными руками человека, который мне понравился.

Чен Чен горько рассмеялся:

– В этом мире, несомненно, очень много безвыходных ситуаций. Разве твоя собственная семья – это не что-то вроде материка Суань? Я уже давно смирился со своей судьбой. Даже в собственном браке я должен держаться за чью-то юбку. Жалкие попытки говорить о свободной жизни материка Суань, разве это – не бред сумасшедшего? Ха-ха, ха-ха!

Он разразился холодным и равнодушным смехом, который превратился в слёзы. А потом он резко поднял голову и сказал:

– Кажется, что я ничем не ограничен. Однако на самом деле я просто марионетка в руках своей семьи. Просто игрушка и не более. Брат Донфанг, – Чен Чен очень серьёзно посмотрел на него: – В этом мире так трудно найти близкого друга, если ты умрёшь, тогда я буду чувствовать себя ещё более одиноко, чем сейчас.

– Близкого друга? Ты считаешь, что я твой близкий друг? Мне очень жаль, но я не твой близкий друг, – Цзюнь Мосе невозмутимо произнёс: – А ты уж, тем более, не мой. Потому что, всё, что я делаю, всё, о чем думаю, я делаю как странник материка Суань.

Чен Чен, услышав это, невольно замер, и как раз в этот момент раздался звонкий голос:

– Позвольте спросить, а кто тот человек, кто совсем недавно играл мелодию?

Оба парня резко повернули головы и увидели очаровательную молодую девушку с траурной повязкой на лице. Она стояла на лестнице и своими безжизненными зрачками смотрела прямо на них.

В этот момент Цзюнь Мосе уже почувствовал, что люди на улице стали расходиться, но те десять человек, которые скрывали уровень своего совершенствования, наоборот, стремительно продвигались к ним.

Чен Чен провалил своё задание.

Изначально он должен был разведать информацию о Цзюнь Мосе. Но получилось так, что он стал симпатизировать Мосе и был готов оказать ему поддержку. В эту минуту, когда его отношение к Мосе изменилось, он уже с треском провалился.

Поэтому эти люди быстро изменили свои планы и, кажется, собирались взять его живьём.

В глазах Мосе появилась язвительная насмешка, и он равнодушно произнёс:

– Если я не ошибаюсь, эта девушка должна быть наследницей дома Чжань. госпожа Чжань Менде?

В глазах Чен Чена появилось неожиданное изумление. Он сам и подумать не мог, что его номинальная невеста могла вдруг появиться в такой момент. Выражение его лица вмиг стало печальным и мрачным, словно он что-то задумал.

Чжань Менде удивлённо посмотрела на уродливого мужчину и спросила:

– Прошу прощения, а вы кто будете?

Хотя Цзюнь Мосе не сказал это напрямую, но он заговорил раньше Чен Чена, а это, как бы, само за себя говорило, что он был тем, кто сыграл эту мелодию. Его образ очень сильно отличался от того, какой представила его себе Чжань Менде.

В её представлении человек, который сыграл эту музыку, должен был быть отважным и мужественным молодым человеком, странником Цзянху, который был полон гордости и чувства собственного достоинства. Героем-одиночкой, презирающим весь мир, выдающимся и непревзойденным. Не разлей вода со своим мечом. Но уж точно не этим уродливым и грязным проходимцем.

– Я? Я из семьи Донфанг, – Цзюнь Мосе очень странно усмехнулся и, немного поднявшись, произнёс: – Прекрасный чай. Прекрасная цитра. Я уверен, что и продолжение банкета тоже неплохо подготовлено, не так ли? И мне уже пора.

Чен Чен был очень взволнован, он резко встал и сказал:

– Позвольте младшему брату проводить вас, уважаемый брат. Мелодия о страннике материка Суань не должна остаться просто чудесной песней.

Снаружи крыши стали раздаваться резкие звуки. Уже более десяти мастеров спешили поскорее схватить предателя.

Чен Чен в самом деле был очень напуган. Он искренне хотел помочь Цзюнь Мосе.

Потому что он ни за что не хотел, чтобы этот близкий ему человек, которого так трудно было встретить в жестоком мире, погиб на его глазах.

«Если этот «Донфанг Дашу» попадётся в руки семьи Чен…» — в общем, Чен Чен лучше всех знал, чем это могло закончиться.

Особенно в такое время, когда управление их семьёй было в руках совершенно других людей.

Поэтому этот хладнокровный убитый горем наследник неожиданно проявил неподдельные настоящие дружеские чувства.

– Если ты в самом деле считаешь меня за своего близкого друга, тогда как можно быстрее выходи из «игры», — Цзюнь Мосе расхохотался. – Башня Таньгуань в самом деле очень красивое строение. Ха-ха, заливать вином свои несчастья – потворствовать самому себе. Человеческие чувства так изменчивы. Хороший друг демонстративно поглаживает свой меч. Богатый дом, чиновничья служба. Траву смочит мелкий дождь, цветущие ветки дрожат от весеннего ветра. Мирские дела непостоянны, разве стоит спрашивать об этом, не лучше ли лежать на высоких подушках? Всего хорошего вам и кушайте побольше.

Хотя в эту минуту он по-прежнему был с кривыми бровями и раскосыми глазами, тем не менее когда он высоко взлетел в воздух, он, всё же, целиком и полностью был похож на странника материка Суань.

В это мгновение он словно преобразился в глазах Чен Чена и Чжань Менде. Он стал прекрасным и уверенным молодым юношей, который в любой миг мог дать отпор врагу.

В этот момент всегда и везде элегантные и высокомерные Чен Чен и Чжань Менде были словно ослеплены. Они пребывали в настоящем замешательстве.

В это время Цзюнь Мосе громко свистнул, с грохотом вылетая через окно. От него уже не осталось и следа, однако в воздухе всё ещё был слышен его голос:

– Раз уж на то пошло, ты теперь посмотри, как выглядит настоящий странник материка Суань!