Глава 844. Битва в башне Таньгуан

– Раз уж пришёл, зачем так скоро уходить? Останься ещё ненадолго, – прозвучал печальный голос: – Наследник Чен, тебе нужно отправиться к главе семьи и объясниться.

Чен Чен фыркнул и сказал:

– Будь осторожен, – эти слова были сказаны в адрес Цзюнь Мосе.

Цзюнь Мосе только вылетел наружу, как навстречу ему уже двигались два атакующих силуэта.

– Будь осторожен? Не думаю, что мне есть, чего бояться, – Цзюнь Мосе рассмеялся и повернул лишь одной своей ладонью.

*Ба-бах!* – и две фигуры, словно резиновые мячики, отпружинили назад в воздух, попутно выплёвывая сгустки крови. Цзюнь Мосе взлетел ещё выше и опустился на крышу здания.

Внезапная перемена всех планов Чен Чена стала неожиданностью не только для людей трёх Священных земель, но и сам Мосе был застигнут врасплох. Чен Чен решил пойти против течения, устроив вокруг себя полную неразбериху. Да и первоначальные намерения молодого мастера Цзюнь тоже пошли насмарку.

Чен Чен делал всё это из чистых намерений, поэтому ему было нечего стыдиться. Если бы всё пошло по задуманному плану, и три Священные земли получили желаемое, вряд ли наследник Чен был бы рад последующим привилегиям и славе.

Тем не менее Цзюнь Мосе не почувствовал никакого разочарования или потери. Наоборот, он был очень счастлив. Пускай на дело было потрачено немало усилий, но всё было не зря.

Цзюнь Се или Цзюнь Мосе, не важно, в прошлой или в новой жизни, но у него всегда было довольно много врагов и очень мало друзей. Может, всего трое или пятеро человек. А в тот день как раз произошло довольно редкое событие, когда он смог так легко разглядеть в ком-то родную душу. Пусть даже и на стороне своего врага. Кто сказал, что во вражеском лагере не могло быть хороших людей? Чен Чен напомнил ему единственного выжившего из шестерки Достопочтенных мастеров – Лэн Дуна.

Хотя позиция и средства молодого мастера Цзюнь всегда оставались неизменными, но поведение Чен Чена вызвало у Мосе странное чувство: «не хочу его убивать!»

Поэтому Цзюнь Мосе решил просто-напросто поднять шумиху: открыто и ясно. Нужно было лишь дождаться, пока новости разлетелись бы повсюду, и тогда три Священные земли должны были сами явиться.

Это мало чем отличалось от предыдущего плана.

Просто давление, с которым предстояло столкнуться отряду Мосе, стало чуточку больше. Но это не имело такого уж огромного значения.

Именно поэтому Цзюнь Мосе решил сыграть композицию «Странник материка Суань». И это не только для того, чтобы удовлетворить желание Чен Чена, но и для того, чтобы все его накопившееся за это время мысли и чувства смогли, наконец, вылиться наружу.

Сколько людей испокон веков действительно могли считаться подлинными странниками материка Суань?

«Я… Я и есть настоящий странник материка Суань».

«Город Цзюйхуа, по-видимому, вступит в кровавую бойню раньше намеченного срока».

Молодой мастер хотел ещё немного позабавиться, но, похоже, что играть больше не нужно было.

Цзюнь Мосе только поднялся на крышу башни Тяньгуан, а четверо мастеров тут же окружили его со всех сторон, нацеливая свои атаки в жизненно важные органы Мосе. Судя по всему, эти люди хотели схватить его живьём. Слишком уж мягкие методы борьбы они использовали.

Окружённое с четырех, да ещё так, что не протиснуться, тело молодого мастера, словно пёрышко взлетело вверх. В этот момент он замер на месте, а его руки и ноги ринулись атаку.

Да, именно в атаку.

Такое чувство, будто у его рук и ног было собственное сознание и возможность атаковать по своему желанию, игнорируя расстояние, пространство и местоположение.

Его правая рука ударила мастера с Суань неба прямо в грудь без какого-либо блока. Лицо этого мастера выразило неописуемый шок, он даже не успел ничего сообразить, как его тело просто разлетелось на куски.

Его просто разорвало. Под таким сильным ударом все четыре конечности и голова этого огромного здоровяка разлетелись в разные стороны.

В одно мгновение всё вокруг залило алым дождём.

Изувеченное тело полетело вниз, а обе ноги ударили в грудь двух других мастеров. Послышался звук ломающихся костей, и две фигуры, залитые кровью, тут же отлетели назад.

Цзюнь Мосе сделал кувырок в воздухе и поднялся ещё выше. Он улетел ввысь словно ракета.

Под яркими лучами солнца силуэт черноволосого мужчины взлетал прямо вверх. Он был так быстр, что даже можно было расслышать звук рассекаемого воздуха. Край его одежды потерял свой чёткий контур, будто это был вовсе не человек, а призрак.

Два мастера в белых одеждах летели следом за ним, прямо около его ног. Четыре ладони одним касанием изменили направление полёта, чтобы попытаться догнать противника.

Эти два мастера как раз и оказались теми двумя загадочными стариками в белых одеяниях. Они и так переоценили силу Донфанг Дашу и сделали боевое расположение наилучшим образом.

Этих сил было бы вполне достаточно, чтобы справиться с Донфанг Вэн Цином, но кто бы мог подумать, что более десятка мастеров перед лицом этого мальчугана так сильно растеряются и станут действовать настолько бессистемно?

Старики изначально просто наблюдали за общей ситуацией и не вмешивались. Однако если бы они не вступили в бой, их враг бы точно уже улизнул, а этого никак нельзя было допустить.

Самое обидное, что пусть даже они и решили бы поработать собственноручно, им всё равно не удалось бы остановить своего противника. Хотя эти двое мчались на предельной скорости, Донфанг Дашу, по-прежнему, находился в приличном отрыве от них.

Этот засранец действительно был очень быстрым.

Старцы в белых одеждах одновременно фыркнули и снова продолжили свою погоню.

Цзюнь Мосе беспрерывно поднимался вверх, и его скорость была просто потрясающей. Когда оба старика достигли пика своего разгона, Мосе вдруг показал свои клыки, и его тело приняло состояние абсолютного покоя.

Он просто спокойно завис в воздухе.

Такая перемена была очень неожиданной. Это попросту противоречило основным принципам боевых искусств. На пике скорости при одном лишь желании НЕВОЗМОЖНО было просто так взять и остановиться.

Как говорится, спокойный, словно удав, и резвый, как кролик. Это были два противоположных состояния. Если идти из первого ко второму, то даже обычному мастеру такое не составило бы огромного труда.

Но если же, наоборот, из второго состояния попытаться перейти в первое, то совершенствование мастера должно было быть соответствующего уровня. И не только – все его мысли и чувства должны были сконцентрироваться до предела.

С точки зрения классификации силы на материке Суань, такая техника предназначалась не для всех. Тот, кто мог такое совершить, должен был по крайней мере обладать силами уровня Достопочтенного или даже выше.

Но с точки зрения сложившейся ситуации, остановка Цзюнь Мосе оказалась слишком уж резкой. Хотя сила двух стариков в белых одеждах также была довольно высока, тем не менее до уровня Достопочтенного им было ещё далеко. При таком разгоне они не могли немедленно остановиться.

Они могли лишь наблюдать за тем, как фигура их противника становилась всё ближе и ближе. Мгновение спустя, два силуэта пролетели по обе стороны от Мосе, но они всё ещё держались на довольно высокой скорости. Но молодой мастер Цзюнь уже не церемонился и атаковал по полной.

Парень слегка прищурился и надменно улыбнулся. Его левая рука безжалостно ударила старика слева прямо по голове.

Можно было бы подумать, что с этим стариком можно было попрощаться, однако он вдруг резко закричал и изо всех сил начал атаковать молодого мастера прямо в нижнюю часть живота.

Мосе находился чуть выше, так что если старик хотел отразить атаки своего противника, ему необходимо было отвлечь его внимание. Так что, пока Мосе был занят обороной, он не мог наносить удары.

Может, эти атаки старика и не привели бы к уничтожению наглого мальчишки, но вот удары по его голове, несомненно, могли привести к тяжёлым последствиям. Пока Донфанг Дашу был бы занят своей защитой и выжиданием наилучшей возможности для атаки, его силы могли бы только сгорать, приближая тем самым собственную кончину.

Это не была взаимовыгодная ситуация, скорее наоборот – совместное поражение.

Он решил, что Мосе определённо не стал бы вступать с ним в схватку, даже в личных интересах. Этот мелкий засранец не посмел бы поднять на него руку.

Но факты значительно превзошли его ожидания. Точно так же, как он не мог подумать о том, что Донфанг Дашу мог обладать способностью подавлять восходящий импульс тела и мгновенно останавливаться в воздухе.

Громоподобные ладони старика в белой одежде столкнулись с воздухом, а тело Цзюнь Мосе вдруг снова взлетело вверх. Словно лист бумаги, его силуэт порхал в направлении ветра.

Молодой мастер Цзюнь просто парил в воздухе, продолжая давить на своего противника. Старик в белом перепугался, а тело, по-прежнему, возвышалось. Казалось, будто его последняя атака сыграла против него самого. Собравшись с мыслями, он почувствовал, что что-то острое, словно нож для тофу, промелькнуло рядом с его ухом, попав прямо в правое плечо.

Кости правого плеча мгновенно треснули с резким хрустом, и старик с выпученными глазами и с удвоенной скоростью полетел прямо вниз. В этот момент старик даже забыл о боли. Он не мог поверить своим глазам.

В момент удара ладонь его противника была похожа на острый меч. Он смог нанести ему удар даже через защитную блокировку силы Суань. Да ещё так легко, будто для него вообще не существовало никакой преграды.

Хотя это была поспешная защита, но этот старик был Почтенным мастером второго уровня.

Как это противнику удалось так легко разгромить его защиту Суань?

В процессе своего падения старик лишь успел лишь закричать:

– Почтенный? Третьего уровня? – затем он плюхнулся на крышу башни Таньгуан, словно снаряд или даже метеорит, оставив после себя огромную дырищу.

Но его последнее предложение до смерти перепугало его товарища.