Глава 845. Это только начало!

Во время атаки Цзюнь Мосе своей другой рукой, словно безжалостным тесаком, нанес ещё один удар второму старику в белых одеждах! Этот старик как раз собирался нанести удар, но был застигнут врасплох противником!

В его голове будто произошло короткое замыкание, и в ту же секунду с его языка сорвалось:

– Тюрьма Тяньди…

При данных обстоятельствах, возможно, только такой приём, как тюрьма Тяньди и способен был принести пользу в такой невыгодной ситуации или даже спасти положение.

Однако уже после того, как с его языка слетели два этих слова, и мощная сила начала стремительно сгущаться и выходить наружу, он услышал слова своего товарища, который вскрикнул:

– Почтенный мастер? Третьей ступени?

Казалось бы, обычные четыре слова, однако они поразили его, как внезапный раскат грома! Сила, которая только что молниеносно вырывалась наружу, потеряла направление и стала поглощаться обратно.

Тюрьма Тяньди по праву считается одной из самых неукротимых и убийственных техник, она действуют с помощью природной одухотворенной Ци и может обездвижить противника.

Однако чтобы этот приём сработал, нужно соблюдать одно условие: силы вашего противника обязательно должны быть ниже ваших. Если они будут выше… Тогда тюрьма Тяньди будет не только абсолютно безрезультативна, но ещё и может нанести мощный ответный удар тому, кто её пытался применить!

И в этот момент сделать уже ничего нельзя, сопротивляться совершенно бесполезно! В случае ответного удара, последствия могут быть очень и очень трагическими, вплоть до того, что ваша душа может разбиться вдребезги, и это уже будет необратимо!

Пусть их противник и не был Достопочтенным мастером, но он Почтенный мастер третьей ступени! Этого тоже уже вполне достаточно, иначе бы его товарищ так не испугался. Перед ними такой сильный противник, как же им не испугаться?

Но тюрьма Тяньди уже была приведена в движение, пусть и наполовину. Тем не менее сила ответного удара хоть и не в полную мощь, но уже была довольно значительной. Поэтому старику, который находился по правую сторону, повезло намного меньше, чем тому, который был впереди!

Ладонь Цзюнь Мосе ещё не опустилась обратно, а его тело уже неистово содрогалось, и из уголков рта старика потекла кровь. Что же касается следующего удара второй ладонью – его Суань даже не успела отреагировать! Его сердце сжалось, он протяжно вскрикнул и упал навзничь.

Его тело еще не долетело до земли, а уже был слышен хруст его сломанных костей. Он с грохотом рухнул на землю и сразу же потерял сознание – полученные им ранения были слишком серьёзными.

Семья Чен считала этих двух Почтенных мастеров своим главным козырем, своей опорой и защитой, однако они оба одновременно потерпели поражение!

К тому же им так сильно досталось… С силой такого ответного удара справиться очень трудно!

Цзюнь Мосе по-прежнему находился в воздухе, его тело даже не дрогнуло. Он спокойно порхал в пространстве, громко, со смехом, крича:

– Вы действительно были уверены, что этим сможете сорвать операцию? Ха-ха-ха, юмористы, блин! Чен Цинтянь, ты и правда думаешь, что твои ничтожные заговоры в самом деле могут быть опасны для меня?

Цзюнь Мосе снова очень громко закатился смехом, его тело сверкнуло, и он исчез из поля зрения! Только остались отзвуки его смеха!

От начала и до конца он не собирался никого убивать, в особенности этих почтенных из трёх Священных земель. Потому что ему ещё нужно было оставить несколько людей для допроса…

Сейчас он пока не хотел бездумно сводить счеты и мстить трём Священным землям! У него складывалось ощущение, что он громадной кувалдой колотит вату!

В мире людей мастера Почтенного уровня – это птицы высокого полета, живые легенды, однако для Цзюнь Мосе сейчас это равносильно победе нечестным путем, как конфетку у ребенка отобрать. Не имеет никакого смысла! Ну убьёшь ты его, а удовольствия от такого отмщения – ноль!

Поэтому Цзюнь Мосе думал: лучше дать знать о себе, в таком случае должны прибыть какие-нибудь крупные фигуры! Пусть все мастера трёх Священных земель прибудут сюда! Тогда Мосе на славу сможет повеселиться! Прикончить кучу мерзких ублюдков!

Кроме того, Одинокий Сокол и Фэн Цзянь Юнь с подчинёнными Небесного отряда Пожирателей Душ сейчас заняты кое-чем важным на материке. Если они притянут к себе внимание людей трёх Священных земель, им всё же будет трудновато справиться с ними. Даже после того, как они значительно продвинулись в уровне своих способностей, поэтому Мосе и решил побыть приманкой, чтобы все люди трёх Священных земель обратили свои взгляды на него!

Благодаря этому, все задания должны будут быть завершены успешно!

Цзюнь Мосе чувствовал себя очень подавленным последнее время!

Он был постоянно занят планированием стратегии для мести, постоянно торопился с осуществлением своих планов, однако, тем не менее, он понимал, что не сможет пересилить свои переживания.

Сейчас ему было даже не под силу вернуться в Пагоду Хунцзюнь! Каждый раз, когда он возвращался туда, его сердце обливалось кровью. Мэй Сюэ Янь пострадала из-за него и вернулась к своей природной сущности, едва не распрощавшись с жизнью! А сейчас то же самое случилось и с Королевой змей!

Пусть Ци сиреневого цвета в Пагоде Хунцзюнь сможет вечно поддерживать жизнь Королевы змей, однако она уже никогда не сможет до конца оправиться от этих травм! Другими словами, она всю свою довольно продолжительную жизнь проведёт в состоянии комы, к тому же нет конкретного способа, чтобы пробудить её… Возможно, она так и проведёт всю свою оставшуюся жизнь без сознания! Если использовать более современное название для этого состояния, можно было сказать, что она навечно останется овощем!

Мэй Сюэ Янь была ранена, и ничего нельзя было поделать с этим.

Но Королева змей пострадала именно из-за того, что спасала Мосе!

Он сам допустил оплошность и появился в тот момент, когда совершенно не надо было этого делать. Хотя, возможно, в то время были адекватные причины для его появления, но, тем не менее… это никак не оправдывает того, что в итоге случилось с Королевой змей!

Именно его появление вызвало такую реакцию со стороны Чжань Мубая, и именно его неосмотрительность привела к тому, что Королева змей бросилась спасать его! Что в итоге и привело к подобному горю!

Как он может спокойно вернуться в Пагоду, если не отомстит этим подонкам за это? В этот раз он чувствовал вину не только перед своими близкими подругами, но и даже перед самим собой!

Всё, что ему остаётся – только расправиться с ними! Он должен устроить настоящее дикое кровавое возмездие трём Священным землям и Туманному Призрачному Дворцу, и только тогда его совесть, хоть немного, да будет удовлетворена!

«Мне совершенно плевать, о чём вы думали, какие цели преследовали, и прочее дерьмо! Раз ошиблись – будьте добры отвечать за свои поступки, твари! То, что было сегодня в башне Таньгуань – это лишь только начало! Вступительная часть… Прелюдия, так сказать… три Священные земли, я жду вас!»

Всемогущий Донфанг Дашу уже исчез из поля зрения, однако несколько сотен человек по-прежнему находились в полном оцепенении!

Что вообще это за сила?

Несколько Величайших мастеров, несколько мастеров с Суань Духа и плюс к этому числу – ещё два Почтенных мастера. Все они одновременно выступили с атакой, но были преспокойно поражены противником. Несколько человек было убито, два Почтенных мастера получили тяжелые ранения, после чего противник скрылся без единой царапины!

Все люди, которые присутствовали там, были поражены до глубины души!

«Этот первоклассный мастер… в самом деле наш враг?

Мы должны сразиться с таким страшным противником?»

Чен Чен по-прежнему сидел на том же самом месте и даже ни разу не двинулся! В ту минуту, когда Цзюнь Мосе молниеносно рванул в бой, он пробормотал себе под нос фразу:

– Хороший воин ухаживает за своим мечом, знатные люди смеются в Таньгуань!

Чен Чен рассмеялся сам над собой и быстро вздохнул. Башня Тяньгуань является имуществом семьи Чен, и оно получило значение «Радостное событие», «Поздравление с продвижением по службе», однако в стихах Мосе это возымело совершенно иной смысл: «Радоваться сделанным гадостям», «пускать пыль в глаза», «хвалиться». Разве название этой башни – это тема для шуток?

Да он, в самом деле гений!

Чен Чен был в восторге:

«Этот Донфанг Дашу… не говоря уже о том, что его имя вымышленное, он обладает недюжинным поэтическим даром, просто удивительно!»

Он не подозревал, что Мосе сплагиатил эти стихи!

Чжань Менде спокойно стояла и тоже о чём-то думала. Из-за её повязки трудно было разобрать, что написано на её лице, однако её взгляд был очень тревожным.

В это время с крыши раздались крики, Цзюнь Мосе орудовал снаружи. Они вдвоём переглянулись и не успели даже ничего предпринять, как раздался громкий смех, и бой уже был завершён!

Цзюнь Мосе со смехом опустился вниз, а в крыше появились две огромные дыры! Два старика пробили собой крышу и рухнули на пол.

Чен Чен немедленно побледнел от страха!

Разве это не те самые «могущественные мастера» из трёх Священных земель, на которых так надеялась семья Чен?

Почему они так быстро потерпели поражение?

Как вообще такое возможно?

Чен Чен и Чжань Менде переглянулись, у них в глазах была паника!

Сначала Мосе заставил трепетать их сердца своей мелодией, потом оставил незабываемое впечатление своим стихом, после которого они предались глубоким размышлениям, и сейчас ещё и своими боевыми способностями довёл до состояния ужаса! Всё началось с симпатии и восхищения и едва ли не стало настоящим почитанием или поклонением… За такой короткий промежуток времени произошли такие разительные изменения!

Да, именно почитание! Так как возраст Мосе был намного меньше, чем у этих двоих, и они вряд ли могли похвастаться такими способностями! Чистая правда, даже без преувеличения!

Чен Чен внезапно понял истинный смысл фразы Цзюнь Мосе:

«Если ты действительно считаешь меня своим близким другом, тогда как можно скорей выходи из игры!»

Он невольно рассмеялся: столкнуться с таким человеком, ещё и стать врагом для него – это в самом деле настоящая беда для их семьи. С таким мощным противником, боюсь, у семьи Чень осталось совсем немного времени, лучше уж будет реально выйти из игры…

Во взгляде Чжань Менде появилось выражение паники, и она медленно произнесла:

– Кто этот человек?

Чен Чен со вздохом сказал:

– Этот человек из семьи Донфанг! – он повернулся и с насмешкой посмотрел на неё: – Именно из-за этого человека нашим семьям пришлось объединиться, и это одно из условий нашего брака.

Она смущенно спросила:

– Чен Чен, что ты имеешь в виду?

– Ничего, – Чен Чен подавленно сказал: – В этот раз я вернулся, чтобы уговорить своего отца, если это возможно, отступить! Если у семьи Донфанг есть такой человек, значит, мы не ровня им. Пусть три Священные земли и окажут нам помощь, всё равно ничего хорошего из этого не выйдет. Мой отец решил вступить в заговор, чтобы продвинуться вперёд, однако по мне – так скорее мы увидим гибель нашей семьи, чем сможем продвинуться куда-то…

– В делах семьи я безучастна! Чен Чен, я всего лишь женщина! – Чжань Менде очень долго молчала: – В этот раз я приехала, чтобы разрешить одно дело! Старшее поколение не хотело, чтобы я приезжала сюда, однако мне во что бы то ни стало нужно разобраться в одном вопросе! И этот вопрос касается только тебя, Чен Чен!