Глава 932. Принесите Священные плоды!

— Повелитель… Этот ребёнок… ну… как бы… мой ученик… — Цао Шэнхуан покосился на Повелителя.

— А чьи ученики уже половина тут носятся? В любом случае, ради будущего Туманного Призрачного Дворца ему нужен один их самых лучших наставников.

Цао Гофэн смолк.

Это как раз то, что он и собирался сказать, но собеседник успел его опередить.

— Повелитель… Он уже выбрал меня в свои учителя… Вы… вы… вы не можете насильно отобрать его у меня. Это… это нехорошо, — Цао Гофэн, казалось, был подавлен и в то же время раздражён, но сделать ничего не мог.

— Это меня не касается. Просто подожди, пока парнишка поправится, а затем откажи ему. Это не такая уж и большая проблема, я не стану возражать. Так уж и быть, подберу за тобой… — весело сказал Повелитель.

«Ха? Ты не будешь возражать? Ты, может, и не будешь, но вот мы всемером ещё как будем…»

Бай Цифэн сделал шаг вперёд и сказал:

— Повелитель Жун Бин, для того, чтобы вернуть этого мальчишку с непревзойдённой сущностью, Цао Гофэн без единого колебания вступил в конфликт с мастерами из трёх Священных земель. Ему пришлось сразиться с Чжань Мубаем, а также с Хэ Чжицю и Хай Вуем… Кроме того, по дороге сюда нас ожидала засада, подстроенная этими отбросами из трёх Священных земель, и, если бы не брат Цао, мы бы уже давно лежали мертвяками. Этот ребёнок попал в наши руки едва живой, на последнем издыхании. Цао Гофэн спас ему жизнь, израсходовав на него свою собственную жизненную энергию… — Бай Цифэн говорил очень возбуждённо: — А ещё… Прежде чем мы достигли Таинственного Призрачного Дворца, нам «посчастливилось» столкнуться с самим Четырнадцатым Шао! Если бы он не торопился по каким-то другим делам, то мы бы точно были порублены на кусочки! Повелитель, брат Цао заплатил слишком большую цену за этого ребёнка, и это его единственный ученик за последние несколько сотен лет!

В его речи не было никакого подтекста, кроме последнего предложения. Этими словами он ясно хотел сказать одно:

«Ты не посмеешь отнять этого мальчишку! Никто не посмеет! Даже сам Повелитель этого Дворца — не исключение!» Худощавое лицо Бай Цифэна было наполнено возмущением, а горящий взгляд был готов испепелить любого!

Задыхаясь от злости, Бай Цифэн действительно был готов разразиться яростной руганью, если Повелитель так и продолжит бороться за этого мальчишку. Он даже не исключал возможности небольшой потасовки…

Все молчали. Никто и подумать не мог, что Цао Гофэн заплатил за эту непревзойдённую сущность такую высокую цену. Весь зал погрузился в глубокое молчание. Но через некоторое время внезапно раздался резкий крик:

— Бай Цифэн! Как ты смеешь так говорить? Следи за своим поведением! Это ты сейчас так с Повелителем Дворца разговариваешь? Не слишком ли много на себя берёшь? Знай свое место!

Бай Цифэн разозлился ещё сильнее и хотел уже вступить в перепалку с тем, кто только что открыл рот.

Повелитель махнул рукой и улыбнулся:

— Слова Шенхуана Бая имеют свой смысл. Поскольку Цао Шенхуан действительно заплатил слишком много за этого ученика, то не стоит отнимать чужую славу! Так что теперь этот ребёнок переходит в последователи Цао Гофэна. И, хотя слова Бай Цифэна были немного грубыми, он всё же был обеспокоен за своего старшего товарища и говорил от всего сердца, так что на это нельзя обижаться. Как Таинственный Призрачный Дворец может наказывать человека за его искренность? Наоборот, его следует похвалить!

— Верно, наш Повелитель такой великодушный! Мы преклоняемся перед вами, — все присутствующие отдали дань уважения.

Повелитель сделал несколько шагов, улыбнулся и сказал:

— Чего это вы преклоняетесь? Разве когда вы увидели этого прекрасного ребёнка, не захотели и себе «кусочек» оторвать?! Мне кажется, что не я один так подумал… Хотя, на самом деле не важно, в чьих руках будет находиться этот мальчишка, ведь разве он не является нашим общим сокровищем Таинственного Призрачного Дворца? Цао Гофэн рисковал своей жизнью и даже использовал запрещённую технику не ради самого себя. Всё было сделано в интересах Таинственного Дворца. Намерения и мысли Шенхуана Цао действительно заслуживают нашего уважения!

Цао Гофэн был слегка ошеломлён:

— Повелитель, вы меня перехваливаете! Трудности этого пути действительно сделали его немного… шокирующим. За сотни лет моей жизни ничего подобного со мной не происходило!

Повелитель улыбнулся и ответил:

— Раз уж всё было сделано во имя общего блага, то к чему все эти споры? В общем, давайте поступим вот как… Этот ребёнок отныне переходит в последователи Цао Шенхуана, однако прошу всех остальных мастеров не поскупиться и обучить этого мальчишку своим уникальным техникам. Выкроите время и помогите ему во всём. И в один день, когда этот талант с непревзойдённой сущностью вырастет, наш Дворец выйдет из тени и засияет в былом величии! Итак, господа, что вы на это скажете?

— Наш Повелитель очень мудр и дальновиден! Прекрасное предложение, мы его полностью поддерживаем, — хором согласились все присутствующие.

Как раз в это время послышался звук приближающихся шагов. Вернулся человек со Священными плодами.

Вместе с ним показалось еще несколько человеческих силуэтов. Прозвучал взволнованный старческий голос:

— Говорят, что в нашем Дворце появился обладатель непревзойдённой субстанции?

Последовала куча вопросов наперебой. Голос говорящего был полон волнения и огромного удивления. В конце концов, это слишком неожиданное событие!

Даже эти отшельники, которые практиковали в уединение сотни и даже тысячи лет, не могли подавить своё волнение! В следующий момент семь или восемь старых лиц склонились над телом Цзюнь Мосе. Они рассматривали его тело с бешеным восхищением, словно это было одно из самых изысканных произведений искусства. Восемь пар рук прощупали тело молодого мастера с ног до головы…

Цзюнь Мосе из последних сил пытался сдержаться:

«О небеса! О боги! Почему меня лапает куча стариканов… твою мать… Я им что, шлюха японская?»

— Боже… это действительно легендарная непревзойдённая субстанция… — все старики будто одеревенели. Им казалось, что это просто сон, и они продолжали восхищённо смотреть на молодого мастера.

Этот талант ни с чем не сравнить. Если у кого-то ещё нет последователя, то им можно не переживать.

— Этот мальчишка серьёзно ранен, так почему его всё ещё не начали исцелять? — взревел один из стариков. — Что будете делать, если он вдруг умрёт?

— Нам нужно было, чтобы вы подтвердили наличие в этом ребёнке непревзойдённой сущности… ну, субстанции, как вы говорите. Не будем же мы впустую растрачивать Священные плоды нашего Дворца? Если бы не это, то мы уже давно накормили его всем, чем можно. Не стоит обвинять во всём остальных… — дважды кашлянул Повелитель. — Дядюшка-наставник, да не торопитесь вы так. Жизни этого мальчишки ничего не угрожает.

— Как это ничего не угрожает? Ты что, ослеп? Угрожает, ещё как угрожает! Сами посмотрите… здесь уже всё почернело, а язык так совсем затвердел. Ваш носитель непревзойдённой субстанции в любое время может стать трупом! Говоришь, мне не торопиться? У тебя с головой всё вообще в порядке?! — старик аж подскочил. Его слюни разлетались в разные стороны. Очевидно, что его действительно беспокоил этот ребёнок, в противном случае, даже с его положением, он не мог бы позволить себе разговаривать с Повелителем Дворца в подобном тоне.

Повелитель кашлянул и, прислушавшись к мнению старика, отдал распоряжение:

— Принесите Священные плоды, живо!

Приняв решение, он не стал больше обращать внимания на этих стариканов. Если начать с ними препираться, то это никогда не закончится, а мальчишка просто откинет копыта.

Послышался хлопок и по всему залу вдруг просочился необыкновенный запах, доставляющий всем вокруг невероятное наслаждение.

Повелитель Дворца лично принёс Священные плоды, подошёл к Цзюнь Мосе и аккуратно очистил маленький плод от кожуры. Внутренняя мякоть вдруг превратилась в чудесную духовную жидкость.

Цзюнь Мосе почувствовал, как его подбородок слегка потянулся вниз, а губы аккуратно приоткрылись. Что-то холодное попало ему в рот, а затем в горло, пищевод… Как сладко, но ни разу не приторно.

«Боже, какая вкуснотень…»

Молодой мастер продолжил держать свой рот открытым в ожидании следующего плода. Так вкусно, что он готов был есть их целый день, и ему бы нисколечко не надоело…

Затем появился другой запах. Нечто холодное снова попало Мосе в рот, а он был только этому и рад. Но кто же знал, что этот плод окажется совсем не похожим на предыдущий…

Молодой мастер еле сдержал свои рвотные позывы, ведь в текущем положении и с такими травмами ему даже лишний раз дёрнуться нельзя… Нужно держать себя в руках!

«Это, мать вашу, Священный плод или барбарис? Фу, да блин, чё так горько?! Да, по ходу, даже барбарис не таким горьким покажется!»

Как раз в этот момент появился ещё один плод. На этот раз вкус у него был ужасно острый: благо со своей небесной культивацией Мосе мог полностью контролировать себя и рефлексы своего тела, иначе бы он уже давно покрылся ручьями пота.

Затем последовал ещё один, кислый плод. Молодой мастер чувствовал своё бешеное слюноотделение.

«Чёрт возьми, это слишком кисло!»

Ещё не успев ничего толком осознать, Мосе почувствовал солёный привкус следующего плода…

В сумме он по очереди съел семь Священных плодов. Вскоре Мосе почувствовал, как в его теле вспыхнуло огромное пламя, исходящее из даньтяня и движущееся по всем конечностям. Невероятная мощь!

Некоторое время это пламя циркулировало по всему его телу, а затем снова вернулось в даньтянь и уже там слилось в более массивный поток.

А уже потом, спокойно и размеренно, вся эта сила распространилась по всем меридианам тела Цзюнь Мосе!