Глава 368. Признание поражения и новый босс

«Вот уже четвертый уровень. Скоро буду на пятом. Нигде пока не видел этого паренька, неужто он и до второго-то уровня не добрался?»

Предчувствуя победу, Тан Хун преисполнился гордости. Он обожал заключать пари. Ему и на ставки-то было плевать, главное – сам процесс и азарт.

Ему нравилось чувствовать себя победителем, а также наслаждаться удрученным состоянием проигравшего соперника.

Злорадство здесь было совсем не при чем, просто таким уж было его постыдное увлечение.

Само собой, свою роль сыграл и тот факт, что Цзян Чэнь произвел на него хорошее впечатление.

До него доходили слухи об удивительном мирском гении с каменной волей. И, по правде говоря, он относился к этим слухам довольно скептично. Неужто он и вправду так уж хорош?

Но его интерес к мирскому гению вызвали новости о низложении Мастера Шуйюэ.

Такой высокомерный и злонравный человек как Мастер Шуйюэ не вызывал у Тан Хуна никакой симпатии. В небесном секторе ее ученица, Лун Цзяйсюэ, вела себя невероятно заносчиво, мнила себя выше всех остальных и считала себя святой, внимания которой не достоин ни один смертный. Такого несдержанного человека как Тан Хуна такое поведение просто не могло не выводить из себя.

Так что, услышав, что Мастер Шуйюэ была смещена с должности хранителя земного сектора, он не мог не зауважать мирского культиватора.

А раз уж судьба свела их у Башни Божественного Лабиринта, Тан Хун решил посмотреть, на что способен этот прославившийся мирской гений.

Слегка повздорив с Цзян Чэнем, он обнаружил, что слухи не были преувеличены; Тан Хун так и не смог схватить его с двух попыток. Этим Цзян Чэнь заслужил уважение Тан Хуна.

Таков уж был его характер – прямой как палка. Если он проникался к кому-то уважением, то выражал это в своем особенном стиле.

Например, заключая пари.

Однако Цзян Чэнь не понял намерений рыжеволосого парня и не знал, что он на самом деле задумал.

Тан Хун немного задержался на четвертом уровне. Но, найдя выход, он так никого и не увидел.

«Мм, хотя я и задержался на четвертом уровне, я еще и трети отведенного времени не потратил. Мало кто в небесном секторе может похвастаться такой скоростью, не правда ли?»

В этом смысле он был весьма самоуверен. Хотя по определенным причинам он пока не вошел в ряды культиваторов, владеющих боевым дао на элитном уровне, он не сомневался, что его сила духа позволит ему войти в пятерку, а то и в тройку лучших кандидатов небесного сектора.

Он прибыл на пятый уровень.

«Ха, наконец-то я здесь. Нужно поторопиться и найти свой нефритовый медальон, чтобы этот паренек признал свое поражение. Но он же новичок, он, поди, все еще наворачивает круги на втором уровне, а? Ха-ха-ха!» При этой мысли он невольно расхохотался.

«Над чем ты смеешься?» — вдруг раздался чей-то голос.

«Не твое дело!» — раздраженно ответил Тан Хун, но тут же замер на месте. Почему этот голос показался ему таким знакомым?

«А?» Тан Хун повернулся в сторону голоса и подскочил на месте. «Ты!»

Неподалеку от него стоял Цзян Чэнь. Он слегка улыбался Тан Хуну, поигрывая нефритовым медальоном. «Прости уж, но я оказался немного быстрее тебя».

«Ты…как это вообще возможно? Как ты сюда забрался?» Тан Хун попросту окаменел, будучи не в силах поверить своим глазам.

«Так же, как и ты. Нечего было предаваться мечтам о своей победе и понапрасну тратить время», — спокойно рассмеялся Цзян Чэнь. «Я пока спущусь вниз, а ты не торопись, ищи свой нефритовый медальон».

Тан Хун непонимающе смотрел на него. Его челюсть отвисла так сильно, что ему в рот можно было бы засунуть несколько сдобных булочек.

Теперь у Цзян Чэня, получившего 25 баллов за испытание силы духа, было теперь 50 баллов.

«Мм. Лиха беда начало! А у меня сразу все прошло довольно гладко, к тому же теперь у меня есть 50 баллов». Цзян Чэнь улыбнулся, собираясь отправиться на следующий экзамен.

«Подожди».

В этот момент Тан Хун тоже вышел из Башни Божественного Лабиринта. «Не уходи пока, подожди, пока я получу свои баллы».

Цзян Чэнь остановился, заметив серьезное выражение лица Тан Хуна. Судя по его выражению лица, если бы Цзян Чэнь не подождал Тан Хуна, тот непременно разбушевался бы.

Так или иначе, Цзян Чэнь победил, а если бы рыжеволосый и пошел на попятный, его бы это не сильно расстроило.

Получив баллы, удрученный Тан Хун подошел к Цзян Чэню. «Что ты ухмыляешься? Я готов признать свое поражение. Если потребуется, я буду называть тебя боссом. Но в следующий раз я непременно выиграю! И тогда тебе придется называть меня боссом!»

«Хорошо, буду ждать твоей победы», — задорно улыбнулся Цзян Чэнь.

«Следующая область – экзамены на владение дао пилюль. Готов заключить пари?» — осклабился Тан Хун. «Давай-ка я представлюсь еще раз: я – ученик Секты Дивного Дерева, а пилюли – моя стихия. Если у тебя кишка тонка, то так и скажи».

Цзян Чэнь улыбнулся: «Тогда давай не будем спорить».

Тан Хун гордо усмехнулся: «Мм. А ты довольно умен. Я бы хотел одержать честную победу. Хм, хм, да кто бы в шестнадцати королевствах осмелился бросить вызов ученикам Секты Дивного Дерева, когда речь идет о пилюлях?» — уверенно произнес Тан Хун.

«Мм, дело не в том, насколько я умен, просто ты бы потерпел сокрушительное поражение, если бы мы соревновались во владении дао пилюль. От такого позора потом вовек не отмоешься».

«Что?!» — заорал Тан Хун. «Ты особо-то не задавайся, паренек! Ты вообще знаешь, с кем ты разговариваешь? Ты смеешь хвастаться своим владением дао пилюль перед учеником Секты Дивного Дерева?»

Цзян Чэнь слегка улыбнулся: «Это ты так странно признаешь поражение?»

Тан Хун со смешком почесал затылок: «Босс. Ладно, теперь ты – мой босс. Но все же вот что я тебе скажу: лучше не хвастайся при мне владением дао пилюль».

«Я вовсе не хвастаюсь».

«Так что же ты этим хочешь сказать?» — с некоторой враждебностью спросил Тан Хун. Он чувствовал себя не в своей тарелке: его противник даже не смотрел на него. На него, гения Секты Дивного Дерева!

«Я просто не хочу, чтобы ты потерпел сокрушительное поражение», — пожав плечами, с улыбкой ответил Цзян Чэнь.

«Кто? Я?!» — подскочил Тан Хун. «Я недооценил тебя и случайно проиграл тебе. Если ты рискнешь поспорить со мной о владении дао пилюль, я смогу тебя победить с закрытыми глазами».

Было очевидно, что у него нет сомнений в своем владении дао пилюль.

«Ха-ха, уверенность в себе – это, конечно, хорошо». Цзян Чэнь не стал поддерживать диалог и развернулся после пары дежурных фраз, собираясь уходить.

«Что ты смеешься? Думаешь, это просто пустое бахвальство?». Тан Хун был впечатлен еще больше. Он не мог мириться с таким отношением к его талантам в области дао пилюль.

«Мм. Думаю, да».

Учитывая уровень Цзян Чэня в области дао пилюль, любой человек в шестнадцати королевствах, утверждавший, что может победить его, был в его глазах просто хвастуном. Хотя в прошлой жизни он и не мог заниматься культивацией, его уровень владения дао пилюль был поистине божественным. Он был так уверен в себе, что мог запросто заявлять об этом вслух.

«Тогда давай заключим еще одно пари». Самооценка Тан Хуна была явно задета.

«Ты же уже проиграл одно пари, что же ты будешь ставить?» — усмехнулся Цзян Чэнь.

«Ставка та же. Если я проиграю, то буду твоим слугой до конца своих дней. Я никогда не нарушу данного слова и не буду доставлять тебе неприятностей. Идет?»

«До конца жизни?» — засмеялся Цзян Чэнь. «А это не слишком?»

Тан Хун стукнул себя кулаком в грудь. «Все, кто знают меня, подтвердят, что я никогда не отступаюсь от своих слов. Если ты и вправду победишь меня в области дао пилюль, я не то, что боссом, дедушкой буду называть».

«Не надо меня называть дедушкой, не такой уж я и старый. Смотри, ты сам предложил этот спор, уверен, что не пожалеешь?» Цзян Чэня даже немного умиляло упрямство этого парня, ему и самому уже стало чертовски интересно.

«Пожалею ли я? Я, Тан Хун, ни разу в жизни ни о чем не жалел!» — взревел Тан Хун. «И третировать я тебя не буду. Если проиграешь, то мы просто будем в расчете по следующего спора».

«Я не проиграю», — слабо улыбнулся Цзян Чэнь.

За свою жизнь Тан Хун заключал множество пари, и ему не впервой было видеть чрезвычайно самоуверенного противника.

Но никогда еще он не относился к пари так серьезно. Глядя на невозмутимого Цзян Чэня, он чувствовал, как его переполняет желание одержать верх.

«Ладно, ты думаешь, что не проиграешь, и я уверен, что не проиграю. Посмотрим же, кто останется в дураках!»

Тан Хун говорил на ходу, размашисто шагая в сторону экзаменационной секции.

Благодаря такому интересному противнику скучные и однообразные экзамены стали немного интереснее.

Цзян Чэнь относился ко всему этому как к развлечению и спокойно шел в сторону экзаменационной секции.

Если бы речь шла о других экзаменах, он не был бы так уверен в своей победе.

Но, когда речь заходила о пилюлях, тут не могло быть двух мнений – никто не мог превзойти его.

Экзамены на дао пилюль были весьма разнообразными и даже творческими.

Пять экзаменов полностью отличались друг от друга. На первом экзамене нужно было определить духовные лекарства. Нужно было как можно быстрее и без единой ошибки отсортировать и определить в необходимую категорию 81 лекарство.

«Начали!»

Узнав о пари, экзаменатор полностью поддержал их и даже дал им одни и те же ингредиенты.

В этих духовных лекарствах Цзян Чэнь разбирался не хуже, чем знатный повар — в еде и напитках. Особенно легко было распознать лекарства низкого уровня.

Он даже почти не полагался на зрение; все, что ему было нужно, — это вдохнуть запах лекарства. А некоторые он узнавал по одному прикосновению.

Через несколько мгновений он поднял руку и сказал: «Я все».

Тан Хун был ошеломлен. Он едва отсортировал половину! Однако он все-таки был учеником Секты Дивного Дерева и хорошо умел концентрироваться. Не отвлекаясь от дела, он быстро выполнил задание.

«Кандидат под номером 91 закончил первый экзамен первым». Экзаменатор был честным человеком и объявил, что Цзян Чэнь одержал первую победу.

Тан Хун с некоторым скепсисом подошел к лекарствам Цзян Чэня, чтобы проверить качество его работы. Все было распределено очень аккуратно и точно. Его скепсис быстро сменился изумлением. Тан Хун кинул в сторону Цзян Чэня несколько удивленных взглядов, словно перед ним было неведомое чудовище.

Тем не менее, он не смог удержаться от комментария.

«Хм. Грубая работа. Просто твои руки оказались быстрее. Настоящим победителем станет тот, кто первым победит в трех экзаменах».

Цзян Чэнь улыбнулся: «Да, именно так».

Похоже, экзаменатору нравилось наблюдать за противоборством молодых культиваторах, особенно сейчас, когда один из них был мирским гением, а другой – гением из Секты Дивного Дерева.

Такое противостояние неминуемо должно было обернуться незабываемым зрелищем.