Глава 370. Всегда готов к трепке, а?

Хотя теперь Тан Хун считал Цзян Чэня своим боссом, он еще не полностью оправился от поражения и раздражение все еще переполняло его. Само собой, он не собирался давать ему выход в присутствии своего нового босса.

И вдруг из ниоткуда появляется Железный Дачжи. Судя по его кривляньям, он хотел сделать Тан Хуна своим подчиненным!

Это оскорбило Тан Хуна до глубины души. Этот Дачжи был просто пустышкой и зависел от покровительства своих старших родичей. В глазах Тан Хуна он был просто отбросом!

Он смеет важничать в присутствии Тан Хуна?

Тан Хун громко хрустел кулаками.

«Дачжи, гляжу, ты всегда готов к трепке, а? Не думай, что я испугаюсь и не врежу тебя только потому, что у тебя влиятельный дед».

Дачжи моргнул. Он успел набраться сил за период культивирования в изоляции. Раньше он чувствовал, что уступает Тан Хуну.

Но на этот раз с помощью тренировок он смог прорваться на шестой уровень духовной сферы и получить наследие Железной семьи. Теперь-то он точно был сильнее Тан Хуна.

Этот ублюдок смеет дерзить мне в ответ?

Дачжи тут же помрачнел лицом. «Тан Хун, ты вообще понимаешь, что такое иерархия? Кто я, а кто ты? Почему же я со своей родословной и навыками культивации не достоин стать твоим боссом?»

Тан Хун фыркнул и подошел к нему поближе: «Да какое мне, черт тебя побери, дело до твоей родословной и твоих навыков культивации? Давай, напрашивайся на трепку дальше! Думаешь, я не смогу выбить из тебя все дерьмо одним ударом?»

Тан Хун проиграл, и ему было не на ком сорвать злобу. Дачжи лез на рожон, не разобравшись в ситуации. Ну и идиот.

Надо сказать, что крепкий, рыжеволосый Тан Хун производил на окружающих сильное впечатление.

А если добавить к этому его огромные ступни, можно представить, как угрожающе он выглядел, когда надвигался на кого-либо.

Дачжи пожалел о том, что раззадорил Тан Хуна, увидев, что тот готов рвать и метать. Так он точно не заманит его в свой лагерь!

Все знали, что Бесстрашный Тан Хун выглядел поистине устрашающе, если разозлить его.

Видя, что Тан Хун вот-вот потеряет самообладание, Дачжи спешно сказал: «Забудь об этом. Сегодня я сдаю экзамены, так что у меня нет времени с тобой спорить. Ученики из других сект объединяются во время великого отбора, зачем же тебе ссориться со мной?»

Услышав это, Цзян Чэнь чуть не рассмеялся вслух.

Этот парень струсил в решающий момент! Как бы там он себя не оправдывал, Дачжи просто старался найти выход из ситуации и не смел провоцировать Тан Хуна на конфликт.

Тан Хун фыркнул: «Херня! Вся эта болтовня о единстве – пустой треп. И вот тебе совет на будущее: не задирай передо мной нос!»

Дачжи явно сердился. «Ладно, ладно! Тан Хун, ты слишком заносчив. Но помяни мое слово: однажды ты станешь моим подчиненным!»

Тан Хун холодно рассмеялся, показал Дачжи средний палец, демонстративно отвернулся и пошел прочь.

Он шумно затопал по полу своими огромными ступнями.

Цзян Чэнь прыснул и глянул на Дачжи, собираясь уходить. Результаты противостояния двух гениев были слишком очевидны.

Железный Дачжи родился в хорошей семье и располагал огромными ресурсами, но он все равно оставался столь же никчемной посредственностью.

Тан Хун же был полон решимости, силы духа и всегда был готов бороться до последнего.

«Мирской червь, чего ты зубоскалишь?» Дачжи уже был на взводе, так еще и этот мирской червь в маске смеялся над ним. Ты, жалкий червяк, дрянная псина, смеешь смеяться надо мной?

Цзян Чэнь уже давно не обращал внимания на подобные оскорбления. Он холодно рассмеялся и повторил жест Тан Хуна, показав Дачжи средний палец.

«Твое какое дело, над чем я смеюсь?»

Цзян Чэнь также демонстративно развернулся и пошел прочь, игнорируя мрачное лицо Дачжи.

Он собирался ответить, но тут кто-то вышел из аудитории, где проходили экзамены. Нахмурившись, вышедшая женщина сказала: «Здесь проходят экзамены по дао пилюль, кто это здесь смеет шуметь? Ты что, правил не знаешь?»

Увидев эту женщину, к ним с улыбкой подошел экзаменатор. Пришел еще один невероятно могущественный гений. «Лун Цзюйсюэ, ты уже сдала экзамены?»

Это и вправду была Лун Цзюйсюэ. Она сдала экзамены по дао пилюль и собиралась уходить, когда услышала шум.

Кивнув, Лун Цзюйсюэ нахмурилась кинула в сторону Дайчжи пренебрежительный взгляд. «Ты – ученик Секты Дивного Дерева, неужели ты не знаешь, что для обработки пилюль нужна тишина? Неужто твои старейшины даже этому тебя не научили?»

Дайчжи и так был подавлен, так теперь еще и Лун Цзюйсюэ читала ему нотации. «И что… и что, это тоже моя вина?»

Само собой, он знал, кто она такая. Врожденный дар, потенциально – сильнейший член Секты Багрового Солнца. Каким бы гордым Дачжи ни был, он знал, что ее лучше не провоцировать.

Иначе он, конечно, не стал бы спокойно выслушивать нотации женщины.

Лун Цзяйсюэ презрительно отвела от него взгляд. Похоже, человек вроде Дачжи не заслуживал ее внимания.

Экзаменатор поспешил разрядить обстановку, заметив возникшую неловкость. «Ладно, не стоит винить в этом шуме одного Железного Дачжи. Все началось из-за того, что Тан Хун из Секты Дивного Дерева заключил пари с мирским гением. И чем же все это, по-вашему, закончилось?»

«Чем?» — в унисон спросили Дачжи и Лун Цзяйсюэ.

Очевидно, причины для любопытства у них были разные. Дачжи интересовал Тан Хун, а Лун Цзяйсюэ резко реагировала на любое упоминание мирского гения.

«Тан Хун поспорил с мирским гением в полной уверенности, что одолеет его. Проигравший должен был стать слугой победителя, причем пожизненно. В итоге самоуверенный Тан Хун проиграл в трех экзаменах подряд, он просто провалился с треском. Эх. Этот мирской гений просто великолепен. А ведь Тан Хун – один из трех лучших мастеров дао пилюль в Секте Дивного Дерева. Кто бы мог подумать, что он потерпит такое поражение».

Этот экзаменатор очень любил посплетничать. Он оживленно рассказывал о случившемся, совсем забыв о том, что этот мирской гений был в ужасных отношениях с Мастером Шуйюэ из земного сектора.

А любимая ученица Мастера Шуйюэ стояла прямо перед ним.

«Этот мирской гений победил Тан Хуна?» — изумленно спросил Тан Хун. «С каких это пор Тан Хун стал таким бездарем? Это же полностью подрывает репутацию Секты Дивного Дерева!»

Самолюбию Дачжи был нанесен немалый урон, поэтому он начал жаловаться. Он словно считал, что его жалобы помогут ему восстановить уверенность в себе и сохранить лицо после всех этих унижений.

Скорчив презрительную мину, Лун Цзяйсюэ холодно рассмеялась: «И что, этот мирской культиватор так кичиться своим необычным дао, что изо всех сил старается произвести на окружающих впечатление? Жалкое зрелище».

Взмахнув своими белоснежными рукавами, он пошла прочь.

Вдруг экзаменатор кое-что вспомнил. Выражение его лица изменилось и он грустно усмехнулся: «Ну что я разболтался, я же совсем забыл о конфликте между мирским гением и Мастером Шуйюэ».

Двовоььно сильно расстроившись, Дачжи не испытывал никаких теплых чувств ни к Тан Хуну, ни к мирскому гению. Он раздраженно сказал: «Я хотел бы сдать экзамены».

…..

Цзян Чэнь прошел три главные области и сдал 15 экзаменов за один день. Теперь у него было 75 баллов.

На сегодня время сдачи экзаменов подходило к концу. Цзян Чэнь не стал направляться в секцию основных экзаменов, а решил вернуться в свое жилище.

Все равно в цикле было целых три месяца. У него было еще полно времени.

«Босс, почему мы не идем в секцию основных экзаменов? Если пойдем сейчас, то сможем добыть легких баллов».

«Легких?» — удивленно спросил Цзян Чэнь.

Тан Хун взъерошил свои рыжие волосы и усмехнулся: «Основные экзамены совсем простые. Сдать их – проще некуда, поэтому баллы за них называют легкими. По правде говоря, те, кто входят в двадцатку лучших всегда набирают все 100 баллов каждый месяц».

«Всегда?» — удивленно переспросил Цзян Чэнь. «Те, кто входят в двадцатку лучших?»

Тан Хун энергично закивал. «Всегда. Насколько я слышал, никто из них еще ни разу не проваливал эти экзамены. К тому же обычно все двадцать экзаменов в четырех областях сдаются за день-полтора. Если кто-то тратит на это более двух дней, такие кандидаты считают, что они провалились, поскольку они не смогли перейти к набору баллов на продвинутой стадии».

В основной стадии можно было гарантировано получить 100 баллов.

А вот продвинутая стадия помогала выявить лучших кандидатов небесного сектора.

«Сколько у тебя сейчас баллов?» — из любопытства спросил Цзян Чэнь.

Тан Хун громко ответил: «Сейчас у меня 1,500 баллов. До лучших мне еще далеко».

«А каково максимальное количество баллов?» Цзян Чэнь всегда хотел узнать ответ на этот вопрос, но ему было некого спросить. А вот теперь у него появился последователь на всю жизнь!

«Между лучшими кандидатами нет особой разницы, у всех них точно больше 2,000 баллов. А может, и 2,500». Тан Хун покачал головой и вздохнул. «Эти кандидаты пользуются лучшими ресурсами секты. Я, Тан Хун, вхожу в тройку лучших в своей секте, но, по сравнению с ними, я занимаю низкое место в иерархии. Я словно всеми нелюбимый ребенок».

В Секте Дивного Дерева постоянные интриги и заговоры между семьей Се и Железной семьей, находившихся в постоянном противостоянии, были обычным делом.

Тан Хун был гением без знатной родословной, чужаком, и на поддержку секты рассчитывать не приходилось. Поэтому никакого преимущества в плане ресурсов секты у него не было.

К тому же он был весьма несдержанным и своевольным. Он так и не встал ни на сторону семьи Се, ни на сторону Железной семьи.

Поэтому, не примкнув ни к одному лагерю, он не располагал теми огромными ресурсами, на которые могли рассчитывать гении этих семей.

Но эти трудности не пугали его; они закаляли его, он трудился и учился все упорнее и упорнее.

Благодаря его тяга к победе и несдержанному характеру он был всегда готов бороться до последнего; его сила духа была такова, что он не дрогнул бы, даже если бы гора Тайшань рухнула прямо перед ним. Такая сила духа делала его сильнейшим учеником Секты Дивного Дерева.

Цзян Чэнь испытал благоговейный трепет, узнав о том, каково максимальное количество баллов у некоторых участников.

Кто бы мог подумать, что некоторые кандидаты набирают более 2,000 баллов. Видимо, ему придется поспешить, чтобы компенсировать свое позднее прибытие в этот сектор.