Глава 482. Провалившийся заговор, легкая победа

— Гаоци, оставайся здесь, — произнес Цзян Чэнь. Хотя все четыре культиватора были тяжело ранены, Цзян Чэня не оставляло ощущение, что что-то здесь не так. Что-то беспокоило его, не давало ему покоя.

Линь Фэн и Фэн Ваньцзянь беззаботно шли вперед, доставая мечи, чтобы добить четырех врагов. Фэн Ваньцзянь остановился около Сюй Гана и с усмешкой произнес:

— Сюй Ган, подлая свинья! Ты нарушил клятву и привел культиватора земной изначальной сферы. Это — заслуженное воздаяние!

После этих слов он направил меч на шею Сюй Гана.

Цзян Чэнь не останавливал их. Куда больше его интересовала духовная трава. Но странное предчувствие овладело им, едва Фэн Ваньцзянь начал опускать свой меч на противника; Цзян Чэнь тут же остановился, готовясь отступать. В этот момент Фэн Ваньцзянь издал пронзительный крик и свалился на землю.

Ученик Секты Кочевников, секунду назад лежавший в луже крови, встал со зловещей улыбкой на устах. Он совсем не выглядел раненым!

Почти в то же мгновение рядом с Линь Фэнем, бросившимся к Юэ Паню блеснул клинок, и Линь Фэн был обезглавлен. Тут бледный Юэ Пань тоже вскочил на ноги, и выглядел он вполне здоровым.

Бам! Бам! Бам!

Сюй Ган тут же начал атаковать, кидая в Цзян Чэня придавившие его булыжники с огромной скоростью. Другой ученик Секты Кочевников тоже вскочил на ноги и достал свой лук. Выпущенная стрела превратилась в луч света, полетевший прямо в Цзян Чэня.

В этот момент баланс сил полностью изменился. Фэн Ваньцзянь свалился на землю, застигнутый врасплох, а Линь Фэн был обезглавлен одним ударом. Четверо культиваторов, еще недавно казавшихся поверженными, окружили Цзян Чэня с четырех сторон.

К счастью, Цзян Чэнь был наготове. Увидев летящие в него булыжники, он слегка фыркнул и, сжав кулаки, создал вокруг себя барьер из магнитного урагана.

Бам!

При соприкосновении с барьером булыжник взорвался, а быстро летящая стрела просто испарилась, разлетевшись на мельчайшие кусочки. Цзян Чэнь ледяным взглядом окинул врагов.

— Похоже, вы все четверо в сговоре?

Цзян Чэнь холодно рассмеялся. Он не ожидал такого. Уже почти вступив в схватку, они вступили в союз и решили разыграть спектакль, прикинувшись умирающими.

— А ну назовись, паренек! — потребовал Юэ Пань. — Я хочу знать имя человека, которого отправлю на тот свет.

Ученики Секты Кочевников кидали в сторону Цзян Чэня кровожадные взгляды.

Цзян Чэнь спокойно посмотрел на них:

— Вы заключили сделку с дьяволом. Не боитесь, что Великий чертог потом пожертвует и вами?

Ученик со странным, почти треугольным разрезом глаз презрительно фыркнул:

— Это наше дело, об этом можешь не беспокоиться.

Сюй Ган крикнул:

— Паренек, не пытайся настроить нас друг против друга!

Цзян Чэнь слегка улыбнулся:

— Да разве же в этом есть надобность?

Стоявший поодаль Му Гаоци сильно нервничал. Он обнажил меч и готовился вступить в битву. Хотя он был лишь культиватором первого уровня изначальной сферы и был слабее остальных культиваторов, он понимал, что не может оставить товарища в беде.

— Гаоци, отойди немного.

Хотя Цзян Чэнь стоял спиной к Му Гаоци, казалось, у него даже на затылке были глаза; заметив, что Му Гаоци готов броситься в битву, он остановил его.

Сюй Ган ухмыльнулся:

— Му Гаоци, если тебе не терпится умереть, предварительно продемонстрировав свои крайне скоромные способности, милости просим; в этом мы тебе с радостью поможем.

Загнанный зверь всегда был опасен, каким бы слабым он ни был. Му Гаоци в приступе гнева, который редко овладевал им, произнес:

— Сюй Ган, не заходи слишком далеко! Ученики остальных трех сект больше не представляют для вас угрозы, чего вам еще нужно?

Сюй Ган слегка фыркнул, глядя на Цзян Чэня.

— Му Гаоци, а ты тот еще тип, а? Где это ты откопал такого культиватора? Он даже нас почти обманул своей мастерской маскировкой.

Судя по тому, что две секты объединились, забыв о прежних распрях, они считали Цзян Чэня главной угрозой. Вот почему они забыли о своих разногласиях и прикинулись раненными, чтобы заманить врага в ловушку. Линь Фэну и Фэн Ваньцзяну не повезло; они спаслись из лавового озера, но здесь их все равно настигла смерть .

Юэ Пань взмахнул мечом:

— Довольно болтовни. Этот паренек совсем непрост, раз он смог преодолеть лавовое озеро. Если мы не разберемся с ним, мы не сможем спокойно продолжить нашу экспедицию. Четыре культиватора явно были готовы сражаться заодно.

Му Гаоци громко крикнул:

— Осторожно, Секта Кочевников использует яд! Цзян Чэнь знал об этом и так, но любой яд, который они могли использовать, был ему не страшен.

Когда он изучал яды в прошлой жизни, Секты Кочевников, небось, еще не было и в помине!

Сюй Ган и Юэ Пань были учениками Великого Чертога и обладали потрясающими навыками ближнего боя. А ученики Секты Кочевников отлично владели дальним боем и умели использовать яд, чтобы контролировать ситуацию в ходе битвы.

Предварительно они все поклялись перед небесами, что не будут нападать, пока не убьют общего врага. Юэ Пань и Сюй Ган ни за что стали бы рисковать, подставляясь под атаки учеников из Секты Кочевников.

Два культиватора атаковали Цзян Чэня с двух сторон, кинувшись на него с такой скоростью, что позади них в воздух взлетали камни и песок. Юэ Пань и Сюй Ган были готовы обрушить на врага мощные, стремительные удары. Их стили боя были очень похожи, при этом они умели действовать слаженно; они явно не в первый раз сражались плечом к плечу. Двойные атаки отличались поразительной эффективностью, достигаемой за счет отличной координации действий культиваторов.

Ученики Секты Кочевников занимались подавлением противника, осыпая Цзян Чэня стрелами и отравленными дротиками, используя техники тайного оружия.

Му Гаоци неистовствовал, он тайком приближался к одному из учеников Секты Кочевников, но тот вдруг презрительно фыркнул:

— Му Гаоци, не вини меня в своей смерти, если приблизишься ко мне ближе, чем на триста метров!

Му Гаоци хотел нанести ему удар в спину; после того, как его план был раскрыт, им овладело еще более сильное волнение. Он понимал, что был лишь культиватором первого уровня изначальной сферы и никогда не уделял особого внимания боевым навыкам. В борьбе с культиваторами третьего уровня изначальной сферы у него не было никаких преимуществ.

Лезвие Юэ Паня было направлено прямо в Цзян Чэня.

— Пора отправиться к праотцам, паренек!

Меч Юэ Паня, который резко ускорился, двигался сверху вниз невероятно быстро. Ярко блеснув, лезвие глубоко вонзилось Цзян Чэню в плечо.

Меч разрезал Цзян Чэня напополам. В ту же секунду удар Сюй Гана достиг своей цели, обрушившись на верхнюю часть тела Цзян Чэня. Он повернул меч, отчего голова Цзян Чэня взорвалась с громким хлопком.

Сюй Ган и Юэ Пань переглянулись, весьма довольные результатом. Они оттачивали эти слаженные движения с десяти лет, и им всегда удавалось справиться с противниками, даже если они были немного сильнее. Но едва они закончили торжествовать, что-то начало их смущать. Что-то было не так, что-то не давало им покоя. Они словно упустили какую-то ключевую деталь.

Удар был идеален, они все сделали верно. Вот только что-то было не так с этим жестким и мощным ударом, они словно вонзили лезвия в огромную тыкву; они не чувствовали привычного возбуждения после расчленения врага.

— Что-то здесь не так!

Юэ Пань взглянул на труп и наконец-то кое-что заметил. Крови не было.

— Юэ Пань, какого черта вы там делаете?

Наблюдая за этой невероятной ситуацией, ученики Секты Кочевников начали громко кричать.

Вдруг все почувствовали, как под их ногами трясется земля, причем тряска все усиливалась, казалось, еще немного и земля разойдется под их ногами.

Бам! Бам! Бам!

Воздух сотрясла серия взрывов, и в земле появились бесчисленные ямы. Из них выскочили стебли, похожие на щупальца чудовища, которые тут же окружили всю территорию.

А Цзян Чэнь с изящным поворот приземлился рядом с Му Гаоци, целый и невредимый.

Юэ Пань и остальные резко переменились в лице, когда они заметили, что эти стебли были стеблями лотоса; все это были белоснежные стебли Лотоса Льда. Стебли окружили четырех учеников словно и́глу.

— Что это такое, черт побери?

Юэ Пань был поражен произошедшим и ударил мечом по стеблю. Раздался щелчок, и срезанный стебель упал.

— Ха-ха, это просто форма! Внушительный вид, но ничего особенного. Просто куча мусора!

Он занес сверкающий меч над головой и ударил по второму стеблю.

Этот удар сопровождался вспышкой ледяного света. Тонкий слой льда начал расходиться по мечу, которым Юэ Пань ударил по второму стеблю. В следующую секунду слой покрыл весь меч.

— Нет! Это — ледяная ци!

Юэ Пань спешно отбросил меч и отошел назад, но стебель подкрался к нему сзади, словно духовная змея. Лепестки его цветов вытянулись вперед и поглотили Юэ Паня, словно огромный рот, и бесчисленные потоки белого холода тут же заморозили его.

Раздался хруст.

Лепестки цветов немного потряслись и, раздавив Юэ Паня, полностью переварили его тело. Остальным ученикам оставалось лишь в ужасе наблюдать за происходящим.

Сюй Ган потянулся вперед, надеясь задействовать старый трюк с козлом отпущения, напустив на него стебли, пока он сам сбегает. Но, едва он потянулся вперед, два стебля сковали его вокруг пояса и подняли высоко вверх. Он был полностью обездвижен.

Сюй Ган был перепуган до смерти:

— Я сдаюсь, сдаюсь! Даос Чэнь, я сдаюсь!

Не меньше его были напуганы ученики Секты Кочевников. Их уже обвязали ледяные стебли, и чудовищная ледяная мощь непрерывно атаковала их зарожденные души, словно пытаясь заморозить их циркуляцию.

— Пощады, Даос Чэнь! Мы сдаемся! Если тебе нужна помощь в поисках родника, мы в твоем распоряжении!

Ученики Секты Кочевников понимали, что их жизнь и смерть в руках Цзян Чэня. Сейчас был самое время сдаться.

Цзян Чэнь отрешенно посмотрел на них.

— В моем распоряжении?

— Да, да! Ты ведь тоже понимаешь, что Му Гаоци слишком слаб, недостаточно крепок. Мы пригодимся тебе в трудный момент!

— Именно, мы будем следовать каждому твоему слову!

Му Гаоци никак не отреагировал, хотя эти люди только что назвали его слабым. Он был просто поражен увиденным. Он знал, что Цзян Чэнь силен, но он и подумать не мог, что тот может запросто справиться сразу с четырьмя культиваторами. Что же это за удивительная контратака? Это была безоговорочная победа!