Глава 70.1. Соперничество за регистрацию (часть 1)

В пределах всей территории Цзян Хань существовало десять больших племен, под контролем каждого из которых находились более мелкие племена.

К примеру, племя Красного Бутона контролировалось семьей Цзин.

А племя Ин Лань управлялось племенем матери Цзян Чэня, семьей Лань.

Конечно, кроме основного семейного клана, у каждого племени было еще много подчиненных семей. Таким образом, они совместно формировали правящую силу.

По этой причине сегодня на главной площади Города Речной Волны собралось несколько сотен кланов. Каждый клан представляло, по крайней мере, двадцать или тридцать человек – собрание вышло поистине великим.

Сейчас на территории Цзян Хань не было Цзян Фэна, поэтому действующего герцога представлял Цзян Тун. Однако он, естественно, не стал бы красть славу у своего племянника. Цзян Тун отчетливо понимал, что звездой сегодняшнего собрания должен был стать его племянник, Цзян Чэнь.

— Мы созвали вас сегодня от имени герцога, потому что хотели поделиться с вами радостным известием вселенских масштабов! — на лице Цзян Туна появилась слабая улыбка, а его пристальный взгляд скользнул по лицу каждого вождя племени.

— Хе-хе, третий господин даже воспользовался именем герцога, чтобы созвать нас сегодня, должно быть, это очень важное событие.

— Действительно, третий господин, не заставляйте нас гадать. Поделитесь с нами, чтобы каждый мог разделить вашу радость!

Цзян Тун улыбнулся:

— Хорошо, тогда я не буду держать вас в напряжении. Всем известно, что герцог и его сын уехали в столицу для участия в Испытаниях Затаившегося Дракона. Сейчас молодой господин вернулся для того, чтобы набрать себе личную охрану. Когда все охранники будут отобраны, в будущем они станут основой силы территории Цзян Хань!

Молодой герцог набирает личную охрану?

Это казалось хорошей возможностью, но ни один из кланов на нее не повелся. Все главы опустили глаза, не желая встречаться взглядом с Цзян Туном, до смерти боясь, что тот остановит свой выбор на их кланах.

Если бы какой-нибудь другой молодой герцог объявил о наборе людей в свою личную охрану, то любой из них сражался бы за эти места. Вот только их юный герцог был безнадежным бездельником. Если кто-то из их сыновей или учеников свяжется с Цзян Чэнем, то, скорее всего, в будущем их будет ждать катастрофа.

Сейчас все, кто жил на территории Цзян Хань, не могли не переживать. Девять из десяти человек считали, что Цзян Чэнь не сможет сохранить свое герцогство.

Поэтому как они могли быть в восторге от новости о наборе в личную охрану Цзян Чэня? Да они боялись этого как чумы!

Примерно такую реакцию и ожидал Цзян Тун.

— Требования к кандидатам также высоки. Подать свою заявку сможет не каждый. Во-первых, претендент должен находиться не менее, чем на шести меридианах истинной Ци. Кроме того, его возраст не должен превышать двадцать лет, и было бы предпочтительнее, если бы он обладал острым умом…

Когда Цзян Тун перечислил этот длинный список требований, стоявшие под сценой люди внутренне засмеялись, думая про себя: «Вы должны будете благодарить небеса и землю, если хоть кто-то добровольно пойдет на службу к молодому герцогу, а вы еще и список требований предъявляете?»

Естественно, на некоторое время воцарилось молчание. Стояла такая плотная тишина, что можно было бы услышать звук упавшей на землю булавки.

— Это все требования, неужели никто не хотел бы зарегистрироваться? — ясным голосом спросил Цзян Тун.

Задав этот вопрос, он посмотрел на представителей племен, но эти люди склонили свои головы и отводили в сторону взгляд, опасаясь, что если встретятся с ним взглядом, то их призовут.

На некоторое атмосфера стала чрезвычайно странной.

На лицах всех членов клана Цзян были серьезные выражения. Они хотели засмеяться, но не решались. Они знали, что Цзян Тун делает это нарочно, желая испытать преданность этих племен.

Цзян Тун трижды окинул взглядом толпу, но ни один человек так и не вызвался.

Он вздохнул и уже собирался что-то сказать, когда внезапно из-за пределов площади раздался загадочный голос:

— Я хочу записаться!

Следом послышался другой голос:

— Я тоже хочу записаться!

Это сказали двое молодых парней, ноги которых казались сильными, как у медведей, а спины были гибкими, как у тигров. Они большими шагами направились в сторону Цзян Чэня. Один из них нес на спине большой топор, а другой — латунный жезл.

— Молодой герцог Цзян! Я — Цяо Шань, а это мой брат Цяо Чуань. Третий мастер Зала Исцеления, Цяо Байши — наш дядя. Он сказал нам приехать сюда.

Цяо Шань, Цяо Чуань. Братья-близнецы прибыли!

Цзян Чэнь усмехнулся:

— Вы, наконец-то, добрались. Это Го Цзинь, прямой внук королевского наставника Го Шуня. Он на шести меридианах истинной Ци. С этого дня вы будете товарищами и должны поладить в будущем.

Племянники третьего мастера Зала Исцеления и прямой внук королевского наставника Го Шуня.

Эта информация удивительным потоком влилась в уши здешних вождей.

«Хм? Что-то здесь не так. Зал Исцеления всегда имел прекрасную репутацию, да и сам третий мастер внушал не меньшее благоговение. Как он мог отправить своих племянников к этому бездарю? Прямой внук королевского наставника должен быть близок к королевской семье, так почему он шатается вместе с Цзян Чэнем?»

Некоторые из особо сообразительных вождей, казалось, смутно смогли уловить что-то из этих намеков.

Го Цзиня немного взбесило все происходящее, и после приветствия братьев Цяо он вышел вперед, обвел взглядом толпу и холодно сказал:

— Моя фамилия Го. Я родился и вырос в столице. Я видел немало королевских и дворянских сыновей. И теперь, прибыв на территорию Цзян Хань, я нахожу кое-что странным. Последователи других принцев и дворянских сыновей пресмыкаются и пытаются выслужиться пред своими господами. Они относятся к ним чрезвычайно почтительно. Но вы относитесь к господину так, словно быть его приближенным — позор? — Го Цзинь холодно улыбнулся. — Однако, насколько мне известно, тех, кто в Восточном королевстве может конкурировать с нашим молодым герцогом, столь же мало, как перьев феникса и рогов единорога. Даже наследники герцога Парящего Дракона чувствуют страх, когда дело доходит до нашего молодого герцога. Интересно, насколько же могущественным должно быть существо, достойное вашего преклонения?

Го Цзинь приехал из столицы, и поэтому его слова имели некоторый вес.

— Мой дедушка был наставником при королевском дворе. Король и принцесса выросли под опекой моего деда. Эти четыре старших брата из батальона Шэн — элита армии Тяньду, и они являются личными охранниками, которых сама принцесса выбрала для молодого герцога. Мне любопытно, если даже элита армии Тяньду готова верно служить юному герцогу, неужели в ваших глазах молодой герцог все еще недостоин вашего внимания?

Голос Го Цзиня раздавался четко, словно колокол резонируя в их сердцах, заставляя кровь людей этих кланов бурлить от волнения.

Никто не смел подозревать Го Цзиня во лжи на таком крупном собрании.

Кроме того, аура четырех братьев из батальона Шэн была прямо перед ними. Они имели такую ауру, которую, возможно, даже сам Цзян Фэн не смог бы подавить!

Но в этот момент эти четыре человека послушно стояли рядом с Цзян Чэнем, ожидая его приказов без малейшего намека на протест.