Глава 69. Изменения в отношении

Старейшины не могли не наклониться вперед, желая более отчетливо услышать слова Цзян Чэня. Сомневаясь, правильно ли они его поняли, все эти люди отреагировали одинаково, в унисон подавшись в сторону юного герцога.

Нужно было знать, что даже такой преисполненный талантами гений, как Цзян Фэн, державший в ежовых рукавицах все герцогство Цзян Хань, смог занять лишь место герцога второго ранга.

Казалось, что 14 место среди всех 108 герцогов в королевстве было пределом для семьи Цзян.

Все эти старейшины признавали роль Цзян Фэна с развитии семьи Цзян. Не будет преувеличением сказать, что на сегодняшний день именно Цзян Фэну семья Цзян обязана своим величайшим достижением.

Их самые высокие ожидания от Цзян Чэня заключались в том, что на Испытаниях Затаившегося Дракона он сможет отстоять текущее положение семьи Цзян. Даже если бы они опустились на несколько мест вниз, остаться герцогством второго ранга уже было бы неплохо.

Однако, основываясь на обычном поведении Цзян Чэня, даже надеяться на это уже было безумием. Их больше волновал вопрос, сможет ли он вообще удержать герцогство семьи Цзян, что уж говорить о должности герцога второго ранга.

В конце концов, его репутация была слишком жалкой.

Однако в этом мире не было ничего неизменного.

И вот сейчас, когда они уже смирились с тем, что Цзян Чэнь ничего не сможет сделать, когда они сдались в своих сердцах, он пришел и заявил, что претендует на место герцога первого ранга.

И сейчас вернулся только затем, чтобы выполнить вторую миссию первого ранга.

А что это означало?

Это значило, что Цзян Чэнь уже успешно завершил первую миссию первого ранга!

Миссия первого ранга соответствовала положению герцога первого ранга.

Если он смог закончить миссию первого ранга, то как можно было говорить, что этот человек был какой-то посредственностью?

Испытания Затаившегося Дракона не были детской игрой, в них были прописаны жесткие правила. Каждая миссия первого ранга была строго индивидуальной, а любой, кто попробует сжульничать, чтобы получить преимущество, сразу же исключался.

Можно было сказать, что Цзян Чэнь уже находился на середине пути к первому рангу!

Никто не нуждался в хвастовстве и глупой театральности. Цзян Чэнь просто поднял свою чашу и сказал пару слов, объяснив им все стороны этого вопроса.

Если эти старики были лишены даже малой толики понимания, то уже не они решали бы вопрос о поддержке Цзян Чэня, а сам Цзян Чэнь решал бы, достойны ли они его!

— Герцог первого ранга, герцог первого ранга… — Цзян Тун снова и снова повторял эти слова. Неожиданно в его рассеянном взгляде промелькнул свет удивления, и он спросил: — Чэнь’эр, не имеешь ли ты в виду, что уже закончил первую миссию?

— Да, сейчас я выполняю вторую миссию. И мне понадобится помощь старейшин с их связями и авторитетом.

Цзян Чэнь не был гордым или нетерпеливым, а по тону его голоса можно было понять, что он совершенно не собирался выставлять напоказ свои заслуги. Ему действительно не нужно было устраивать демонстрацию из-за такого незначительного дела.

С другой стороны, Цзян Чжэн, разливая вино, не мог не сказать:

— Человек, который отсутствовал три года, должен был измениться. Сейчас наш молодой герцог является самым обсуждаемым человеком в столице. Люди из дворца были его повседневными посетителями, и даже Зал Исцеления, являющийся столь важной фигурой в сфере духовной медицины, вынужден выслуживаться перед нашим юным герцогом.

Здесь не было посторонних, поэтому Цзян Чжэну не было нужды сдерживаться. Да он и не мог больше молчать. Раньше, из-за того что его приставили к Цзян Чэню, Цзян Чжэна постоянно игнорировали и старались держаться от него подальше, но теперь у него появилась возможность жить с гордо поднятой головой. В конце концов, где еще он мог бы продемонстрировать это, как не в кругу своей семьи?

Даже люди из дворца были просто посетителями?

И Зал Исцеления считался с молодым герцогом?

Как такое могло произойти? Все старейшины, не говоря уже о Цзян Туне, были невероятно удивлены этому. Все они резко вдохнули, заерзав на своих местах.

Цзян Чэнь, слегка улыбнулся:

— Цзян Чжэн, нет необходимости говорить о таких мелочах. Старейшины, мне понадобится ваша поддержка на собрании племен.

Старейшина Си был самым старшим человеком здесь, а также имел самую быструю реакцию. Он поспешно улыбнулся и сказал:

— Кажется, наша семья Цзян породила гения, такого как молодой герцог, а мы, старые чудаки, могли никогда и не узнать об этом, если бы Цзян Чжэн ничего не сказал. Ха-ха, наши предки на небесах даровали нам гения в лице молодого герцога. С ним наша семья достигнет новых высот. Я выжму все из своих старых костей, чтобы помочь вам на собрании!

— Мы поддержим вас! Наша семья Цзян всегда становилась единым целым, когда дело касалось управления территорией Цзян Хань. В противном случае, эти племена и в самом деле решат, что наша семья Цзян ничем не лучше их.

— Действительно, мы не позволим появиться еще одной занозе, вроде Цзин Маня!

Все старейшины подтвердили свои позиции, и каждый последующий из них был более сговорчивым, чем предыдущий. Все они были опытными людьми, и определенно могли сказать, что Цзян Чэнь и правда сильно изменился за эти три года.

Кроме того, Цзян Чэнь никогда бы не солгал об Испытаниях Затаившегося Дракона.

Некоторые старейшины не могли не подумать: «Могло ли быть так, что этот Цзян Чэнь с детства занимался глупостями с другими молодыми людьми только ради маскировки, чтобы никто не помешал его плану стать герцогом первого ранга?»

Почти все старейшины думали об этом, в результате чего их мнение о Цзян Чэне значительно изменилось. Они больше не пользовались своим возрастом, а вместо этого вели себя скромно и уважительно по отношению к Цзян Чэню.

Таким образом, все хорошенько повеселились и вернулись домой, полностью удовлетворенные этим банкетом.

В конце концов, старейшины клана были рады узнать о силе Цзян Чэня. Все они считали, что такой могучий наследник сможет поддержать свою семью и даже приведет ее к процветанию.

Старейшина Си выпил немного вина, поэтому вернулся домой слегка навеселе.

— Дедушка, завтра я пойду за покупками с Сяо Цянем, поэтому не буду присутствовать на собрании племен.

— Отец, я тоже завтра собирался купить духовную пилюлю. Я тоже и не хочу идти на собрание.

— Дедуля, завтра я…

Ладонь старейшины Си тяжело ударила по столу, а его длинные усы встали дыбом от гнева.

Первоначально он был в прекрасном расположении духа, но стоило ему только сесть, как множество людей обступило его и принялось просить об отгуле. Каждый из них хотел уклониться от исполнения своих обязанностей, совершенно не обращая внимания на предстоящее собрание.

Как он мог не разозлиться на них?

— Кто не идет? Я переломаю ноги каждому, кто не явится! — старейшина Си действительно был в бешенстве, он сердито ткнул пальцем в человека среднего возраста. — Цзян Сюн, ты мой сын. Только попробуй еще раз сказать, что не придешь! Покупка духовной пилюли? Не думай, что я не знаю о твоей любовнице на аллее Цинхуа и что ты каждый день спешишь туда, чтобы пошалить.

— А ты, Цзян Хэ! Ты мой прямой внук, но у тебя вообще есть какие-нибудь планы на будущее? Ты проводишь все дни около этой девушки, в твоей жизни есть хоть какая-то цель?

— Или ты, Ли Ю, сын моей дочери. Если у тебя нет преданности по отношению к семье Цзян, то что ты вообще тут делаешь?

Старейшина Си был настолько разозлен, что из его рта, подобно реке, лился поток оскорблений, да так, что его родственники уже не знали, куда спрятать свои глаза.

— Отец! — сын старейшины Си, Цзян Сюн, понял, что опозорился прямо на глазах у отца.

— Прибереги свои оправдания на потом, а пока что вы все должны явиться на завтрашнее собрание. И завтра же должны разобраться с этими несущественными проблемами. Какая польза от вас клану, если вы даже в своей семье разногласия уладить не можете?

Старейшина Си говорил, внушая чувство праведности всем слушавшим его.

Это заставило всех присутствующих ощутить замешательство. Обычно они всегда были предоставлены сами себе и ранее никогда не видели старейшину Си в таком свете.

Что с ним сегодня случилось? Почему после выпитого вина его тон так резко изменился? Цзян Чэнь ему что, мозги промыл?

Цзян Сюн робко спросил:

— Отец, разве вы не знаете, что наша семья Цзян не сможет сохранить герцогство? Даже если вы произносите подобные слова, вам не под силу это остановить. Разве вы не говорили, что уже давно смирились с этим?

— Бред сивой кобылы! Когда я такое говорил? — старейшина Си категорически все отрицал. — Хорошо, что ты об этом вспомнил. Мало того, что наша семья Цзян сможет сохранить герцогство, так мы еще и можем подняться до герцогства первого ранга!

Тон старейшины Си стал взволнованным, когда он заговорил об этом.

Звание герцогства первого ранга сильно отличалось от всех остальных герцогств.

Герцог первого ранга имел куда больше прав, чем другие, а его сыновьям могли пожаловать землю!

Их ожидало бы истинное богатство и процветание.

— Э? Отец, ты слишком много выпил? — Цзян Сюн уже не мог сдерживать свой смех.

Старейшина Си дал ему пощечину и быстро встал.

— Ты неуклюжий идиот, который ничему не учится! Я напоминаю тебе в последний раз, что завтра ты должен явиться за собрание и проявить максимальную вежливость и почтение. Я не смогу спасти тебя, если ты обидишь молодого герцога!

— И где ваша совесть? Смотрите сверху вниз на молодого герцога, считая его бездельником? Чушь собачья! Он скрывающий свою силу волк в овечьей шкуре, который ошеломляет противника! Молодой герцог пытается подняться до первого ранга и уже завершил свою первую миссию. Он убил печально известного насильника, Жнеца Лотосов!

— Что? — Цзян Сюн был то того изумлен, что невольно прикрыл рукой свою щеку.

Он убил насильника? Жнеца Лотосов?!

Хотя территория Тяньху и располагалась довольно далеко отсюда, информация между различными территориями распространялась довольно быстро. Так что по герцогству Цзян Хань уже ходило немало слухов о Жнеце Лотосов.

Люди говорили, что боевого развитие Жнеца Лотосов находилось между восемью и девятью меридианами истиной Ци и что он был искусен в использовании ядов. Его боевые искусства были выдающимися, а сам он был чрезвычайно хитер. Справиться с таким человеком было бы нелегко.

И молодой герцог убил этого насильника?

А с момента получения им миссии, еще и месяца не прошло?

— Теперь идите и хорошенько подумайте об этом! Если вы не хотите больше быть здесь, то как можно скорее убирайтесь из семьи. Если же вы решите остаться в семье, то верой и правдой служите молодому герцогу! — старейшина Си обиженно сказал эти слова и ушел.

Подобные сцены повторились и в домах других старейшин.

Все старейшины осудили бездельников из числа своих родственников. Некоторые из них, подобно Цзян Сюну, даже были избиты.

На следующее утро колоссальные изменения произошли в семье Цзян. Клан, который был похож на рассыпавшийся песок, внезапно стал единым, словно был связан невидимой веревкой.

Те, кто обычно спал или с самого утра валял дурака, неожиданно появились в пределах поместья Цзян Хань. Все они держались настороже, были аккуратно одеты и готовы к действиям.

Некоторые из них, кто был поумнее, поспешили сделать шаг вперед и с улыбкой поприветствовали Цзян Чжэна, когда тот вышел из поместья:

— Цзян Чжэн, молодой герцог еще не проснулся?

— Проснулся? Молодой герцог каждый день встает в полночь, чтобы начать тренировку, а вы спрашиваете, проснулся ли он?

— Ох, моя ошибка, моя ошибка! Прошу, примите мои извинения!

В этот момент вышел Цзян Чэнь, он улыбнулся:

— Почти все собрались. Племена уже прибыли?