Глава 750. Приближение развязки

Вэй Тяньсяо был готов к такому с самого начала, так что он тут же махнул рукой и отбросил Вэй Тяньтуна в сторону, едва тот попытался атаковать Цзян Чэня. Вэй Тяньтун, может, и был силен, но с лордом дома ему было не тягаться. Вэй Тяньсяо был не бог весть каким руководителем, но он смог стать лордом Дома Вэй благодаря своим значительным достижениям в области боевого Дао и потенциалу. Он был на восьмом уровне императорской сферы и по праву считался сильнейшим практиком всего Дома Вэй. Более того, он входил в тройку сильнейших практиков аристократических домов девятого уровня в Лазурной Столице! Вэй Тяньтун несколько раз попытался нанести удар, но Вэй Тяньсяо с легкостью пресек каждую попытку.

— Что это означает? — нахмурился Вэй Тяньтун.

Вэй Тяньсяо холодно ответил:

— Это я должен задать тебе этот вопрос. Почему ты вмешиваешься в битву двух мастеров пилюль?

В конце концов, он был лордом дома и в гневе внушал уважение.

Разъяренный Вэй Тяньтун ответил:

— Он и так победил, ему следует проявить милосердие. Но почему же он не отдает противнику противоядие? Он что, готов лишить противника жизни лишь потому, что победил?

— Делая ставку, нужно быть готовым к проигрышу. Не король пилюль Чжэнь предложил это состязание. Если я не ошибаюсь, инициатором выступил мастер пилюль Юй, не так ли? — равнодушным тоном ответил Вэй Тяньсяо. Обычно он не отличался решительным нравом, но сейчас враги были всего в шаге от того, чтобы окончательно выдать себя. Мало того, что мастер пилюль Юй обрушился с нападками на Вэй Тяньтуна, так он еще и поклялся отравить каждого члена Дома Вэй. Ну о каком мирном исходе могла идти речь?

Вэй Тяньтун заскрежетал зубами, глядя на старейшину Чжо и старейшину Фэна.

— Старейшины, Вэй Тяньсяо злоупотребляет своей властью и навязывает всем свое мнение! Как старейшины дома, вы обязаны потребовать от него справедливости! — попробовал науськать их на лорда дома Вэй Тяньтун. Без их помощи дело могло принять совсем уж скверный оборот.

Старейшина Чжо равнодушно улыбнулся:

— Думаю, правила спора нарушены не были, так о какой же справедливости ты говоришь? Однако, раз уж ты заговорил о справедливости, мне есть что сказать.

— Что? — пораженно произнес Вэй Тяньтун.

— Если не делать глупостей, можно не бояться, что они выйдут тебе боком, — равнодушным тоном ответил старейшина Чжо.

Старейшина Фэн кивнул:

— Именно. Если бы твой мастер пилюль Юй не предложил такой спор, ничего бы не случилось. Он сам сглупил, Тяньтун!

Вэй Тяньтун сперва подумал, что ослышался. Он решил напомнить им:

— Старейшины, вы… вы не забыли кое о чем? Мастер пилюль Юй — единственный, кто способен решить ваши… проблемы.

Мастер пилюль Юй со зловещей улыбкой посмотрел на старейшин:

— Решили нарушить данное слово, старые вы ублюдки? Видать, вы больше не хотите спасать своих подопечных.

Старейшина-поверенный Вэй Тяньтуна тоже попытался их образумить:

— Старейшина Чжо, старейшина Фэн, вы должны четко высказать свою позицию. Вы совершите большую ошибку, если встанете не на ту сторону.

— Пф! Вэй Тяньтун, я думал, что мы договаривались по поводу Рынка Бога Земледельцев, не так ли? Разве сейчас об этом идет речь? — усмехнулся старейшина Чжо.

Вэй Тяньтун чуть не разразился руганью, но усилием воли сдержал свой гнев:

— Если мастер пилюль Юй умрет от яда, все обещания так и не будут исполнены. Он — залог выздоровления ваших подопечных. Вы что, готовы похоронить их?

Старейшины не разозлились бы так сильно, если бы Вэй Тяньтун не упомянул их подопечных, но именно это он и сделал. Старейшина Фэн тут же разразился гневной тирадой:

— Вэй Тяньтун, это ты пригласил врагов в нашу семью! Как ты смеешь говорить, что он — залог выздоровления, если он сам — причина их недугов?

Вэй Тяньтун и мастер пилюль Юй слегка изменились в лице. Вэй Тяньтун начал все отрицать:

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. С чего ты взял, что он — причина их недугов?

Старейшина Фэн гневно отрезал:

— Хватит притворяться. Этот ублюдок Юй всему виной. Внук старейшины Чжо и мой ученик были отравлены им! Как вы оба смеете притворяться благодетелями! Вэй Тяньтун, ты просто предатель! Как славно у тебя получалось водить нас за нос!

Вэй Тяньтун оказался сбит с толку таким развитием событий. Как эти два ублюдка узнали тщательно скрываемый секрет? Неудивительно, что они проигнорировали все его намеки!

Мастер пилюль Юй понял, что карты раскрыты, и, решив прекратить весь этот спектакль, закричал на старейшин:

— Чего же вы ждете, старые ублюдки? Без моих уникальных навыков ваши подопечные непременно умрут! Если у вас есть голова на плечах, вы сейчас же схватите этого самозванца и отберете у него противоядие. Если вы послушно отдадите его мне, быть может, я подумаю о том, чтобы спасти вас…

Старейшина Чжо и старейшина Фэн переглянулись. Они оба подумали, что этот малый сошел с ума. Вэй Цзе усмехнулся:

— Много хочешь, Юй. Мастер Чжэнь еще несколько дней назад раскрыл твои уловки.

— Что?

Мастер пилюль Юй и Вэй Тяньтун одновременно побледнели. Переглянувшись, они увидели в глазах друг у друга полное недоумение. Вэй Тяньтун и вовсе почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Предательство старейшин означало, что его план провалился! У него не было никаких шансов занять место лорда дома вместо Вэй Тяньсяо!

Вэй Тяньсяо тут же воспользовался моментом и грозно обрушился на Вэй Тяньтуна:

— Вэй Тяньтун, ты и твой сын сговорились с Величественным Кланом и пытались посеять раздор в нашем доме! Ваши грехи непростительны!

После этих слов паника исказила лица Вэй Тяньтуна, его сына, а также старейшины-поверенного Вэй Тяньтуна. Три других старейшины, Вэй Чжи, Вэй Чжо и Вэй Фэн тут же окружили их. Вэй Тяньсяо взмахнул рукой, и со всех сторон во двор высыпали его личные стражи, которые тут же перекрыли все пути к отступлению. Вэй Цзе и Цзян Чэнь отошли назад. К этому моменту молодежи вроде них не было смысла вмешиваться.

Видя, что все пошло под откос, Вэй Тяньтун резко переменился в лице, выражение которого исказила страшная гримаса загнанного зверя. Он мрачно уставился на старейшину Чжо и старейшину Фэна:

— Как вы, старые ублюдки, посмели меня одурачить! Не ждите теперь от меня пощады!

Затем он посмотрел на мастера пилюль Юя. Тот разразился зловещим смехом и вкрадчиво произнес:

— Так бы с самого начала!

С этими словами он сложил ручную печать, и яркая вспышка озарила зелень вокруг двора. Весь двор тут же окружила формация. Едва формация пришла в действие, как активировалось множество ядов, смешавшихся в белом дыме.

— Вэй Тяньсяо, ты вынудил меня пойти на этот шаг! — прорычал Вэй Тяньтун, сверля лорда дома безумным взглядом. — Ты — лорд дома, но ты оказался никудышным лидером, при тебе дом слабел с каждым днем! Ты не умеешь быть гибким. С Кланом Извивающегося Дракона нас ничего не ждет! Будущее за Величественным Кланом! Вэй Тяньсяо, твоя слепая преданность — просто пережиток прошлого! Скажи-ка, чем же ты лучше меня? Ты лишь слегка превосходишь меня в боевом Дао, так почему же я должен довольствоваться местом твоего заместителя?

Вэй Тяньтун практически прокричал эти слова. Казалось, он пытался выразить в этих словах все то недовольство, что накопилось в нем за сотни лет. Под конец он и вовсе практически выплевывал слова сквозь стиснутые зубы:

— Отныне я, Вэй Тяньтун, буду лордом Дома Вэй. Я не стану тебя убивать, Вэй Тяньсяо. Я искалечу тебя, заключу тебя под стражу и заставлю лицезреть то, как я, Вэй Тяньтун, веду Дом Вэй к светлому будущему! Потому что я всегда буду лучше тебя!

Всю формацию заполнил белый дым. Вэй Тяньсяо и его люди пытались вырваться из окружения, избегая шипящих ядовитых атак. Вэй Тяньтун тут же залился безумным смехом:

— Не трать время, Вэй Тяньсяо. В эту ядовитую формацию мастер пилюль Юй вложил все свои знания. Если у вас нет противоядия, которое я заранее принял, вам не выстоять против этого яда. Ха-ха-ха…

Мастер пилюль Юй тоже зловеще расхохотался:

— Чжэнь, если у тебя есть голова на плечах, ты сейчас же отдашь мне противоядие. Быть может, я даже дам тебе противоядие от моего яда в обмен на противоядие от твоего.

Цзян Чэнь несколько секунд изнутри наблюдал за ядовитой формацией и не мог не признать, что формация была установлена мастерски и отлично спрятана. Даже он не заметил ее до момента активации. Однако он заранее приготовил Пилюли Мгновенного Эликсира Бессмертия. Даже если эта ядовитая формация могла причинить остальным определенный вред, она явно была не настолько сильна, чтобы стать угрозой для жизни окружающих.

Как и ожидалось, когда Цзян Чэнь посмотрел на Вэй Тяньсяо и остальных, они быстро поняли, что, несмотря на изначальную панику, их жизням ничего не угрожало. Вскоре Вэй Тяньсяо, старейшина Чжо и остальные успокоились.

— Вэй Тяньтун, это что, все, на что ты способен? — усмехнулся Цзян Чэнь из-за пелены белого дыма.

Вэй Тяньтун разгневался:

— Сколько еще ты будешь задирать нос, паршивец?! Даже если ты не боишься яда, неужто ты думаешь, что сможешь уйти от меня без помощи Вэй Тяньсяо?

Мастер пилюль Юй холодно произнес:

— На твоем месте я бы сдался, паршивец!

— Вы не понимаете, кто из нас оказался на краю гибели? — презрительно улыбнулся Цзян Чэнь, а затем бросил взгляд в сторону Вэй Тяньсяо и старейшины Чжо. Вэй Тяньсяо слегка кивнул и вместе со старейшинами сквозь пелену белого дыма атаковал Вэй Тяньтуна

— Что? Вы все… — изумился Вэй Тяньтун. Одновременная атака четырех экспертов застала его врасплох. Яд словно совсем не подействовал на них, как такое могло произойти? Они ведь много раз проверяли эту ядовитую формацию вместе с мастером пилюль Юем, и она работала как надо.

Даже мастер пилюль Юй был поражен. Он не мог поверить в происходящее. На мгновение он даже забыл, что оказался на пороге смерти. Область воздействия императорской сферы восьмого уровня активировалась, мгновенно наваливаясь на людей Вэй Тяньтуна. Не успел мастер пилюль Юй ничего сделать, как его вышвырнуло из формации.

— Цзе’эр, этот ублюдок отравил тебя. Я оставлю его тебе, чтобы ты воздал ему за содеянное! — произнес разгневанный Вэй Тяньсяо.

Такой неожиданный поворот полностью сбил с толку Вэй Тяньтуна. Он разразился диким воплем:

— Не может быть! Как может быть такое, чтобы я проиграл тебе, Вэй Тяньсяо?!

Вэй Тяньсяо холодно ответил:

— Ты все еще не раскаиваешься даже перед лицом смерти?