Глава 880. Нетронутые духовные травы по всей земле

Получив плату, Принц Шанпин усмехнулся.

– Хорошо. Раз уж мы вошли, все вы можете разделиться или путешествовать группами в соответствии с нашим предыдущим соглашением. Позвольте мне еще раз напомнить вам, что мы все изо всех сил пытались получить доступ к этому месту. Лучше бы не вступать в фатальные конфликты. У всех вас будет шанс получить что-нибудь из пустынных диких земель. Не навязывайтесь другим, – его слова текли изящно, как вода. Но, конечно, ему никто не поверил. Некоторые из присутствующих были посвящены в то, каким обычно был принц Шанпин. Какие бы красивые слова ни слетали с его уст, когда они действительно столкнутся с чем-то ценным, он мог стать первым, кто атакует товарища по команде.

Цзян Чэнь явно не был заинтересован в создании союза с другими. Фактически, еще до того, как принц Шанпин закончил говорить, он уже бросил многозначительный взгляд на Хуан’эр и быстро покинул это место вместе с Линь Яньюем. Через некоторое время Линь Яньюй поспешно спросил:

– Даос Хуан, почему ты не принял Противоядие от Восьми Сокровищ?

Цзян Чэнь усмехнулся.

– Откуда ты знаешь, что я его не принял?

Линь Яньюй криво усмехнулся.

– Противоядие от Восьми Сокровищ имеет очень сильный запах. Через пятнадцать минут после его употребления появится запах. Ты поймешь, как только почувствуешь его.

Цзян Чэнь рассмеялся.

– Идем. У нас все будет хорошо и без Противоядия от Восьми Сокровищ.

Слова совета вертелись на языке Линь Яньюя, но Цзян Чэнь и Хуан’эр уже поспешили, молниеносно устремившись вперед. Линь Яньюй поспешил за ними. Однако их скорость была совершенно поразительной. Ему потребовалась вся его энергия, чтобы поспевать за ними.

– Подожди меня, Даос Хуан! – вход в этот странный новый мир подорвал уверенность в себе Линь Яньюя. Спустя короткое время различные группы, вступившие в пустынные дикие земли, рассыпались, как пятьсот карпов по могучей реке. Не осталось видно даже ряби. И действительно, эти дикие земли были настолько огромны, что даже пять миллионов человек могли бы потеряться тут. Огромные размеры диких земель превосходили даже человеческие владения более чем в десять раз.

Не прошло и пятнадцати минут, как у входа никого не осталось. Однако мгновение спустя там внезапно появился силуэт. Фигура огляделась, быстро что-то подобрала и яростно швырнула во флаги, отмечавшие границы формации принца Шанпина.

*Бум!*

Серия грохочущих взрывов быстро разрушила основу формации. После разрушения базы формация стала совершенно бесполезной. После того как этот человек взорвал формацию принца Шанпина, они расширил свое сознание, извлек новые сокровища и атаковал ими брешь на внешней границе.

Закрытая брешь быстро уступила место еще одной гигантской трещине. Затем фигура остановилась, чтобы полюбоваться на свою работу, прежде чем мгновенно исчезла. Примерно через час практики, которые изначально покинули место действия, один за другим направились к входу в долину. Надежда в их сердцах еще не угасла. Вход в долину оказался безлюден. Эти вернувшиеся практики подошли с особой осторожностью, боясь, что принц Шангпин и остальные внезапно появятся, чтобы убить их всех. Оглядевшись, они обнаружили, что ограничительная брешь взломана, а избранные пятьсот человек уже вошли в дикие земли.

– Черт побери, они вошли внутрь, а нам не разрешили? На каком основании?! Мы пойдем за ними. Кто со мной?!

– Чего тут бояться? Худшее, что может случиться, – мы умрем. Но если не рискнем, полной жизни нам не видать! Идем.

– Подождите минутку. Разве вы не видите, что эта брешь немного подозрительная? Если они уже вошли, почему не заделали брешь? Тут что-то не так. Внутри нас может поджидать ловушка, – эти слова насторожили многих.

Однако оставались и бесстрашные, которые закричали:

– Черт возьми, какая ловушка? Все они вошли, потому что хотят разбогатеть. Кто будет заниматься устройством ловушки для нас? Думаете, они действительно объединили бы силы против нас? В конце концов, разве они не просто кучка лживых эгоистичных ублюдков?!

– Правильно! Пойдем и посмотрим. Даже если там и есть формация, нас так много, что мы сможем ее разбить.

– Не обязательно. Мы все знакомы с принцем Шанпином. Его навыки установки формаций очень хороши. Если он установит внутри формацию, и мы небрежно ворвемся в нее, то единственная судьба, которая нас ждет, – смерть.

– Убирайтесь с глаз, если не идете! Прекратите проливать холодную воду на остальных. Если вы мужчины, то давайте ворвемся внутрь вместе!

– Правильно. Пойдем вместе! Тот, кто останется позади, – ублюдок. Если умрем, то умрем вместе. Если разбогатеем, то сделаем это вместе, – у входа в долину собиралось все больше и больше людей. Кучка новичков уже договорилась, что по их сигналу все бросятся к бреши.

Вошла первая партия, затем вторая, третья… Спустя некоторое время, партия за партией, вошли еще как минимум двадцать-тридцать групп. За исключением тех, кто не осмелился войти, все практики, которых прогнали ранее, вошли в дикие земли. Те, кто находился внутри, включая Цзян Чэня, оставались в блаженном неведении относительно того, что происходило у входа.

***

Цзян Чэнь и Хуан’эр остановились на развилке дороги, ожидая, пока тяжело дышащий Линь Яньюй догонит их.

– Даос Линь, здесь мы расстаемся. Давай встретимся через семь дней. Кто придет первым, будет ждать здесь, но только три дня. Если к тому времени мы не встретимся, просто уходи.

Линь Яньюй только что догнал их, и тут же услышал новости о том, что они расстанутся. Он не мог не впасть в отчаяние:

– Даос Хуан, этот младший искренне хочет следовать за тобой…

– Нам нужно разобраться с некоторыми важными делами. Это опасно. Тебе не нужно рисковать. Более того, ты слабоват для этого путешествия, – Цзян Чэнь сразу перешел к делу, не медля.

Линь Яньюй был немного удручен. Но, подумав, он кивнул.

– Тогда ладно. Я вернусь через семь дней. Даос Хуан, желаю тебе приятного путешествия.

– Береги себя, – Цзян Чэнь считал, что такой опытный практик, как Линь Яньюй, определенно будет иметь собственные средства выживания. Иначе он не посмел бы так поспешно войти в дикие земли. Следовательно, он был относительно безразличен к благополучию Линь Яньюя. По правде говоря, они оставались просто знакомыми. Если парень действительно был так слаб, что не смог бы преодолеть это препятствие, он все равно не мог оставаться рядом с ним в качестве няньки. Это было нереально.

Простившись с Линь Яньюем, Цзян Чэнь и Хуан’эр последовали по маршруту карты, оставленной им Хэ Хуншу. Они относительно спокойно двигались по обозначенному пути.

– Хуан’эр, прими эту пилюлю, – Цзян Чэнь достал две пилюли, проглотил одну и передал другую Хуан’эр. Он лично изготовил эти пилюли в качестве меры предосторожности против Паразитов Лесных Демонов. Каждый из ингредиентов, входящих в эту пилюлю, был предназначен для отпугивания паразитов. Более того, он интегрировал Воду Драконьих Усов, отличное средство защиты от паразитов. По крайней мере, прием этого лекарства может предотвратить внезапную атаку паразитов.

Хотя он не знал, как Хэ Хуншу был атакован Паразитами Лесных Демонов, и не знал, где этот человек стал мишенью, Цзян Чэнь следовал принципу «проявить осторожность – не лишнее». Принять меры предосторожности было определенно необходимо. Приняв пилюли, парочка на время села, чтобы усвоить их, а после продолжила свой путь.

Зелень в этих диких землях была очень пышной. Растительность покрывала всю поверхность, скрывая следы. В этом не было ничего необычного. Десятки тысяч лет прошли здесь без вмешательства человека. Естественно, никаких дорог и следов не могло быть. В любом случае с картой в руке Цзян Чэнь не слишком беспокоился о том, что заблудится.

– Брат Чэнь, смотри! Там! – Хуан’эр внезапно на что-то указала.

Цзян Чэнь проследил за ее рукой, прежде чем заметил стебель духовной травы. Он был в два раза больше обычного духовного растения, казался чрезвычайно крепким и полным жизненных сил. Глаза Чэня вспыхнули, когда он бросился к траве и дважды ее обошел. Изучив ее, он с благоговением сказал:

– Это… духовная трава небесного ранга!

Хуан’эр кивнула. У нее были неплохие оценочные способности. Она, естественно, не могла не заметить духовную траву небесного ранга. Только великие императоры могли их использовать. Даже эмпиреи с Острова Мириады Бездны в основном использовали только духовные травы небесного ранга. В конце концов, все, что выше небесного ранга, можно было классифицировать как божественный ранг, истинные предметы, пригодные для богов. Было невероятно трудно найти духовную траву божественного ранга. Даже Остров Мириад Бездны обладал не многими. Хотя они там существовали, их нельзя было бездумно использованы. Вот почему Хуан’эр была так шокирована, встретив эту траву.

Цзян Чэнь осмотрелся вокруг, убедившись, что не было никаких признаков опасности. Однако его инстинкты кричали, чтобы он оставил этот стебель духовной травы в покое. Он задержался на долю секунды, прежде чем схватил Хуан’эр за руку. Стиснув зубы, он сказал:

– Идем.

Хуан’эр казалось, была немного поражена тем фактом, что Цзян Чэнь не собрал эту траву. Она бросила на него удивленный взгляд.

– Поверь мне, здесь определенно что-то не так. Мои инстинкты очень редко ошибаются. Если я сорву эту траву, на горизонте определенно появятся проблемы, – Цзян Чэнь на самом деле не боялся. Но он не хотел поднимать ненужный шум, прежде чем они найдут Траурное Древо. Услышав его слова, Хуан’эр кивнула. Она была женщиной, которая не особо ценила материальные блага и была безразлична к славе или выгодам. Как человек, обладающий обширными знаниями, она ненадолго задумалась над словами Цзян Чэня и пришла к аналогичному выводу, что эта трава выглядела довольно странно. Разве они не только что вошли в пустынные дикие земли? Если они смогли найти духовные травы небесного ранга всего в пятистах милях от входа, тогда в пустынных диких землях должно быть слишком много бесценных сокровищ. И если так, то это место было бы намного привлекательнее, чем Остров Мириады Бездны.

По пути они вдвоем натыкались на различные виды духовных трав земного и небесного ранга. Тем не менее Цзян Чэнь отказывался их собирать. Он решительно подавлял любые потуги жадности. Будь то духовные травы небесного или земного ранга, в них он определенно не сильно нуждался. Единственное, что ему сейчас было нужно, это Траурное Древо.

Когда силуэты Цзян Чэня и Хуан’эр исчезли вдалеке, дрожь внезапно пробежала по стеблю духовной травы небесного ранга, прежде чем он начал светиться странным изумрудным светом. Эти изумрудные лучи медленно слились в призрачную фигуру. Она то появлялась, то исчезала из виду, иногда хорошо видимая, иногда иллюзорная, производя эфемерное ощущение. Фигура щелкнула языком.

– Тц-тц. Этот мужчина действительно устоял перед соблазном духовой травы небесного ранга? Может быть, моя трансформация была недостаточно реалистичной?

Эта призрачная фигура внезапно заколебалась, растворилась в изумрудном ветре и исчезла. Среди бескрайних пустынных диких земель ее движения казались невероятно причудливыми. Цзян Чэнь и Хуан’эр не знали, что произошло за их спинами. Их цель была предельно ясна: Траурное Древо.

Они продолжали ускорять темп. Затем они внезапно услышали необычный голос, доносящийся из подлеска, расположенного рядом с ними. Цзян Чэнь резко остановился. Его Глаз Бога направил луч золотого света на источник голоса.

– А? Почему это они? – взгляд Цзян Чэня скользнул сквозь растительность и остановился на пяти фигурах. Это была Пятерка Пещеры Призраков! Эти пять парней ранее прошли отбор и тоже каким-то образом пробрались в долину.

Когда Пятерка Пещеры Призраков обошла кусты и увидела Цзян Чэня и Хуан’эр, их лица были несколько смущенными. Одноглазый мужчина, возглавляющий группу, неловко усмехнулся:

– А, это ты, старший.

«Старший?» Цзян Чэнь не мог не рассмеяться. Эта Пятерка Пещеры Призраков хорошо умела пресмыкаться! Раньше они называли его «паршивцем» и «ублюдком». А теперь он вдруг поднялся до старшего?