Том 5. Глава 65. Дальний рейд

В это же время Цянь Е естественным образом постиг тайны и базовые техники Нирванического Разрыва. Изначальная сила тьмы на книге полностью растворилась, а фигура человека, владеющего мечом, начала постепенно исчезать.

Книга Тьмы сама по себе вернулась на страницу с содержанием, и единственное слово – “Закаливание” – на ней тоже начало расплываться. Цянь Е пытался вновь перелистнуть страницу, но ему это не удавалось, как бы сильно он ни старался.

Активировав ее сейчас, юноша думал о техниках меча. Поэтому Книга Тьмы взяла все известные ему техники, отсеяла из них все сложные моменты, сохранив только простейшую суть, а затем интегрировала их к предпочтительному для него оружию, Восточному Пику. В конечном итоге всё это достигло кульминации в виде одного-единственного движения: Нирванического Разрыва.

Процесс закаливания боевых искусств в Книге Тьмы потреблял темную изначальную силу, которая образовывалась из эссенции крови. Расход ее потребления, участвующий в этом процессе, и вправду ошеломлял. Цянь Е произвел некоторые расчеты и понял, что количество необходимой эссенции крови эквивалентно двум виконтам третьего ранга.

Если бы это количество было хоть немного недостаточным, процесс закаливания мог бы остановиться на первых движениях меча и заключительный Нирванический Разрыв не появился бы вовсе.

Это открытие стало для Цянь Е приятным сюрпризом. Истинное Зрение Андруила, Крылья Начала и Книгу Тьмы можно было назвать удивительными явлениями.

Но, несмотря на их колоссальную мощь, Крылья Начала и Книга Тьмы поражали своей потребностью в эссенции крови. Эссенции двух виконтов третьего ранга хватило только для того, чтобы напитать одну страницу Книги Тьмы. Очевидно, что ему потребуется схожее с этим количество эссенции, если он захочет вновь воспользоваться способностью закаливания. А всё это было всего лишь ради единственной позиции меча – потребность в эссенции крови будет куда выше, если ему потребуется закалить боевые техники более высокого уровня.

Закаливание было лишь первой страницей Книги Тьмы. Не нужно было много ума, чтобы понять – ему придется отстегнуть ей обширное количество эссенции крови, если он захочет увидеть больше страниц книги.

В сравнении с книгой, Крылья Начала были еще ненасытнее – темно-золотая энергия за всё это время поглотила уже такое количество эссенции крови, и всё же на сегодняшний день зажглась лишь половина пера. Неизвестно, сколько экспертов погибнет от рук Цянь Е к тому времени, когда оба Крыла зажгутся полностью.

Цянь Е оставалось лишь горько усмехнуться. С такими потребителями, больше похожими на две бездны, как Крылья Начала и Книга Тьмы, рост его трех энергий крови упадет более чем наполовину. В общем, это можно было считать благословением и проклятием одновременно, ясно было одно, в будущем ему придется участвовать в большем количестве сражений.

Он схватил Восточный Пик и вышел из лагеря. После чего вытащил свой мотоцикл из укромного места и отправился в пустошь, в надежде найти место для того, чтобы исследовать могущество своего Нирванического Разрыва.

На северо-западе от гарнизона Темного Пламени расположилась уединенная долина с крутым утесом в десятки метров высотой при входе в нее. Каменистая поверхность была яркой, чистой и вполне подходящей для испытания боевой техники. Это место находилось довольно далеко от лагеря, здесь он точно не потревожит других воинов, даже если устроит немалый шум.

Цянь Е в молчании вытащил свой меч и начал циркулировать свою изначальную силу. Затем с громким криком Восточный Пик, окруженный ветром и громом, высвободил Нирванический Разрыв в сторону противоположного утеса.

Струйка изначальной силы тьмы появилась из окружающей среды, когда Восточный Пик полоснул по воздуху, и она влилась прямо в грань его лезвия, сливаясь с изначальной силой Цянь Е. Меч окутало блеклой черной мглой, когда едва различимый свет клинка вырвался вперед, простершись вперед на десять метров и полностью разделив скалистый утес на две половины.

В результате всего этого грохота по центру гладкого каменного утеса появилась огромная неровная трещина, от которой в каждом направлении, подобно паутине, расползлись мелкие трещины. Разбитые камни начали рушиться вниз, подобно падающему дождю, когда прямо перед Цянь Е мгновенно образовался след от удара мечом, десять метров в длину и два метра в глубину.

Могущество этого удара поразило Цянь Е, несмотря на то, что такой результат был ожидаем.

Он начал тщательно вспоминать процесс, с помощью которого выпустил Нирванический Разрыв, и как потом поймал полосу темной изначальной силы из пространства. Видимо, это был ключ к этой подавляющей мощи. Атакуя, Цянь Е мог использовать изначальную силу, но она была из окружающего пространства, а не из пустоты.

Обладание Нирваническим Разрывом заполнило собою самое большое несовершенство Цянь Е – отсутствие могущественного боевого искусства. Единственным слабым местом являлось то, что и Крылья Начала, и Нирванический Разрыв поглощали огромное количество энергии и его способность продолжать борьбу после одного такого удара резко снижалась.

Цянь Е чувствовал, что на своем пике он может исполнить, самое большее, три Нирванических Разрыва. Он взял Восточный Пик и коснулся каменного утеса, который больше не был таким гладким. Удостоверившись в могуществе своей техники меча, парень покинул эту долину.

Мотоцикл как раз въехал в главные ворота, когда буквально из ниоткуда появилась Чжао Юйин. Эта красивая барышня на данный момент выглядела довольно убого – на ее лице было так много грязи, что узнать ее практически не представлялось возможным. На боевой одежде девушки было так много дыр и порезов, что сейчас она выглядела ничем не лучше жителей свалок континента Вечной Ночи.

Обнаружив Цянь Е, Юйин без слов запрыгнула на мотоцикл и подвинула Цянь Е на заднее сиденье.

– Следуй за мной!

– Что случилось? – Цянь Е немного остолбенел.

– Охренительно важное дело. Думаю, я раскрыла тайну того старого паука!

Из-за внезапного появления вампиров вокруг того странного изначального массива, который не взломали и по сей день, Цянь Е знал, что Граф Стука что-то замышляет. Возможно потому, что темные расы обладали долгой продолжительностью жизни, со стороны казалось, что они всегда плетут интриги только ради того, чтобы просто избавиться от скуки и не превратиться в лужу со стоячей водой.

К тому же, все их схемы чаще были связаны с их внутренними конфликтами, чем с конфликтом с человечеством. Именно поэтому Цянь Е с самого начала не очень обращал внимание на планы графа арахнидов.

Но, судя по выражению Юйин, всё оказалось не так, как он думал. Тайный сговор Стуки, возможно, касался человеческой расы или же в него была вовлечена огромная прибыль. Иначе эта барышня, которая обладала поистине уникальным образом мышления, не была бы такой встревоженной.

– Что задумал Стука?

Юйин не ответила. Она распахнула крышку в верхней части мотоцикла и открыла целый ряд скрытых переключателей. Цянь Е очень удивился этому, потому что она никогда ему о них не рассказывала.

Чжао Юйин включила все рычаги и транспорт начал беспокойно дрожать, гул его мотора стал приглушеннее и мощнее.

Когда мотоцикл среди грохота мотора подпрыгнул, она крикнула ему:

– Держись крепче!

Колеса закрутились с бешеной скоростью, оставляя на земле два глубоких следа.

Транспорт с грохотом рванул вперед, подобно выпущенному артиллерийскому снаряду, на ходу чуть не сбросив Цянь Е. Когда мотоцикл разогнался до предельной скорости, юноша подсознательно покрепче обнял Юйин за талию, и пейзаж вокруг стал довольно размытым.

У Чжао Юйин не хватало терпения даже повернуть к воротам, и она направила мотоцикл прямо в забор!

Цянь Е тут же заорал:

– Ты что творишь?!

Но его голос потонул в реве гудящего мотора и сцепления.

Шум мотора усилился еще больше, когда Чжао Юйин схватилась за рукоять и чуточку наклонилась. Мотоцикл, обладающий скоростью грома и молнии, наехал на незаметную небольшую кочку, его колеса взмыли в воздух на несколько метров и пролетели прямо над защитной оградой. Затем машина нарисовала в воздухе параболическую траекторию, прежде чем тяжело опуститься на землю.

К большому удивлению, мотоцикл смог выдержать такое грубое приземление так, словно это было ничто, и, окутанный громоподобным грохотом, продолжил катиться вдаль.

Только в руках Чжао Юйин этот мотоцикл был способен раскрыть истинное значение слова «дикий». По сравнению с ее манерой вождения стиль Цянь Е был подобен езде на послушной маленькой овечке.

– Куда мы едем? – громко крикнул Цянь Е, придвинувшись к уху Чжао Юйин.

Эта своенравная юная особа всегда была столь же быстрой и решительной. После обнаружения каких-то ключей к разгадке, им стоило составить надлежащий план, нежели срываться вот так, даже не сообщая Темному Пламени – это было слишком опрометчиво.

– На одну шахту!

Среди громоподобного рева мотора они не могли услышать друг друга, если только не кричали во всю глотку.

Чжао Юйин закричала вновь, словно зная, что Цянь Е наверняка осудит ее действия.

– Как же прекрасно оставить всё позади!

Цянь Е просто онемел. Но вспомнил кое о чем другом и спросил:

– Разве ты не мобилизовала людей для атаки на поселение?

– Ой, совсем забыла! – невзначай ответила Юйин, словно это было в порядке вещей.

– Тогда как насчет роты, которую ты взяла с собой?

– Думаю, они уже должны вступить в сражение.

Типичный ответ этой внучки Герцога Ю.

Цянь Е яростно взревел:

– Ты позволила им напасть на поселение в одиночку?!

– Ну и что, это же всего лишь поселение! Эта мамочка может перевернуть десяток таких за одну ночь! А их целая рота! Какой в них толк, если они и с этим справиться не могут?

– Ты!

Учитывая масштабы поселений темных рас в этом регионе, при нормальных обстоятельствах одной роты солдат Темного Пламени было достаточно. Проблема заключалась в том, что они были уже глубоко на вражеской территории и больше не в серой зоне. Будет ужасно, если в поселении окажется путешествующий эксперт темной расы.

Если по какой-то случайности там оказался бы мастер уровня Цянь Е или Чжао Юйин, то оттуда не вернулся бы даже батальон, не говоря уже о простой роте.

Чжао Юйин внезапно снова ускорилась, после чего двигатель издал оглушительный рев, и разговаривать, даже крича, стало весьма трудно. Цянь Е оставалось только замолчать – он, казалось, смутно уловил последние несколько слов Чжао Юйин о том, что отряд, не способный сражаться самостоятельно и те, у кого нет достаточной удачи, также бесполезны.

Мотоцикл, разбивший спокойствие ночи и пробудивший все формы жизни в нескольких километрах вокруг от глубокого сна, обеспокоил пустошь. Многочисленные звери и птицы в ужасе смотрели, как невиданный металлический зверь с невообразимой скоростью пролетел сквозь дебри и устремился вдаль.

Они осмелились вернуться обратно в свои гнезда лишь после того, как утих шум его мотора. Но, чтобы уснуть снова, им всё равно потребуется некоторое время.

В пути Цянь Е уже не мог сдержаться и вновь прокричал:

– Разве ты этим шумом не сообщаешь о нашем местоположении темным расам?

– Ну и что, если они знают? Кто посмеет явиться и бросить свою жизнь в никуда? Тот старый паук?

Цянь Е замолчал. Всё было именно так, как говорила Чжао Юйин, за исключением графа-арахнида, все остальные, ищущие их, лишь пустили бы свои жизни на ветер.

Почти два часа мотоцикл ускорялся, прежде чем, наконец, прибыть на место назначения. Цянь Е заметил, что этого рудника не было на привычной карте этого региона, он находился на одной из локаций, которые Чжао Юйин пометила как потенциальные рудники. Кажется, темные расы тоже не испытывали недостатка в опытных геодезистах и, не сговариваясь, выбрали то же самое место, что и Чжао Юйин.

В поле их зрения строения постепенно становились все четче. Судя по внешнему виду, масштаб этого рудника был еще больше, чем тот рудник черного камня, который уничтожил Цянь Е, и тоже хорошо охранялся. Его не только окружали высокие стены, но и главные ворота были высотой десять метров, с тремя башнями, выстроенными вокруг них – черные и неприступные стволы пушек были видны издалека.

Что это за рудник такой? Это же настоящая крепость!

Движение мотоцикла было слишком заметным и уже издалека привлекло внимание охраны – из проемов в стене одно за другим появились орудия, и установленные на башнях пушки медленно стали поворачиваться к ним.

– Мы что, въедем туда вот так?

– Ага, мы въедем туда вот так!

Рев мотоциклетного мотора снова достиг своего апогея и транспорт на всей скорости устремился к главным воротам.