Том 5. Глава 66. Непредвиденное

По руднику мгновенно пронесся сигнал тревоги. Взревела охрана, открывая огонь из различного оружия, выпустив вперед целый град пороховых снарядов и изначальных пуль.

Очень бледный слой темно-фиолетовой энергии появился на теле Чжао Юйин, он вертикально растянулся в защитную арку и окутал собою мотоцикл. Девушка совершенно не собиралась уменьшать ход или менять направление, просто устремившись вперед, прямо в шквал вражеских пуль. Подъехав к воротам, Юйин яростно потянула за руль и железный конь, на глазах бесчисленного количества ошарашенных арахнидов, взмыл в воздух, перескочил ворота и приземлился прямо на руднике.

За воротами находилась очень большая площадь, на одной из ее сторон лежала небольшая гора черных камней. У основания горы находились многочисленные пещеры с железнодорожными путями, проходящими через каждую из них. Такой тип механизации на континенте Вечной Ночи, где все еще сильно полагались на рабочую силу, считался весьма приличным капиталовложением.

Рудник был ярко освещен. Хотя все воины темных рас обладали ночным зрением, рабы на рудниках не могли видеть в темноте, и освещение было оборудовано специально для них. Даже учитывая это, такое ослепительное освещение было просто слишком неэкономным, что служило явным показателем того, какое значение придавал граф этому руднику.

В центральной шахте рудника сотни кузнецов деловито устанавливали изначальный массив, сотни метров диаметром. Рядом с массивом расположилась гора ящиков, и, судя по внешнему виду, они являлись компонентами для его сборки.

Кузнецы, способные сконструировать такой огромный и сложный массив, не могли быть простыми рабами – они должны были являться истинными специалистами, также обладающими и существенной индивидуальной силой. Такие профессионалы высоко ценились в каждой фракции. С силой Графа Стуки и занимаемой им позиции, наем даже половины от этого числа заставил бы его сильно пострадать — такое число специалистов континент Вечной Ночи точно себе позволить не мог.

Увидев это, Цянь Е понял, почему Чжао Юйин спешила совершить набег именно на этот рудник. Вне зависимости от того, какие функции выполнял этот изначальный массив, дело, которое заставило графа арахнидов игнорировать вторжение на его территории, явно было вопросом первостепенной важности.

Но, прежде чем он успел решить, что предпринять, несколько человек вокруг изначального массива, один за другим, начали оборачиваться и встревоженно посмотрели на них. Первым повернулся пожилой арахнид.

Увидев его, сердце Цянь Е тут же пропустило удар. Он услышал только изумленный возглас Чжао Юйин:

– Стука!

По всей видимости, встреча с этим стариком, здесь и сейчас, находилась далеко за пределами ее ожиданий.

Этот пожилой человек был никем иным, как хозяином этих территорий, самим Графом Стукой. Во время своей предварительной военной разведки, Цянь Е видел портреты виконтов под его командованием, некоторых других важных персон и его самого, соответственно. Но почему Стука был здесь, а не в своем замке?

Если даже сам граф-арахнид присутствовал здесь лично, значит и его элитные подразделения тоже должны находиться неподалеку.

Цянь Е уже успел успокоиться. Вражеская стратегическая локация находилась там, где он и должен был нанести удар – эта стратегия не могла быть ошибочной. Но, раз уж этот старик был здесь, внезапной атаке было суждено стать прямым противостоянием. По всей вероятности, ожесточенная битва неминуема.

Рука Цянь Е за мгновение оказалась на Цветках-Близнецах, расположившихся на его талии. Одновременно с этим он с помощью своего сознания проник в Тайное Пространство Андруила и начал подыскивать подходящие боеприпасы.

Удивленно воскликнув, Чжао Юйин стиснула зубы и вместе с Цянь Е спрыгнула с мотоцикла. Неизвестно, на какую именно кнопку она нажала во время этого маневра, но рычание двигателя вновь достигло своего пика – четыре выхлопные трубы извергли длинные струи пламени и мотоцикл, подобно бешеному быку, бросился прямо в сторону Графа Стуки.

Не дожидаясь реакции Стуки, виконт-арахнид рядом с ним махнул рукой, наколдовал из воздуха паутину и обернул ею мотоцикл. Впрочем, мощность этого механического железного коня, который усовершенствовала Чжао Юйин, превзошла все ожидания виконта. В воздухе мотоцикл слегка дрогнул, дико вращая колесами, и, крайне неожиданно просев лишь на мгновение, устремился прямо на Стуку.

Граф холодно фыркнул и атаковал лично. Сразу три темно-золотых паучьих сети появились одновременно, они плотно сжались вокруг металлической машины. На этот раз мотоцикл не смог вырваться и был стянут на землю. С невероятным грохотом, в облаке пыли и обломков, он тяжело ударился о землю, прямо возле изначального массива.

С ухмылкой на лице Стука посмотрел наверх и многочисленные светло-зеленые огоньки замерцали между его пальцами. Но, снова глянув туда, где приземлился мотоцикл, арахнид внезапно изменился в лице.

Мотор мотоцикла, ударившегося о землю, не смолк и продолжил дрожать, а температура быстро поползла вверх. Его изначальные массивы не потускнели, а наоборот, становились только ярче, и в самом конце начали извергать пламя.

У Стуки не было времени выдать предупреждение и, махнув рукой, он сходу выпустил свою паучью сеть. Но было слишком поздно – мотоцикл с грохотом взорвался. Сила этого взрыва была никак не слабее мощной вампирской гранаты.

Всё в радиусе пятидесяти метров, кроме Графа Стуки и двух виконтов, снесло ударной волной. Даже кузнецы, работающие на изначальном массиве, попали под эти волны. Многие из них рухнули наземь, пораженные разлетающимися металлическими частями.

Граф Стука гневно обернулся, и собрался было кинуться в погоню за двумя человеческими букашками, когда заметил, как две изначальные гранаты полетели прямо в недостроенный изначальный массив.

Стука сильно всполошился и мгновенно взмыл в воздух – одну гранату он прервал с помощью паучьей сети, а другую заблокировал собственным телом.

Два огненных шара громогласно взорвались, а их осколки, подобно дождю, разлетелись во всех направлениях. Когда пламя отступило, появилась фигура Графа Стуки. Заняв оборонную позицию, он защитил голову, обхватив ее руками, а изначальная сила вокруг его тела нестабильно мерцала.

Граф опустил свои руки и посмотрел вниз, на себя. На его убранстве, созданном руками известного мастера, появились два разреза.

Когда арахнид вновь поднял голову, выражение его лица окутало слоем холода. Темная изначальная сила начала распространяться скользящей мглой, словно назревал шквал. Во время первого обмена ударами он получил скрытые повреждения.

Изначальные гранаты, вне зависимости от их силы, не могли в лоб прорвать защиту графа. Но граф не ожидал того, что человек, использующий это необычное оружие, в действительности является Воителем, который тайно сконденсировал осязаемую изначальную силу рассвета на взрывчатке и использовал ее как метательное оружие. Более того, атрибуты изначальной силы этого человека были весьма уникальными и стремительно прорвались через его изначальную защиту.

В этот момент снова, один за другим, разразились взрывы.

Цянь Е двигался позади Чжао Юйин и, наконец, стал свидетелем пылкого боевого стиля этой красавицы. Она кружилась вокруг, подобно ветру, носясь по руднику и разбрасывая гранаты везде и всюду, и не дожидаясь результата приземления, неслась к следующему месту.

Часть пути Цянь Е следовал за ней, но, увидев, что эта девушка вовсе не нуждается в его защите, повернул в другую сторону. Он тоже достал две изначальные гранаты, забросив одну наугад в какое-то здание, а другую швырнул прямо в центр того изначального массива.

Среди гневного рева виконт-арахнид махнул паучьей сетью и обволок ею гранату, летевшую в воздухе. Вскоре после того, как ударные волны покрылись рябью, в воздух вырвался ослепительный свет, чуть не задевший изначальный массив.

Стука был мрачнее тучи. Он отдал несколько приказов, а сам бросился в направлении Чжао Юйин, дабы начать преследование. Силы его охраны первоначально отдыхали у границы рудника. В этот момент, они на полной скорости неслись к ним, но, увидев жесты графа, повернули во фланг. Тем временем, виконт-арахнид, находившийся рядом со Стукой, остался охранять изначальный массив, опасаясь, что Цянь Е и Чжао Юйин попытаются его разрушить.

Изначальный массив был еще не достроен и просто не мог противостоять разрушительной силе изначальных гранат. Нельзя было утверждать и того, что ударные волны не повлияют на точность устройств в нем.

Тем временем, Чжао Юйин и Цянь Е, исходя из того, что Стука лично остановил гранаты, летевшие в массив, поняли, что этот массив является его главной слабостью. Следовательно, постоянно перемещаясь по руднику, они время от времени кидали в изначальный массив новые гранаты. Таким способом эта двоица эффективно ограничила арахнида-виконта областью вокруг массива.

Рудник впал в хаос, везде и всюду один за другим гремели взрывы.

Попытки отряда охраны Стуки поймать Цянь Е не завершились успехом. Скорость последнего сильно превосходила скорость высокоранговых солдат, и он часто использовал свое преимущество в физической силе, чтобы встретиться с ними в лоб в лоб. Он не использовал Восточный Пик и полагался только на Цветки-Близнецы и рукопашный бой. Однако, несмотря на это, никто здесь не был ему ровней.

Охрана смогла лишь замедлить Цянь Е только потеряв одного барона и одного рыцаря. Что касается обычных воинов, шахтеров, кузнецов, то среди них жертв было куда больше.

Эти воины темных рас еще никогда не участвовали в сражении, в котором гранаты использовались в таком большом количестве. Большой рюкзак за спиной Чжао Юйин был до предела забит только изначальными гранатами и ничем иным! Благодаря ее особым методам, каждая граната была способна произвести невероятно мощное разрушение.

Большинство гранат, забрасываемых Цянь Е, не являлись изначальными. Но это ситуацию не спасало – пороховые гранаты обладали прекрасным соотношением цены и качества по эффективности использования на пушечном мясе. Так как юноша располагал Тайным Пространством Андруила, то количество забрасываемых им гранат явно могло превышать их число у Чжао Юйин. До такой степени, что он бросал их постоянно, без необходимости подыскивать конкретный угол и время для броска.

Стука сосредоточился на Чжао Юйин и шел за ней по горячим следам. Однако последняя была крайне быстрой и исключительно изобретательной – она в полной мере использовала сложный рельеф рудника, уклоняясь от встречи с графом лицом к лицу. Арахнид преследовал ее довольно долго и несколько раз ему практически удавалось ее перехватить, но в последний момент госпоже клана Чжао всегда удавалось ускользнуть.

Стука бесчисленное количество раз забрасывал свои паучьи сети, но все они немедленно разбивались и не могли ничем помешать этому тиранозавру в человеческом обличии. После нескольких попыток, не увенчавшихся успехом, граф решил больше не тратить впустую свою изначальную силу.

Внезапно Стука осознал, что его собственный путь вот-вот сомкнется с Цянь Е. После секундного колебания он выбросил свою паучью сеть, чтобы заблокировать продвижение Цянь Е. Этот маленький крысеныш даже не являлся Воителем, но умудрился принести вреда не меньше, чем эта могущественная женщина! Поэтому Стука решил потратить несколько секунд на то, чтобы помочь отряду своей охраны убить этого создающего проблемы паренька.

Но в этот момент вокруг тела Цянь Е вспыхнуло кровавое пламя, сопровождаемое частичками едва различимого золотого света. Он устремился вперед и прорвался, оставив в светло-зеленой паутине дыру в форме человека. Одновременно с этим в изначальный массив полетело сразу две изначальных гранаты.

Стука остолбенел, а выражение на его лице становилось все безобразнее и безобразнее. Арахнид издал поражающий небо и землю рев, и его тело внезапно начало раздуваться, разрывая его официальный наряд в клочья.

Граф-арахнид проявил свою абсолютную боевую форму –несравненно огромного арахнида с двумя поразительными зелеными линиями на поясе. Теперь Граф Стука был пять или шесть метров в высоту и его паучье тело было похоже на небольшой холм. Только давление от его взгляда уже само по себе заставляло задыхаться.

Граф протянул руку, чтобы схватить копье, которое бросил ему один из его охранников и холодно фыркнул, а затем с молниеносной скоростью бросил копье в сторону Чжао Юйин.