Том 5. Глава 77. Аура старого друга

В комнате было довольно грязно, здесь, словно в какой-нибудь старой мастерской, повсюду были разбросаны детали и инструменты. Удивительно, как она вообще смогла пронести в свою комнату такое большое количество вещей.

Цянь Е услышал, как из ванной комнаты донесся какой-то шум и решил посмотреть. Там он обнаружил Наньгун Сяоняо, которая стояла возле зеркала и нерешительно что-то бормотала себе под нос:

– Третью пуговицу, третью пуговицу…

Обнаружив ее в таком состоянии, Цянь Е встревожился и невольно окликнул ее:

– Сяоняо?

– Что?

Сяоняо обернулась как ураган, ее лицо было бледным и явно испуганным. Когда она увидела, что перед ней стоит не кто иной, как Цянь Е, ее мгновенно заштормило, девушка с трудом смогла сохранить равновесие.

– С тобой все в порядке? – еще больше разволновался Цянь Е.

– Я, я…

Казалось, разум Наньгун Сяоняо в этот момент был заполнен какими-то шестеренками, которые неустанно стонут и скрипят. Оставалось загадкой, к какому выводу они ведут ее. Внезапно девушка потянула за третью пуговицу и заговорила вновь:

– Я расстегну!

Глядя на глубокое декольте, которое, казалось, готово было уже вот-вот взорваться, Цянь Е немало изумился. Наньгун Сяоняо все еще оставалась той самой, милой очаровательной солдатом-новобранцем. Совокупность ее детского личика и такого пышного декольте поистине не оставляла слов.

– Сяоняо, не делай этого. Пуговица…

Цянь Е даже не успел договорить, когда Сяоняо опять произнесла:

– Я расстегиваю!

Не зная, что еще предпринять, Цянь Е выпалил:

– Новобранец! Смирно!

Один приказ, одно действие – девушка рефлекторно встала по стойке смирно. Неожиданно ее нервы оказались слишком напряженными, а движения слишком порывистыми, что заставило ее пышную грудь буквально выскочить из одежды. Наньгун Сяоняо посмотрела вниз на свою грудь, а потом на Цянь Е. В ее растерянных глазах появилось иное выражение, словно она внезапно что-то поняла.

Цянь Е поборол желание приложить свою ладонь к лицу. Он сделал всё возможное, чтобы сохранить невозмутимый вид и выкрикнул:

– Новобранец, застегнуть одежду!

Наньгун Сяоняо невинно спросила:

– Ты разве не хочешь, чтобы я расстегнула еще одну?

Взгляд Цянь Е помрачнел, и он внезапно осознал, что этот новобранец резко вырос. В конце концов, это не могло так больше продолжаться – он силой взял края одежды Наньгун Сяоняо и застегнул по одной все пуговицы на её форме. Но юноша очень быстро пожалел о своем решении: ровно в ту секунду, когда его пальцы коснулись нежной кожи ее груди – та была необъяснимо изящной, а ее упругость изумляла.

– Довольно, Сяоняо! Давай вернемся к подобающим делам. В ближайшем будущем мне возможно придется отправиться в поход. Что ты собираешься… Что за..? Погоди-ка…

Внезапно Цянь Е почувствовал знакомую ему ауру. Она была чрезвычайно слаба, но как только он почувствовал ее, стало очевидно, что она ему очень хорошо знакома.

Его сердце подпрыгнуло. Цянь Е на полную активировал свое восприятие и обнаружил огонек энергии крови, один из тех, что был чрезвычайно бледным и не сливался с изначальной силой окружающей среды.

Цянь Е действительно был знаком с этой нитью энергии крови, поскольку однажды обладал ею. Однако, его золотая энергия была очищена и преобразована в темно-золотую, когда он достиг больших успехов в практике Древнего Манускрипта Клана Сун. Ту энергию поглотил пугающий изначальный водоворот.

Сейчас он вновь почувствовал запах этой энергии крови и мгновенно обнаружил ее едва различимое присутствие. Эта энергия напомнила ему о некой личности, которую, как ему казалось, он не увидит больше никогда – Е Тун.

Глаза Цянь Е пронеслись по грязной комнате и обнаружили источник этой энергии крови. Это была открытая металлическая сфера с открытым внутренним отделением. Внутренняя емкость была из серебра и такой же гладкой, как внешняя оболочка с многочисленными маленькими отверстиями в верхней части.

Истинным Зрением Цянь Е увидел, что изначальная сила окружающей среды была чрезвычайно активна и непрерывно лилась во внутренний отсек. Тем временем полоса необычной энергии крови вытекала из его маленьких отверстий.

– Это же ядро изначального массива! Тебе удалось его открыть? – спросил Цянь Е.

Наньгун Сяоняо кивнула.

– Это было не так уж сложно. Я смогла открыть его всего после нескольких попыток. Но нам нужно открыть его внутренний отсек, чтобы знать, как именно его использовать.

– Ты можешь открыть его сейчас?

Цянь Е стремился узнать больше.

– Давай попробую.

Наньгун Сяоняо порылась в своих металлических деталях и вытащила ряд инструментов довольно странной формы. Сначала она закрепила на верстаке деталь, а потом достала набор тонких металлических иголок, которые она аккуратно вставляла в различные части внутреннего отсека.

Серебряный отсек был чистым как зеркало, и даже Цянь Е не мог найти в нем никаких отверстий, помимо тех первоначально открытых маленьких дыр.

Он так и не понял, каким образом Наньгун Сяоняо, тщательно ощупав поверхность руками, сумела воткнуть в него все свои иглы.

Когда весь десяток игл оказался на местах, Сяоняо достала особую золотую иглу. Она испробовала ею несколько мест, а затем выбрала одно для исследования внутреннего отсека. Когда игла вошла только на половину, отсек слегка щелкнул.

Внезапно, на оголенной игле появились многочисленные узоры изначального массива, которые быстро распространились на весь отсек. На поверхности внутренней емкости появился ряд мелких щелей, с щелкающими звуками они сплетались вместе, прежде чем раскрыться подобно распускающемуся цветку.

Сегодня Цянь Е в первый раз наблюдал процесс открытия внутренней емкости. Он и представить себе не мог, что на земле существует такой изысканный механизм.

Кроме того, в руках Сяоняо внутренний резервуар оказался открыт менее чем за три минуты. Нужно было понимать, что немало выдающихся специалистов Красных Скорпионов работали над ним довольно долгое время, но не смогли даже раскрыть его внешнюю оболочку, не говоря уже о его внутренних отсеках. Из этого становилось понятно, почему старейшины Красных Скорпионов были готовы оскорбить Наньгун Юаньбо за Сяоняо.

Взгляд Цянь Е пал на открытый внутренний отсек. Он был покрыт узорами плотных массивов, которые сформировали утонченную трехмерную структуру – они больше походили на произведение искусства. В его центре располагался черный кристалл размером с ноготок, а в нем было можно смутно различить тонкую прядь крови.

После вскрытия внутренней емкости аура кровавой нити усилилась, что ясно указывало на то, что кристалл обладает герметизирующими свойствами. С другой стороны, его функция заключалась в том, чтобы взрастить и распространить его ауру. Цянь Е был уверен наверняка, что эта нить крови принадлежит Е Тун.

Откуда здесь взялась ее кровь?

Теряясь в догадках, Цянь Е спросил:

– Сяоняо, для чего используют такие изначальные массивы?

Девушка ответила:

– С точки зрения применения изначальных массивов, тут есть четыре функциональных области. Первая – привлекать темную изначальную силу и культивировать свежую кровь, поддерживая его жизнеспособность. Вторая функция схожа с оковами крови. Предупреждающий механизм массива активируется владельцем путем ввода капли его свежей крови, когда тот попадает в его активный радиус действия. При необходимости механизм может подавить линию крови, связанную с каплей этой крови. Насчет двух других областей я не уверена. Я не видела ничего подобного ранее. Вероятно, я смогу их взломать, но мне понадобится время, чтобы изучить их.

По неизвестной причине сердце Цянь Е ухнуло вниз. Он встречал оковы крови только один раз, когда вампиры охотились на Е Тун. Они использовали их, чтобы отследить ее перемещения и подавить ее силу. Теперь, когда нынешний массив включал в себя возможности этих оков и содержал ауру Е Тун, было очевидно, что некто, стоявший за этим, затаил злые намерения.

Когда он видел ее в последний раз, ему показалось, что Е Тун уже стала одной из важных фигур в среде вампиров. Могла ли она быть целью этой столь крупной установки?

Цянь Е поразмыслил над этим и спросил:

– Насколько широка площадь его действия?

Сяоняо поднесла внутренний отсек к глазам и запустила в него тонкую иглу в качестве контрольной точки. Затем она произвела в уме некоторые подсчеты и сказала:

– Примерно 200 километров, если установлен на высоте от 300 до 500 метров.

– Всего 200 километров. Значит, таких изначальных массивов должно быть куда больше. Не может быть, чтобы он был только один. – Цянь Е задумался на мгновение, прежде чем продолжить: – У меня еще есть детали от другого изначального массива. Он большего масштаба и гораздо сложнее этого. Пожалуйста, если это возможно, помоги мне взломать и его, чтобы узнать для чего они.

– Хорошо! – согласилась Наньгун Сяоняо, выпятив свою грудь вперед.

Цянь Е тут же отвел взгляд и сказал:

– Я пришлю тебе помощников. Если что-нибудь будет нужно, только скажи.

С этими словами Цянь Е был готов откланяться.

Но Наньгун Сяоняо внезапно преградила ему путь. Она собрала в кулачок всю свою смелость и сказала:

– Видишь? И от меня есть польза. Я сделаю всё от меня возможное, чтобы быть еще полезнее. Только, пожалуйста, не отсылай меня назад из-за семьи Наньгун.

Цянь Е посмотрел на девушку, и в ее огромных глазах он увидел смелость, решительность и тревогу. Он вздохнул про себя и произнес:

– Не волнуйся. Не надо уделять столько внимания семье Наньгун. В конце концов, это континент Вечной Ночи. Но ты должна понимать, если Красные Скорпионы потребуют, я не смогу удержать тебя здесь.

Голос Цянь Е не успел даже утихнуть, когда глаза Наньгун Сяоняо засверкали. Она была близка к тому, чтобы начать скакать от радости и продолжала неистово кивать:

– Смею заверить, Красные Скорпионы не станут этого делать. У меня свои методы воздействия на них!

Наблюдая радостно-взволнованное состояние Сяоняо, Цянь Е внезапно осознал, что он мог совершить большую ошибку. Эти старейшины, похоже, совсем избаловали девушку – если она приняла решение остаться, они просто ничего не могли сделать.

Цянь Е покачал головой. Необъяснимая тень, смутно окутывающая его сердце, немного уменьшилась. Он протянул руку, чтобы погладить Наньгун Сяоняо по голове и сказал:

– Мне пора… Мне нужно уладить кое-какие дела. И перестань маяться дурью с Чжао Юйин. Не надо направо и налево расстегивать свои пуговицы, слышала?

– Но, кажется, это оказалось довольно эффективно.

– Эффективно, как же!

Цянь Е дал ей подзатыльник и, распахнув дверь, удалился. Было неизвестно, сколько еще пуговиц расстегнет этот новобранец, если он еще хоть немного задержится.

Вернувшись в кабинет, Цянь Е развернул настольную карту, нашел Гору Зеленого Пика, и обрисовал вокруг нее круг радиусом 200 км. Затем он раскрыл область еще в 200 км и обозначил на ней несколько возможных локаций для изначальных массивов.

Нахмурившись, Цянь Е упорно смотрел на карту. Территории темных рас будто были спрятаны за железным занавесом, до этих дней люди мало что о них понимали.

Когда Цянь Е во второй раз увидел Е Тун в Земляном Замке, он обратил внимание, что она носила золотую эмблему Дурмана. Это был символ клана Монро, одного из двенадцати древних кланов. Но больше он о ней не знал практически ничего.

Он не знал, находится ли она на континенте Вечной Ночи, с какими кланами враждует, и заодно ли те вампиры и оборотни, которые выследили ее в первый раз, с теми, кто установил этот изначальный массив.

Цянь Е запечатлел в памяти район, который обрисовал на карте, и определенные координаты потенциальных мест поиска, прежде чем бросить карту на кипу остальных бумаг.

В этот момент вдали послышался затяжной свист, за которым последовали звуки, больше похожие на раскаты грома. Это был звук подъема двух десятков дирижаблей.

Цянь Е подошел к окну и увидел массивный дирижабль, постепенно поднимающийся в воздух за городом Черного Потока. Изначальные массивы на корпусе корабля то вспыхивали, то исчезали, в то время как изначальная сила тьмы окружающей среды постоянно колебалась.

Это массивное транспортное средство размером с половину города, взмывшее в небо, являлось главным флагманом третьего армейского корпуса. После того, как он поднялся в воздух, остальные корветы, патрульные и транспортные судна быстро взлетели один за другим.

Мгновениями позже весь воздушный флот собрался над городом Черного Потока. Затем в воздух начали подниматься дирижабли античных стилей с причудливыми формами, принадлежавшие многочисленным благородным девицам. Они зашли под охрану эскортного флота и, наконец, начали исчезать за горизонтом.

Цянь Е рассеяно смотрел на пустое небо, когда в комнату вошла Седьмая, чтобы доложить, что прибыл Генерал Ань Шаонянь из Красных Скорпионов и хочет повидаться с ним.