Том 5. Глава 82. Неизвестная танцовщица

Следуя за своим вожаком, молодые оборотни-воины чувствовали, как в их жилах закипала кровь.

Брудо, подобно удару молнии, пронесся по лесу, оставив остальных собратьев далеко позади. На самом деле оборотню-виконту было всё равно на это, потому что, как самый могущественный воин этой территории, в охране он не нуждался.

Однако после бега в несколько километров и без того тяжелое сердце Брудо затянули темные тучи.

Этот человек не оставил после себя ни ауры, ни чего-либо другого, что в свою очередь говорило о том, что сюда он пришел подготовленным и нанес на себя специальный препарат, направленный на оборотней. Это был очень распространенный трюк, используемый людьми при засадах на оборотней, и он был довольно эффективным против обычных воинов. Но против Воителей препарат не имел нужного эффекта, поскольку они, благодаря своему острому чутью, очень быстро улавливали данную аномалию и исследовали источник проблемы.

Например, текущая ситуация – несмотря на то, что запаха, который мог бы указать ему путь, не было, Брудо все еще был способен следовать за нитью своей особенной интуиции и вплотную преследовать свою цель. Его больше настораживало то, что противник ушел в тень, хотя прежде так открыто его спровоцировал. От нормального поведения человеческой расы это отличалось в корне.

Перед ним все еще не имелось и следа Цянь Е, а позади не было оборотней, которые могли бы его догнать. Несмотря на то, что Брудо был полон уверенности, что следует правильному направлению, его сердце постепенно наполнялось беспокойством.

Оборотни являлись королями горных регионов и только вампиры могли посоперничать с ними в скорости. А этот противник был лишь человеком, так почему же он до сих пор его не поймал?

Внезапно Брудо обнаружил, что оказался на открытой местности, в центре которой стоял молодой юноша человеческой расы. Казалось, последний уже давно поджидал его.

Цянь Е равнодушно произнес:

– Ты такой медленный.

– Человек! Как ты смеешь унижать самого могущественного воина этой земли?!

Из глотки Брудо вырвался низкий угрожающий рев. Цянь Е разразился смехом:

– Самый могущественный воин этой земли? С этого момента это не так.

Брудо разъярился до предела. Его взъерошенная шерсть встала на дыбы, а из его пальцев вырвались острые когти, поблескивающие холодным светом, Цянь Е со своей стороны поднял свой меч и произвел прямой выпад.

Удар меча не был ни быстрым, не медленным, но на Брудо напало какое-то наваждение, будто его невозможно избежать. С громким ревом оборотень-виконт взмахнул когтями и яростно ударил по лезвию меча. На долю секунды ему казалось, что он врезал ими в гору.

В конечном итоге Восточный Пик оказался отклонен в сторону, но стальная перчатка на руке Брудо, в свою очередь, растрескалась на кусочки.

Цянь Е сделал шаг вперед и воспользовался подходящей возможностью нанести горизонтальный удар Восточным Пиком в сторону талии врага.

Брудо еще раз ударил по Восточному Пику, но на этот раз на тыльной стороне его ладони появилась рваная рана, из которой начала сочиться кровь. Виконт не мог поверить своим глазам – этот скромный на вид тяжелый меч и в самом деле смог пробить его защиту.

За мгновение ока Восточный Пик изменил свое направление и вновь нанес удар.

Больше не сдерживая себя, Брудо яростно бросился в бой.

В Истинном Зрении Цянь Е над телом оборотня-виконта вздымалась полыхающая темная изначальная сила. Каждый взмах его кулака был полон взрывной мощи изначального орудия, а темная изначальная сила окружающей среды при каждом ударе собиралась на его когтях, способных разорвать самую крепкую броню.

Восточный Пик нарисовал в воздухе несколько арок лезвием без определенной позиции. Выглядело всё так, словно он раскачивается стремительно и хаотично. Но лишь Брудо, который сражался с ним лоб в лоб, мог почувствовать исходящее давление – каждый удар воспринимался так, словно горная вершина обрушивается на его лицо.

Виконт-оборотень ощутил, что его защита оказалась сломлена в самой слабой ее точке, и резонирующая энергия, сопровождавшая тяжелый клинок, будто бы была способна поглотить всё внутри. На своей памяти Брудо еще никогда не чувствовал себя таким беспомощным, даже когда сражался против могущественного Графа Стуки. Ему почудилось, что он попал в какой-то глубокий океан.

Как раз в тот момент, когда Брудо стало очень сложно это выдерживать, Цянь Е внезапно сделал несколько шагов назад. Он медленно поднял Восточный Пик и неторопливо произнес:

– Финальный меч.

Положение оружия было обычным, не впечатляющим и ничем не отличалось от прежних стоек с мечом. Но в сердце Брудо возникло чувство необъяснимой тревоги, словно содрогнулся весь мир. Виконт с невероятной ясностью ощутил, что источник его огромной мощи, темная изначальная сила земли, неистово задрожала.

Шерсть оборотня встала дыбом, он издал неистовый вой и взорвался гневом. Вокруг виконта появилось видимое черное пламя, словно вокруг него зажглась изначальная тьма.

К этому времени на него опустился удар Цянь Е – тяжелый черный меч разрезал пустоту, испещренную неясным сиянием цвета, не поддающегося описанию.

Защита темной изначальной силы Брудо, которая была сильна настолько, что могла считаться второй броней, рухнула подобно лавине. Оборотня с силой откинуло назад, и он тяжело ударился о землю. Когда Брудо попытался встать, толстая броня на его теле разошлась на части и по центру его тела появилась кровавая полоса.

Когда виконт посмотрел вниз на свою рану, его руки задрожали. Если бы удар был хоть немного сильнее, то вскрыл бы ему брюхо. Он посмотрел наверх и обнаружил, что Цянь Е вонзил Восточный Пик в землю и нацелил на него пистолет.

– Стреляй.

Брудо был исключительно спокойным. Его защиту сломали не в первый раз, но он не чувствовал себя таким бессильным даже тогда, когда потерпел поражение от графа. Этот удар Цянь Е не только пробил защиту изначальной силы виконта, но также прервал его связь с дикой природой. Это заставило его почувствовать себя исключительно слабым и его способности к восстановлению, которыми так гордились оборотни, также оказались неэффективными.

– Мне не нужен твой труп. Мне нужно подчинение. Мне кажется, в письме к тебе я высказался предельно ясно.

Брудо угрюмым голосом ответил:

– Оборотни не сдаются.

– Может, ты передумаешь, глянув на это?

Цянь Е кинул ему значок Верховий Гор.

Брудо поймал тяжелый жетон и выражение на его лице слегка изменилось. Когда он поднес знак к носу и несколько раз понюхал его, глаза оборотня замерцали.

– Ты должен знать, что мы, следующие пути предков, идем по отличному пути от тех, кто принадлежит Верховьям Гор. С годами различий становится все больше, поэтому я не подчиняюсь их приказам.

– Верховья Гор не выдавало никаких приказов. Я просто говорю тебе о том, что я не абсолютный враг оборотням.

С этими словами Цянь Е улыбнулся и продолжил:

– Естественно, друзьями мы быть не можем. Но ты можешь и дальше быть вожаком своего племени и продолжать жить на моей земле, до тех пор, пока будешь верно исполнять взятые на себя обязательства. Это будет такой же союз, как и с Графом Стукой.

– Это наша земля! – взревел Брудо.

Цянь Е фыркнул:

– У мертвых людей нет земли, а у мертвых волков нет логова.

Решимость Брудо постепенно слабела. Внезапно он обнюхал воздух в направлении Цянь Е, и выражение на его лице кардинально изменилось.

– Чрезвычайно отвратительный смрад! Я чую на твоем теле запах свежей крови!

Оборотень-виконт вновь всполошился, и его глаза наполнились красным сиянием.

Цянь Е спокойно ответил:

– Я человек.

Брудо подозрительно посмотрел на Цянь Е, в то же время он казался сбитым с толку. Эти вампиры-кровососы редко называли себя людьми, каких бы интриг они ни плели.

– Сила порождает почтение и подчинение. Не это ли ваше кредо? Я заменил Стуку и захватил его территории. Другими словами, планируешь ли ты сражаться насмерть или увести свое племя прочь с этих земель, теперь здесь властвую я.

Это звучало очень логично. По сути, если бы Цянь Е не был человеком, а аристократом темных рас, даже оборотень-виконт согласился бы с его правами победителя.

Брудо одолевали сомнения:

– Какую выгоду от подчинения я получу?

– Ты сохранишь свою прежнюю жизнь и жизни своих собратьев. Я ничего не имею против проживания племени оборотней на моих территориях, пока ты будешь верно исполнять свои обязанности вассала. Более того, вы будете иметь возможность жить даже лучше, если предложите больше своих услуг.

Низкое рычание заклокотало в горле виконта, но затем он успокоился и произнес:

– Кажется, выбор у меня небольшой.

– У тебя было бы больше вариантов, если бы на земле сейчас лежал я.

После недолгой паузы Брудо произнес:

– Мне нужно время, чтобы всё обдумать.

– Хорошо. Но на раздумья у тебя ровно один день, я надеюсь, ты понимаешь, что раз я победил тебя в честном бою, я не боюсь того, что ты вернешься, чтобы собрать войска. Убив больше оборотней, раскаиваться я в этом не буду.

Брудо кивнул и постепенно стал двигаться назад. В конце он развернулся и вошел в лес.

Цянь Е также покинул поляну. Мгновениями позже он сидел на верхушке высокого старого дерева, осматривая окрестности. Поскольку обе стороны согласовали время, Цянь Е будет ждать ровно двадцать четыре часа.

Юноша не волновался о том, что после возвращения виконт передумает, поскольку под этой суровой внешностью Брудо скрывалось сердце педанта. Умные люди всегда больше думали, и это всегда было правильно. Именно из-за того, что они много думали, умные люди боялись умирать или приносить ненужные жертвы. Внезапно Цянь Е осознал, что ему очень нравятся умные личности.

Цянь Е собрался посетить Гору Зеленого Пика, поскольку у него появилось время, которое нужно было куда-то убить, и “навестить” вождя Острого Клыка. В оборонительной линии у горного перевала возвышалось более десятка тотемов, обозначающих мелкие племена на территории Брудо, но среди них не имелось принадлежавшего к племени Острого Клыка. Вероятно, это уже служило явным показателем позиции данного вождя.

Цянь Е спрыгнул с десятиметрового дерева и устремился в лес. По пути он потянул за толстую ветку перед собой, надломив ее основание. Впрочем, это движение трансформировало нисходящий импульс в движение по горизонтали в сторону отдаленной Горы Зеленого Пика.

В это мгновение уголком своих глаз Цянь Е уловил нечто необычное. Он незамедлительно приземлился на ветке дерева и с удивлением произнес:

– Что за?..

Взглянув в бинокль, он через его объектив лицезрел невообразимую сцену.

В ночном небе гигантская круглая луна медленно поднималась, словно рисуя собой яркую сияющую границу. Перед величественной и таинственной серебряной завесой танцевала девушка.

Свет полной луны размыл все детали, и можно было разглядеть только ее силуэт. Именно поэтому ее поразительно идеальная фигура выглядела несколько увеличившейся.

Она неистово танцевала, ее танец был полон первобытной непокорности. Ее грудь, талия и ноги качались с непостижимой частотой, неустанно вздрагивая. Несмотря на то, что мир в объективе оставался безмолвен, Цянь Е чувствовал возле ушей звуки древнего барабана.

Казалось, она была в поиске чего-то. Девушка казалась счастливой, но огорченной. Все формы сильных эмоций ярко и безмолвно выражались в ее танцевальных движениях.

Ее тело иногда было невероятно мягким, а порой его переполняла гибкая сила. Каждое движение ее бедер, каждый поворот ее талии, каждый удар ее ног, и каждый вздох ее груди был похож на могущественный удар барабана, который бился в унисон с сердцем Цянь Е.

Юноша некоторое время молча за ней наблюдал, прежде чем отложить свой бинокль в сторону. С Восточным Пиком в правой руке и Лилией Тайного Паука в левой он встал и, не двигаясь, стал ждать дальнейших действий этой загадочной женщины.

Цянь Е не верил, что, вскинув бинокль, он смог случайно стать свидетелем такой сцены. Привлечение его внимания и появление девушки в его объективе в очень определенный момент – это был тип особых непостижимых способностей.

Она хотела, чтобы Цянь Е ее увидел.

Если он ударится в бегство перед этой могущественной женщиной, то приговорит себя к смерти. Возможно, у него будет небольшая надежда на выживание, если он останется спокойным и сможет сразиться.

Некоторое время Цянь Е просто стоял на месте, но ничего не происходило. Как только он начал подозревать, не была ли это иллюзия, возле его ушей послышалась трель заманчивого голоса. С легким придыханием женщина произнесла:

– Ты меня ждешь?