Том 5. Глава 83. Роковое очарование

Голос, раздавшийся сзади, прозвучал довольно близко.

Оборачиваться сразу Цянь Е не стал. Вместо этого в его глазах замерцал глубокий лазурный свет. Его Истинное Зрение, как и ожидалось, распознало многочисленные нити необычной темной изначальной силы, переплетающиеся в воздухе вокруг него. Источник находился позади, а область его влияния охватила Цянь Е полностью.

Глаза юноши вернули себе нормальную ясную темень, и он медленно обернулся.

В воздухе прямо перед ним зависла неописуемая женщина. Она, без всякого сомнения, была очень красивой, но выражение ее лица было холодным как лед. Несмотря на то, что она находилась на той же высоте, что и Цянь Е, в ее глазах отражалось превосходство – казалось, она смотрит на него очень свысока.

Впрочем, кое-что в ней сильно контрастировало с ее холодным и надменным поведением. Ее слегка сжатые, но полные ярко-красные губы сверкали яркими красками, добавляя немного живости к ее образу, словно сошедшему с картины. Любой, кто увидел бы ее, почувствовал бы желание прикусить их.

Фигура девушки в этот момент была полной противоположностью той, которую Цянь Е созерцал через бинокль. Одна была льдом, другая пламенем. Но такой огромный контраст вызывал одинаково сильное притяжение.

Цянь Е довольно спокойно, но подозрительно посмотрел на нее и спросил без какой-либо эмоциональной окраски:

– Кто ты?

Она внезапно рассмеялась:

– Это неважно. Сейчас ответь мне на один вопрос: доставил ли мой танец тебе удовольствие?

– Да. – искренне ответил Цянь Е.

Казалось, женщина лишь слегка изогнулась в талии, прежде чем ее фигура мгновенно пересекла несколько метров и оказалась прямо возле Цянь Е. Затем она нагнулась вперед и спросила вновь:

– В таком случае, был ли он соблазнительным?

С этого угла ему было прекрасно видно ее глубокое декольте – уровень его полноты ничем не уступал Наньгун Сяоняо. Цянь Е снова кивнул.

Женщина удовлетворенно улыбнулась и внимательно рассмотрела Цянь Е.

С точки перспективы возможного сражения, эти двое уже достигли опасно близкой дистанции. Впрочем, рука Цянь Е, покоившаяся на Восточном Пике, была твердой и полностью спокойной. Более того, он даже не избегал взгляда этой женщины. До такой степени, что даже не собирался скрывать своего восхищения, глядя на этот прекрасный объект.

Глаза женщины становились все ярче. Она, слегка улыбнувшись, произнесла:

– Меня называют Сумеречной; женщина, которая очень в тебе заинтересована. Я довольна – очень довольна – тобой. Поэтому не исключено, что мы сделаем это! Только для начала тебе надо пройти небольшой тест.

Голос вампирши даже не успел утихнуть, когда в ее руках, поблескивая холодным светом, появились изысканные кинжалы, которые были направлены прямо на горло и сердце Цянь Е.

Два кинжала появились внезапно, без малейшего предупреждения, и двинулись на него с силой и скоростью молнии. Цянь Е просто не сумел вовремя среагировать и оказался на волоске от того, чтобы его пронзили насквозь.

В этот момент Сумеречная услышала внезапный раскат грома и у нее замерло сердце. Она увидела, что Цянь Е даже не пытается уклониться. Тем временем, в окружении звуков грозового шторма, Восточный Пик уже устремился ей прямо в грудь.

Сумеречная была глубоко поражена. Она могла очень чутко ощутить мощь этого удара, поскольку домен ее энергии крови полностью окутывал Цянь Е – это был не легкий бриз, а сметающая всё буря. Женщина сразу же определила, что хотя два ее кинжала были способны идеально поразить жизненно важные точки Цянь Е, однако, даже с ее скоростью, она не успеет отойти назад и ей придется принять этот удар.

Но разве можно просто взять, и легко выдержать этот удар? У Сумеречной было плохое предчувствие. Она не была уверена в том, что сможет остаться невредимой. И ее боевые инстинкты уже не раз помогали ей побеждать врагов, которые были сильнее ее самой.

Единственное движение Цянь Е заставило Сумеречную убрать свой клинок; она мгновенно отклонилась сторону и с невероятной скоростью увернулась от надвигающегося острия. В это же время в руках вампирши снова сверкнул змеевидный клинок, полоснувший в сторону горла Цянь Е.

Раздался еще один раскат грома, но юноша снова остался неподвижен в момент, когда еще один удар меча обрушился на голову Сумеречной.

Мощь за этим ударом была еще более очевидной. Сумеречная почувствовала, как резонирующая темная изначальная сила пространства стала беспорядочной настолько, что в ней даже появились признаки обратного подавления. В ее глазах вспыхнуло удивление и ей вновь пришлось уклониться в сторону. Кинжал, направленный на горло Цянь Е, само собой, в цель не попал.

Гибкая фигура Сумеречной сформировала в воздухе один за другим несколько остаточных образов, и она практически мгновенно появилась позади Цянь Е. Ее кинжал нанес бесшумный удар в сторону спины соперника, когда ее фигура дважды мелькнула, словно при телепортации. Очевидно, это была невероятно могущественная боевая техника.

Когда ее фигура исчезла из поля зрения Цянь Е, паниковать он не стал, и даже не спешил оборачиваться в ее поисках. Вместо этого он использовал Восточный Пик, чтобы нарисовать им сияющее кольцо, которое могло защитить его собой.

Меч Сумеречной с лязгом ударил по Восточному Пику. От тяжелого столкновения они оба отлетели назад, словно пораженные молнией. В первый раз они обменялись тяжелыми ударами. Цянь Е слегка пошатнулся – он относительно спокойно спрыгнул с дерева и попятился на несколько шагов назад, прежде чем сумел восстановить равновесие.

Сумеречная выполнила обратное сальто, и приземлилась на горизонтальную ветку большого дерева. Она плыла то вверх, то вниз, словно была полностью невесомой.

Цянь Е продолжал пристально смотреть на нее. Он уже убрал Цветки-Близнецы и его руки крепко сжимали Восточный Пик.

Это был самый могущественный враг, которого он когда-либо встречал. Боевая техника этой женщины больше опиралась на легкость и скорость, и все же тяжелому мечу Цянь Е и его силе, в сравнении с этой Воительницей темных рас, не удавалось оказать на нее ровным счетом никакого давления.

Но самым важным моментом было то, что ее энергия крови слегка колебала темную изначальную силу окружающей среды. Цянь Е дважды пытался, но так и не смог успешно активировать Нирванический Разрыв.

Глаза Сумеречной вспыхнули, когда она глянула на Цянь Е. Ее фигура внезапно замерцала, нарисовав длинный хвост остаточных изображений. За мгновение она оказалась рядом с ним, ее кинжал практически прижался к его горлу. Ее скорость была слишком высокой; череда образов еще не успела полностью исчезнуть, когда кинжал уже появился перед Цянь Е. Несмотря на весь свой обширный боевой опыт, юноша едва успевал вовремя среагировать.

Однако выражение на лице Сумеречной слегка изменилось. Этот темный тяжелый меч, похожий на металлолом, казался медленным, но в действительности был чрезвычайно быстрым. Следующий удар уже направлялся в сторону ее живота. Несмотря ни на что, его методы по-прежнему были направлены на то, чтобы тяжелое ранение получили обе стороны.

На самом деле, после нескольких обменов ударами они оба уже четко осознавали разрыв между ними. Но Сумеречная никак не ожидала того, что этот юноша человеческой расы будет так решительно идти ва-банк. Его грубость была полной противоположностью его красивой и элегантной, практически хрупкой, внешности. Нужно также понимать, что такой вид техники боя означал тяжелое ранение для Сумеречной, но смерть для Цянь Е.

Фигура вампирши появлялась и исчезала из его зрения, и только острый свист в воздухе доказывал, что она атаковала Цянь Е. За мгновения в его Истинном Зрении появилась густая сеть переплетающихся изначальных узоров. О ее следующей атаке судить было невозможно. Это была атака на чрезвычайных скоростях и силе, формирующая состояние практически полной неуязвимости.

Цянь Е выдохнул и взревел. Он совершал выпады, разрезал и хлестал Восточным Пиком, рубил – но больше не искал у нее уязвимых мест, а только изо всех сил разрезал места скопления самых густых, испещренных прожилками, узоров. Внезапно он почувствовал, как острие его клинка куда-то вонзилось, и последовал приглушенный стон.

Поле сражения внезапно изменилось. Бледный лунный свет неожиданно потемнел, словно в тени между закатом и рассветом кто-то появился. Небо помрачнело, и неудержимый пронзительный холод проник глубоко в кости.

Цянь Е внезапно почувствовал себя так, словно его тело окутало бесконечное число нитей. Каждое его движение стало гораздо более вялым, он с трудом поднимал свой Восточный Пик, который был в какой-то мере продолжением его руки.

Запястье юноши полностью онемело. Клинок выпал из его руки и тяжело вонзился в землю. Сумеречная появилась позади Цянь Е и всем телом прижалась к его собственному. Обняв его сзади, она с большой нежностью поглаживала его шею. Если бы не парящее в воздухе намерение убить, их позиция в этот момент очень напоминала пару влюбленных.

Сумеречная уткнулась лицом в шею Цянь Е и глубоко вдохнула, нежный стон тут же слетел с ее губ. Она восхитилась:

– Какой прекрасный аромат. Почему бы мне не подарить тебе Объятие? Что скажешь?

Цянь Е продолжал молчать.

– Тогда решено! – Сумеречная радостно рассмеялась.

В том месте шеи, где вампирша прижала свои клыки к его коже, Цянь Е ощутил слабую пронзающую боль. Ей просто нужно было укусить и впрыснуть эссенцию крови в кровь Цянь Е, чтобы сделать его своим потомком.

Руки Сумеречной медленно потянулись вверх и нежно погладили его по глазам и щекам. Стойка Цянь Е оставалась стабильной, несмотря на то, что его жизненно важные органы находились под угрозой, он не демонстрировал никаких признаков страха, даже кончики его пальцев не дрогнули.

Он просто выжидал своей возможности.

Эта женщина, которая называла себя Сумеречной, была одним из самых могущественных членов темных рас, которых Цянь Е доводилось встречать на своем пути. Из их противостояния юноша понял, что давление от ее темного домена уступало только подавляющей силе Уильяма. Это был не разрыв между родословными, а чистая разница в уровнях силы.

Но теперь, когда Сумеречная захотела подарить ему Объятие, это подарило ему возможность.

Обычно, во время церемонии, вампир, дарующий Объятие, также впитывал в себя кровь потомка, чтобы даровать собственную. С одной стороны, это была некая компенсация, в то время как с другой, большинство потомков избирались благодаря могущественным и превосходным родословным – даже самые высшие вампиры едва ли могли противостоять соблазну этой сладкой свежей крови.

Фиолетовая энергия крови в теле Цянь Е происходила из древнего клана Маммон, одной из лучших родословных вампиров. Истоки темно-золотой энергии крови были ему неизвестны, но, судя по обычному распределению изначальной силы, она должна была быть куда могущественнее фиолетовой.

Если получающий Объятие уже обладал энергией крови, то тогда процесс превращался в сражение между энергиями крови разного происхождения. Выживет сильнейший, слабый погибнет. Здесь не было места компромиссу.

Цянь Е молча выжидал.

Но, в конечном итоге, Сумеречная не стала вонзать в его плоть своих клыков и лишь кокетливо его куснула. После чего прошептала ему в ухо:

– Я уже тебе говорила, что это лишь маленький тест. Поздравляю с успешным прохождением. Это означает, что ты достоин того, чтобы стать моим мужчиной. Но это был только первый шаг!

Цянь Е чуть-чуть пошевелился и обнаружил, что почти всё его тело от рук и вниз онемело. Он не мог почувствовать в нем никакой активности изначальной силы. Видимо, это было могущественное сдерживающие искусство, которое использовало энергию крови, чтобы заблокировать его восприятие. Оно отчасти напоминало изначальные ограничивающие препараты, которые люди использовали на своих рабах.

Цянь Е спокойно спросил:

– Почему я?

– Потому что ты очень интересный, и у тебя огромный потенциал. Хотя на данный момент ты немного слабоват, мне пришлось использовать свой домен, чтобы победить тебя и остаться невредимой. Когда ты достигнешь того же уровня, у тебя должна появиться возможность сражаться наравне со мной. Именно поэтому я сказала, что ты получил лишь начальную квалификацию. Но ты должен стать сильнее, если хочешь стать моим единственным мужчиной.

– Значит, наша встреча здесь была не случайной?

Сумеречную сотряс взрыв хохота:

– Не нужно тянуть время. Это бессмысленно. Пока что я не хочу тебя убивать. Я хочу лишь переспать с тобой!