Том 6. Глава 107. Заслуги

Когдa эсминец пролетал мимо гибнущего корабля арахнидов, Цянь E неотрывно смотрел на горящее судно, но так и не увидел, чтобы кто-то попытался покинуть борт. Судя по всему, вся команда дирижабля погибла внутри.

Цянь Е беспокойно поёрзал на месте. При виде этой картины, в его сердце появилось неприятное чувство беспомощности. В сухопутном сражении один виконт и несколько сотен элитных солдат арахнидов представляют собой довольно внушительную силу – даже ему придётся потратить некоторое время, чтобы уничтожить их всех. Однако сейчас подобный отряд погиб в мгновение ока, а он даже не увидел, как они выглядят…

Цянь Е быстро привёл свои мысли в порядок и повернул башню в другом направлении.

Чжао Юйин управляла дирижаблем в своей обычной решительной манере. Она начала безумно разгонять корабль, оставив позади отряд из трёх кораблей Вечной Ночи, которые появились вокруг их прежней позиции. Если бы они не ускорились заранее, их бы наверняка окружили и уничтожили.

Обойдя вражеские корабли по широкой дуге, Чжао Юйин буквально воткнула эсминец в район, заполненный имперскими дирижаблями. Но это не остановило корабли Вечной Ночи — три боевых дирижабля по-прежнему сидели у них на хвосте. Цянь Е развернул башню и нацелился на далёкие силуэты вражеских кораблей, внимательно наблюдая за их движениями.

Два из трёх дирижаблей относились к моделям вампиров, а форма третьего отчётливо выдавала конструкцию арахнидов. Среди этой троицы, движения дирижабля арахнидов казались самыми неустойчивыми, но именно он оставлял самый интенсивный след изначальной силы. Наблюдая за этим следом с помощью Истинного Зрения, Цянь Е нарисовал в уме чёткую картину его движений.

Он внезапно нажал на спусковую педаль, посылая в пустоту трёхметровый болт баллисты, но… Траектория снаряда уходила в пустоту — то есть, там действительно ничего не было. Можно лишь сказать, что он пролетит рядом с кораблём арахнидов.

Этот промах удивил даже Чжао Юйин, и она тихо пробормотала:

– Осечка, что ль?

Однако в этот момент дирижабль арахнидов совершил внезапный рывок и вышел прямо на траекторию выстрела!

Гигантский металлический болт без труда пробил броню дирижабля и вошёл в основную часть корабля. Когда снаряд остановился, изначальные массивы на его наконечнике начали мерцать и произвели поразительный взрыв.

Боевой дирижабль арахнидов принадлежал к лёгкому классу корветов. поэтому единственное попадание Цянь Е практически обнулило его скорость. Напоминая раненого зверя на беспорядочном поле боя, он быстро стал целью абордажа и был захвачен.

Кроме того, выстрел Цянь Е насторожил пару вампирских дирижаблей. Два воздушных судна почти одновременно снизили свои скорость и вскоре ушли искать цель попроще.

Однако экипаж эсминца не впал в боевое безумие и не собирался бросаться в погоню. Они продолжали лететь вперёд, быстро удаляясь от своих бывших преследователей.

Проведя весь день в ожесточённом воздушном сражении, они наконец-то решили остановиться. Когда Чжао Юйин отдала приказ снижаться, корпус эсминца был усеян множеством мелких повреждений, но благодаря мощной броне, имперский боевой дирижабль не получил серьёзного урона.

Чжао Юйин и Цянь Е вместе спускались по трапу эсминца. Девушка внезапно обхватила Цянь Е за плечо и со смехом сказала:

– Малыш Пятый, думаю, мы действительно должны построить для тебя собственный дирижабль. Всё что нам нужно на него установить — это одна очень мощная пушка.

Услышав эти слова, идущие за ними солдаты клана Чжао испытали смущение пополам с восхищением. Имперский офицер, отвечавший за учёт заслуг, уже прибежал, чтобы получить доклад. Выслушивая отчёт о результатах боя, все офицеры, включая первоначального капитана корабля, могли лишь молчать и непрерывно меняться в лице. Время от времени они продолжали бросать на Цянь Е вороватые взгляды.

В результате ожесточённого сражения, единственный эсминец под командованием Чжао Юйин уничтожил или вывел из строя два крейсера и три корвета Вечной Ночи. Такой результат уже был довольно славным, но что самое главное – повреждения самого эсминца оказались минимальными. Достаточно провести небольшой ремонт обшивки, и он сможет снова отправиться в бой.

Помимо удивительного пилотирования Чжао Юйин, наибольшее внимание привлекли стрелковые навыки Цянь Е. Он отвечал только за одну башню, но доля его попаданий составила примерно три четверти от всех произведённых выстрелов. Кроме того, большинство смертельных выстрелов также были выполнены руками Цянь Е. Он даже установил своеобразный рекорд точности, всадив в последний вражеский дирижабль три болта подряд.

На рассвете следующего дня, когда горизонт только начал окрашиваться в алые тона, заместитель командующего третьим флотом прибыл в командную вышку воздушного порта.

К этому моменту битва уже закончилась, и воздушный порт был буквально забит всевозможными боевыми дирижаблями, транспортами и солдатами, которые только что высадились. Общая картина выглядела совершенно беспорядочно; повсюду работали технические бригады, чинившие и заправлявшие воздушные машины.

Увидев эту хаотичную сцену, Ян Ли не сдержался и громко фыркнул. Казалось, что в помещении моментально упала температура — настолько сильно ощущалось недовольство генерала. Один из офицеров, который довольно долго служил под командованием Ян Ли, немедленно доложил:

– Генерал, все эти дирижабли принадлежат аристократам. Они садятся где хотят и совершенно не слушают наших указаний.

Лицо Ян Ли моментально помрачнело. Мужчина раздражённо фыркнул и процедил:

– Хмф, эти кровососы похожи на насекомых, которые прицепились к нашей Империи!

Он не продолжил свою речь, но все помощники генерала уже знали, что он пытается сказать. Ян Ли родился в обычной семье и честно прошёл весь путь до своей нынешней должности. Именно поэтому он всегда верил, что главные кланы больше похожи на паразитов, чем на великие столпы Империи. Не будет преувеличением сказать, что он искренне ненавидел аристократические семьи.

В этот момент Ян Ли о чём-то вспомнил и спросил:

– Где тридцать шестой, который вчера реквизировали? Как у них дела?

Один из офицеров просмотрел записи и доложил:

– Вчера он вернулся из боя с лёгкими повреждениями. По сообщениям техников, он снова будет введён в строй поле общего ремонта обшивки. Это регистр заслуг тридцать шестого…

Заметив явное колебание в глазах офицера, Ян Ли сурово взглянул на мужчину и почти закричал:

– Давай сюда! Зачем скрывать что-то подобное?

Офицер мог лишь вздохнуть и сдать регистр. Ян Ли выхватил документ и кратко пробежался по нему взглядом; спустя пару секунд выражение его лица резко переменилось. Генерал просмотрел документ несколько раз подряд и даже заглянул на обратную сторону, после чего молча вернул бумагу офицеру.

Последний поспешил добавить:

– Я уже связался с отрядом регистрации, все результаты подтверждены.

Ян Ли протяжно фыркнул и бросил регистр на стол:

– Удачливые ублюдки. Ладно, оставим этот вопрос.

– Что насчёт генерала Лу?

Ян Ли ненадолго задумался, прежде чем ответить:

– Отправьте ему отчёт и сообщите об их вкладе. Генерал Лу не любит, когда от него что-то скрывают.

Один из офицеров вышел из башни, чтобы выполнить приказ. Когда он ушёл, другой офицер решил задать вопрос:

– Генерал, отправив этот отчёт… Разве мы не потеряем возможность надавить на их слабое место?

– Они использовали официальный приказ о реквизиции, поэтому у них с самого начала не было слабых мест. Но эти ребята совершают большую ошибку, если думают, что благодаря своим достижениям они могут делать всё, что захотят. Это поле битвы, на котором сходятся огромные армии. Горстка слишком упрямых экспертов может легко нарваться на несчастный случай, – спокойно ответил Ян Ли.

Недалеко от порта располагалась база воздушных сил. Её построили совсем недавно, но из-за огромных размеров и хорошего обеспечения, она напоминала небольшой городок. Это была временная база третьего имперского флота и основная база Империи на время этой войны.

В одном из зданий центрального сектора базы, за обеденным столом завтракал невысокий короткостриженый генерал средних лет. По сравнению с его воинским званием, стоявший перед ним завтрак казался необычайно грубым и лишь немногим отличался от рациона младших офицеров.

Он с неизменной скоростью ел свой завтрак, попутно выслушивая доклад адъютанта, но всё же сделал небольшую паузу, когда услышал доклад о достижениях дирижабля № 36. 

Внимательный адъютант немедленно прервал свой доклад, чтобы не потревожить мысли генерала.

Через несколько секунд генерал наконец-то отправил в рот картошку, которая всё это время оставалась в его руке:

– Хороший бой, но от этого я ненавижу их ещё сильнее. Продолжай.

Адъютант облегчённо вздохнул, после чего перевернул страницу и продолжил зачитывать доклад. Он тоже был выходцем из простой семьи. Адъютант командующего третьим имперским флотом, это очень многообещающая должность с уникальными перспективами и возможностями, но ему постоянно приходилось ходить по тонкому льду.

В это же время Цянь Е и Чжао Юйин уже покинули воздушный порт и отправились на доклад в главный имперский лагерь, расположенный неподалёку от порта.

Благодаря своему статусу и характеру, Чжао Юйин смогла получить достаточно автомобилей, чтобы перевезти в главный лагерь себя, Цянь Е, и всех сопровождающих её солдат из клана Чжао.

По пути Чжао Юйин снова решила спросить:

– Цянь Е, ты действительно не хочешь следовать со мной?

Юноша покачал головой:

– Мне больше подходит индивидуальная охота.

Услышав его ответ, Чжао Юйин нахмурилась:

– Это не кровавая битва и не Покой Гиганта. Это настоящая война без ограничений. Ты понимаешь это? В битве такого масштаба ты можешь наткнуться на маркиза и даже на герцога. В такой ситуации даже я могу только бежать, о тебе и говорить нечего. Сражение вместе с армией может уменьшить твои возможности, но ты будешь в большей безопасности.

Чжао Юйин уже не в первый раз пыталась всеми силами отговорить Цянь Е от одиночного сражения, поэтому у юноши не осталось другого выбора, кроме как сказать ей правду:

– Мне нужна не безопасность, а очки военных заслуг.

– Почему? Зачем тебе нужно столько заслуг?

Цянь Е не знал почему, но он чувствовал себя очень неуютно, когда поднимал тему военных заслуг. Ему казалось, словно должно случиться что-то очень плохое; из-за этого ощущения выражение его лица стало немного неестественным. Однако Чжао Юйин не расценивала его молчание как ответ и снова задала свой вопрос.

– Мне нужны военные заслуги и чем больше, тем лучше. Я чувствую, что в будущем они могут мне пригодиться.

Чжао Юйин внимательно посмотрела на Цянь Е:

– Военные заслуги можно обменять только на богатство или статус. Разве их можно использовать для чего-то ещё? Цянь Е, что такого ты хочешь получить, чего нет у клана Чжао? Благородный статус? Это непросто, но у нас есть пространство для манёвра. Кроме того, ты сражаешься достаточно давно и должен знать, что погибшие солдаты не получают заслуг.

Цянь Е мог лишь покорно поднять руку и признать своё поражение пред словесной осадой Чжао Юйин:

– Ладно, ладно, я тебя понял. Столкнувшись с серьёзной опасностью, я немедленно тебя найду. Так лучше?

Чжао Юйин неохотно приняла такой ответ, но всё же не смогла удержаться от очередного нравоучения:

– Малыш Пятый, даже Малыш Четвёртый послушно сражается вместе с основными силами. А ведь ты знаешь, что он намного сильнее тебя.

Цянь Е просто кивнул в знак согласия. В этот момент джип наконец-то добрался до главного имперского лагеря, опустив занавес на бесконечную болтовню Чжао Юйин.

Цянь Е расстался с ней возле казарм. Для охотников-одиночек у Империи были несколько другие приготовительные мероприятия.

Следуя за женщиной в звании майора, Цянь Е вошёл в большую палатку, заполненную всевозможными военными припасами. Несколько офицеров деловито трудились за походным рабочим столом.

Подполковник заглянул в регистр и спросил:

– Генерал Цянь Е?

– Это я.