Том 7. Глава 88. У меня не было выбора

Как мог воитель пасть на колени так легко? — сказал Цянь Е.

Губы Тянь Цзиня задрожали, он не знал, что делать. В этот момент Меир яростно рявкнул:

— Откуда ты, мерзавец, взялся? Ты действительно смеешь вмешиваться в мои дела?

Виконт-оборотень уставился на Цянь Е. Все его мышцы были напряжены, и сам он был ГОТОВ броситься в атаку:

— Ты вампир? Почему ты вмешиваешься?

Внешне юноша действительно напоминал вампира. Да и люди в Южной Синеве обычно вели себя покорно. Кто из них осмелился бы перечить Волчьему Королю и Паучьему Императору?

— Я здесь, потому что мне не нравится то, что я вижу, — холодно ответил Цянь Е. Меир злобно хмыкнул:

— Отлично, тут есть кто-то ещё более наглый, чем я. Умри, ублюдок! — его слова ещё не закончились, когда арахнид рубанул вниз топором со скоростью молнии.

Однако оружие остановилось на полпути и не могло сдвинуться дальше. Меира чуть ли не до глубины души дернуло, когда он понял, что Цянь Е схватил его топор голой рукой. Его полносильный удар был остановлен на полпути и не мог продвинуться дальше.

Арахнид не верил своим глазам. Он использовал свою изначальную силу несколько раз, пока его лицо полностью не покраснело — ни вперед, ни назад сдвинуть топор не получалось. Зрачки оборотня-виконта сузились, когда он уставился на единственную каплю крови, стекающую по ладони Цянь Е.

Только одна капля крови потекла от удара арахнида-виконта, да ещё и тяжелым оружием?

Цянь Е также смотрел на эту каплю крови. Внезапно он напряг руку и потащил Меира к себе. Паук копался в земле своими восьмью лапами, но только создавал глубокие траншеи на дороге.

Юноша ударил арахнида кулаком в живот. Удар вышел настолько мощным, что не только разбил пластинчатую броню паука, но и глубоко проник в его тело.

Меир даже не успел закричать от боли, когда его тело отбросило назад, и оно становилось, только пробив несколько домов. Арахнид упал на землю, беспомощно дергая конечностями, не имея сил подняться.

Цянь Е указал на паука: _ Считай это уроком. Впредь держись в тени, и только так ты, может, проживешь дольше.

Волосы оборотня встали дыбом. Согнув спину и низко зарычав, сказал:

— Ты хоть знаешь, кто мы такие? И ты смеешь при нас атаковать кого-либо? Это Южная Синева! Думаешь, сможешь жить здесь после содеянного?

Цянь Е усмехнулся:

— Мне плевать, кто ты. Твое прошлое меня тоже не интересует. Может, из Южной Синевы ты и сможешь меня выгнать, но ты также можешь забыть об уходе из города. Уж Я позабочусь о том, чтобы ты стал трупом, как только покинешь городские ворота.

Оборотень резко помрачнел. Он указал на Тянь Цзиня, говоря:

— Ты собираешься оскорбить Волчьего Короля из-за такой мелочи?

Цянь Е добавил:

— Аты хочешь стать моим врагом из-за такой мелочи?

Оборотень вдохнул морозный воздух. В итоге он собрался с силами и сказал:

— Ладно! Этот вопрос решен. Я больше не буду вмешиваться. Однако, то, что будет делать Меир, находится вне моего контроля.

Цянь Е бросил взгляд на оборотня-виконта и кивнул:

— Умное решение. К этому моменту арахнид смог встать на ноги и прокричал:

— Ты посмел меня ранить! Мой прадедушка тебя не отпустит! Жди об объявлении о розыске от Паучьего Императора! И ты, Тянь Цзинь, тоже покойник! Южная Синева может готовиться к войне, если не казнит тебя и твою семью. Весь город будет уничтожен, когда сюда заявится армия!

Эта угроза была вполне реальной. Городской лорд Южной Синевы вполне мог послать голову Тянь Цзиня в качестве извинения Паучьему Императору.

Нахмурившись, Цянь Е медленно сказал: — Всё также самонадеян, да? Думаешь, я не посмею убить тебя? Тянь Цзинь был в ярости. Он повернулся к оборотню:

— Сэр, этот вопрос не имеет ко мне никакого отношения. Я не знаю этого человека. У него, должно быть, есть скрытые мотивы для разжигания вражды между Паучьим Императором и Южной Синевой. Если вы хотите поймать его, я окажу полное содействие!

Цянь Е на мгновение замер, не веря, что этот Тянь Цзинь был способен на такое. Юноша помог этому человеку выбраться из унижения всей жизни, но тот выхватил меч у прохожего и направил его на своего спасителя!

Нападая, вице-капитан сказал: — Мне очень жаль, но, пожалуйста, проследуйте за моим начальником.

Как мог воитель двенадцатого ранга быть ровней Цянь Е? Юноша рукой сжал меч оппонента, превращая его в груду металлолома. В то же время невидимая изначальная сила окутала тело Тянь Цзиня, заставив того побледнеть и чуть ли не харкать кровью. Мужчина едва успел подняться на ноги, когда Цянь Е сделал шаг вперед и схватил его за шею.

Оборотень начал пятиться назад. Сам он был лишь ненамного сильнее Тянь Цзиня и явно не продержался бы долго под натиском этого юноши.

— Почему? — медленно спросил Цянь Е, посмотрев мужчине в глаза.

— У меня есть дети, родители, семья, и все они находятся в этом городе. У меня не было выбора, — с трудом произнес Тянь Цзинь.

— Обычный воитель и вице-капитан, это всё, к чему ты стремишься?

— У меня не было выбора, не было… — казалось, мужчина не знал других слов. Цянь Е пару раз тяжело ударил его и швырнул на землю:

— Я бы уже убил тебя, целься ты мне в голову или сердце.

Цянь Е осмотрел окружавшую его толпу. Он видел гнев, недоумение и другие эмоции были написаны на лицах людей, но никто из них не собирался выходить перед. Это был мир, в котором собственная безопасность была дороже всего на свете. Подавленный собственными действиями, юноша вздохнул и начал уходить.

Глаза оборотня блеснули, но он не стал окликать Цянь Е. Меир также отошел от шока, но вел себя на этот раз поразительно тихо. Арахнид почувствовал огромное убийственное намерение, когда прозвучали слова юноши: «Думаешь, я не посмею убить тебя?»».

Меир смекнул, что Цянь Е без колебаний убьет его, если он будет продолжать провоцировать его. Если бы это произошло, где бы Паучий Император искал преступника с размером нейтральных земель? Кроме того, поимка преступника жизни Меира не вернет. В общем, такой себе расклад.

Цянь Е спустя какое-то время пришел в гостиницу. Завидев его кислое лицо, Е Тун спросила: — Что случилось?

— Возможно, нам снова придется искать другое место. Я снова действовал опрометчиво. Выслушав рассказ юноши о произошедшем, вампирша улыбнулась:

— Ая думала, случилось что-то серьезное, а тут всего лишь это. В Южной Синеве нет божественных воителей. Даже если мы вдвоем не одолеем противника, мы явно сможем убежать. Если они окажутся настырными, мы можем провернуть то же, что сделали в Черной Роще. Единственное, ты слишком легко обошелся с этим Тянь Цзинем. По крайней мере ты ему ногу должен был сломать. Паучьего Императора и Волчьего Короля не так-то легко спровоцировать, поэтому он и боялся действовать. Но значит ли это, что можно провоцировать нас? Твоя мягкость может стать в будущем источником множества неприятностей.

— Он все еще человек, как и я. У него также и своих проблем хватает. Поэтому я не стал делать этого, — криво усмехнулся Цянь Е.

— В любом случае, это пустяк. Совершенно ничего важного. Давай не будем торопиться собирать свои вещи. Если уйдем в спешке, они подумают, что мы их боимся, — кивнула Е Тун.

Юноша хотел было что-то сказать, но остановился на полпути. Цянь Е хотел побыстрее собрать вещи и уехать из Южной Синевы, чтобы избежать возможного окружения. Без Выстрела Начала он мог разобраться с воителем пятнадцатого ранга, а вот с шестнадцатым пришлось бы попотеть. Лорд этого города был семнадцатого ранга и явно имел человека шестнадцатого ранга в подчинении. Так что, будь этот подчиненный опытным экспертом, Цянь Е может с ним и не справиться.

Но поскольку Е Тун настаивала, юноша согласился. Просто ему эта смена характера девушки показалась немного странной — теперь она была более решительна и не обращалась к своему возлюбленному за всем подряд.

Увидев, что Цянь Е пусть и согласился, но с видимой неохотой, вампирша остановилась и произнесла:

— Цянь Е, это нейтральные земли. Если ты хочешь спокойной жизни, ты должен бороться за неё. Как мне кажется, нам вообще лучше не уезжать. Мы просто будем жить здесь, и пока сам лорд города не предпримет никаких действий, мы убьем любого, кто встанет на нашем пути. Да даже если он нападет сам, мы лишь должны будем устроить ему засаду в будущем.

— Я просто не хочу подвергать тебя риску, — вздохнул юноша.

— Даже в клане Монро мой период защиты давно закончился. Я должна сама брать ответственность за свои деяния. Цянь Е ненадолго задумался:

— Ладно, давай тогда останемся.

Резиденция городского лорда Южной Синевы была красиво украшена, занимала целых четыре квартала и была в разы больше, чем особняк Су Динцяня. В данный момент правитель города расположился в саду на заднем дворе. Атмосфера в нем была мягкой, теплой и свободной от грубой природы изначальной силы пустоты — проще говоря, сильно контрастировала с окружающим миром. Экстравагантного вида изначальный массив покрывал весь сад. Такое даже многие дворяне в Империи себе не могли позволить.

Пухлый мужчина средних лет лежал на шезлонге в садовой беседке, слегка прищурив глаза, и будто дремал. По обе стороны от него стояло по красивой деве, что обмахивали его веерами, и ещё две стояли неподалеку. Соседний стол был заполнен фруктами и деликатесами, многие из которых росли только на территориях Империи и Вечной Ночи.

Отправленные за десятки тысяч километров в нейтральные земли, даещё и сохранившие свою свежесть, эти деликатесы буквально измерялись килограммами золота.

Вдруг послышались шаги — к беседке торопливо подошел молодой человек и встал рядом. Неподалеку от беседки стояло ротанговое кресло, в котором дремал старик. Последний посмотрел на юношу и снова уснул.

В этот момент мужчина в беседке раскрыл ещё заспанные глаза. Глубоко зевнув, он сказал:

— Что такого случилось, что ты прервал мой послеобеденный сон? Думаешь, управлять таким большим городом просто? Мне нужно хорошенько высыпаться.

Юноша не мог не согласиться с ним, но всё равно не ушел. Городской лорд Цзи Жуй потянул свое пухлое тело. Немного протрезвев, он продолжил:

— Двенадцатый, говори, в чем дело.

Этот юноша был его сыном, двенадцатым по счету. Однако их отношения больше походили на отношения начальника и подчиненного, чем на отца и сына.

Молодой человек вел себя крайне почтительно. Он прекрасно знал, что у его отца было с тридцать жен и наложниц. Всего было более шестнадцати детей, пять из которых были мальчиками, а трое ещё находились в утробах матерей. Если он будет работать недостаточно усердно, его быстро заменят другие. Он кратко описал конфликт между Цянь Е и Меиром, а затем молча стал ждать указаний. Лицо Цзи Жуя помрачнело после услышанного. Тяжело фыркнув, мужчина прорычал:

— Провокация посланника Паучьего Императора — это серьезное дело! И тебе действительно нужно спрашивать у меня, что делать? Схватите этого человека и доставьте к посланнику! Что за бесполезность! Ну и куда же этот ублюдок убежал?

Юноша прошептал:

— Онне сбежал. Он остался в гостинице «Четыре Ветра».

_ Не сбежал? Ну что за наглость! Так нам будет только легче его поймать… Погоди, он и вправду не сбежал? — жирная туша Цзи Жуя задрожала, когда он принял сидячее положение.