Том 8. Глава 106. Подготовка к войне

Всеобщий интерес к двигателю прекратился. Пускай и не удалось выяснить конкретных деталей о его функционале, ключевым моментом было то, что внутри конструкции содержался дыхательный орган, принадлежавший некоему существу из пустоты. Даже при наличии необходимых технологий, где можно было достать такое существо? И если орган действительно принадлежал пустотному колоссу, пытаться заполучить его было бы сродни самоубийству.

Цянь Е вернулся в свой дом и быстро собрал свои вещи. Затем он направился в оружейную и вручил квартирмейстеру длинный список — юноша планировал запастись необходимыми боеприпасами и продовольствием на всю войну. Предстоящая битва может оказаться самой тяжелой с тех самых пор, как он прибыл на нейтральные земли.

Закончив все приготовления, Цянь Е попрощался с Сун Цзынином.

Для этой экспедиции он должен был очистить окрестности от неверных сил и, самое важное, сообщить Идену и мобильному подразделению его клана, что пустоши — территория Цянь Е. Неуловимый, он был единственной силой, способной оказать такое сдерживающее воздействие, что отряды Вечной Ночи побоятся действовать вслепую или выдвигать свои силы без достаточной оборонительной мощи. Точно так же, как Иден заставил имперскую аристократию страдать в Туманном Лесу, Цянь Е аналогично был зудящей занозой для сил Вечной Ночи. Несмотря на то, что Иден сдерживал своего оппонента в течение того периода, его сторона всё ещё несла серьёзные потери. Темные расы, не будь с ними этого гения-демона, могли бы быть в принципе вытеснены из леса.

Пустоши нейтральных земель не так сильно ограничивали восприятие, как Туманный Лес, но пустотные завихрения или даже бури могли появиться в любой момент буквально из ниоткуда. Охотник из Империи или Вечной Ночи легко потеряет здесь свою цель.

Как только Цянь Е войдет в пустоши, Иден определенно сосредоточит свои усилия на том, чтобы сдержать его. В противном случае, действуй он небрежно, как раньше, оппонент сразу же получит возможность убить его, как только начнет атаку.

Под конец последней их битвы Цянь Е получил очевидное преимущество, но в этот раз предсказать исход противостояния было гораздо труднее.

Нынешнее преимущество Цянь Е заключалось в том, что Ли Куанлань и Цзи Тяньцин могли присматривать за Южной Синевой, в то время как Сун Цзынин сидел в боеготовности, готовый к войне в любую минуту. Три воздушных корабля, принадлежащие каждому из этой троицы, были спрятаны где-то в пустоте, да и Дворец Мученика также находился в режиме ожидания. Демоны, скорее всего, пострадают, если столкнутся с ними без достаточной информации.

— Постарайся держать дорогу до Взгляда Моря открытой, чтобы у этих семей не было повода тянуть время, — это была просьба Цзынина.

— Без проблем.

— Погоди минутку, — седьмой юный мастер в самый последний момент окликнул друга.

Тот улыбнулся:

— Что я должен сделать? Просто скажи уже.

Цянь Е увидел, как на лице Цзынина появилось редкое серьезное выражение, а также некоторая неловкость. Покрутив в нерешительности веер, он спустя какое-то время сказал:

— Прости.

— За что? — озадачился Цянь Е.

Цзынин глубоко вздохнул:

— Эта битва уже не та, что прежде. Ты должен понимать, что это крайне опасно.

— Опасно? Ты имеешь ввиду Идена? Думаю, Волчий Король пострашнее будет.

Цзынин покачал головой:

— Волчий Король — просто высокомерный самонадеянный ублюдок, но он один. Избей его пожёстче несколько раз подряд, и он сразу же опустит хвост. Это его слабость, он не может позволить тяжелых ранений. Пока он висит в своем параноидальном состоянии, у нас будут шансы справиться с ним. Но это не относится к Идену. В этот раз он всего лишь авангард, и за ним может стоять далеко не один клан демонов.

— Что ты хочешь этим сказать?

Цзынин схватил его за плечо:

— Хорошо подготовься, ты можешь столкнуться с полным скопом Вечной Ночи, в котором помимо демонов будут и вампиры, и оборотни, и арахниды.

— И что?

— Надеюсь… ты не встретишь герцога.

Цянь Е был поражен:

— Ты шутишь, что ли?

— Конечно нет. По-твоему, я сейчас похож на шутника?

— Да, похож. Мы оба знаем, насколько ценны герцоги для Вечной Ночи, а вероятность их смерти в нейтральных землях гораздо выше. Кроме того, даже если герцог действительно придет, его боевая мощь будет значительно снижена из-за необходимости в адаптации к окружающей среде.

Цзынин сжал кулак:

— Это при обычных обстоятельствах. На этот раз со стороны Вечной Ночи может появиться далеко не один герцог.

— И в чем причина?

Седьмой юный мастер колебался и пытался скрыть это кривой улыбкой:

— Я не могу сказать этого тебе сейчас. Нейтральные земли могли привлечь внимание некоторых могущественных фигур. Боюсь, если я скажу, он узнает об этом. Короче говоря, будь крайне осторожен. Не зацикливайся на какой-либо конкретной цели, главное — это оставаться в живых. Я найду способ как можно скорее вооружить Дворец Мученика. Могу лишь надеяться, что тогда будет не слишком поздно.

— Ты всегда такой, говоришь только половину. Такими темпами у тебя совсем не останется друзей.

— Всё в порядке, пока у меня есть братья.

— Братья? Думаю, женщины для тебя важнее.

— Цянь Е! Ты никогда раньше не был таким разговорчивым.

Тот пожал плечами:

— Учусь у тебя.

Цзынин, покачав головой, сказал:

— Я уже говорил это раньше, но я не шучу. У меня очень… плохое предчувствие по поводу всего происходящего. Надеюсь, ты понимаешь. Из-за их особых личностей я не могу позволить Куанлань и Тяньцин вступить с тобой в бой. С ними ничего не должно случиться, по крайней мере из-за тебя. Так что пока ты будешь сам по себе.

— Но я не один, у меня есть ты, не так ли?

Цзынин, казалось, хотел что-то сказать, но вместо этого лишь глубоко вздохнул.

— Хватит, мне уже начинает казаться, будто я разговариваю с женщиной. Я ухожу, — Цянь Е толкнул дверь и вышел.

Пустошь была, как и прежде, одинока и сурова — бесконечный желтый песок, резкие порывы ветра и беспорядочно появляющиеся пустотные бури, способные ослабить любого. Даже адепты боевых искусств чувствовали большой дискомфорт, когда подвергались чрезмерному воздействию изначальной силы пустоты.

Цянь Е шел один. Сняв перчатки, он почувствовал слабую колющую боль на коже — признак изначальной силы пустоты в воздухе. Она была настолько сильна, что постепенно разрушала всю попадающуюся ей на пути жизнь. Только те, кто имел исключительно твердое тело или защиту изначальной силы могли избежать этой несчастной судьбы. Именно потому люди на нейтральных землях жили гораздо короче, даже если были сильны.

Но те, кто был подобен Цянь Е в плане физической силы и твердости тела, от наличия изначальной силы пустоты только выигрывали. Сгустки хаотичной энергии проникали в тело и ассимилировались им.

Прищурившись, Цянь Е наблюдал за окружающей его пустошью. Окружающий пейзаж был одновременно знакомым и странным — время от времени сам мир в его восприятии искривлялся и искажался. Цянь Е посмотрел вдаль и расширил своё восприятие до предела, надеясь коснуться максимальных возможностей своих чувств.

Поскольку его соперником был Иден, никакая подготовка не могла считаться чрезмерной.

Цянь Е растянул свое восприятие до крайности и, после повторных попыток, постепенно ощупал размытую границу. Фигура Идена появилась в этом иллюзорном мире, держа снайперскую винтовку и целясь в Цянь Е. Затем она решительно нажала на спусковой крючок.

Пуля, окутанная темной демонической энергией, метнулась в его лоб!

Тело Цянь Е содрогнулось, когда он открыл глаза, и все иллюзии тут же исчезли. Этот Иден на самом деле был проекцией того самого выстрела во Взгляде Моря. И положение этой проекции всё ещё было довольно далеко от пределов визуального диапазона Цянь Е.

Цянь Е почувствовал некоторое облегчение. Иден, возможно, стрелял не с максимально доступной ему дистанции, но, по крайней мере, у Цянь Е всё ещё было преимущество в виде крайней дальнозоркости. Нейтральные земли отличались от Туманного Леса тем, что визуальный диапазон здесь был длиннее снайперского. Следовательно, преимущество Цянь Е было не столь очевидным. Тем не менее, даже небольшое преимущество приветствовалось в борьбе с Иденом.

Цянь Е снова закрыл глаза и воспроизвел выстрел Идена. Удар при попадании пули был настолько силен, что ранил его через Восточный Пик, но факт, что он мог принять выстрел, будучи неподготовленным, оставался фактом. Потому, если Иден хотел нанести больше урона Цянь Е, ему пришлось бы сокращать дистанцию, и это было очевидным преимуществом для последнего.

Сейчас в сознании юноши была только эта окутанная демонической энергией пуля. Она исчезла, пробив лоб Цянь Е, и снова появилась у своего источника.

Повторение воспоминаний позволило Цянь Е медленно осознать истинную огневую мощь выстрела. И хотя тот был чрезвычайно мощным, Иден также должен был накопить достаточное количество энергии, чтобы начать атаку. Имей он возможность также стрелять в Туманном Лесу, то, возможно, ситуация бы обернулась иным образом.

Из этой атаки стало ясно, что Иден уже может использовать максимальный потенциал Дани Бездны. Было неясно, на какой удачный случай он наткнулся, но его демоническая сила достигла уровня маркиза.

Империя собрала достаточно подробностей об Идене во время битвы на Пустотном Континенте, и даже данные о его винтовке. Однако, судя по этому выстрелу, эта снайперская винтовка была ещё более мощной, чем утверждалось в отчетах. Возможно, потому что в прошлом Иден еще не мог показать истинную силу этого оружия.

Хотя Могила Сердца могла подавить Дань Бездны как с точки зрения огневой мощи, так и с точки зрения особых способностей, она одним выстрелом истощала Цянь Е и оставляла его в ослабленном состоянии. Такими темпами Иден успеет сделать еще три выстрела из своей снайперской винтовки. Следовательно, можно было сказать, что эти два орудия в данный момент были на равных.

К этому моменту Цянь Е уже закончил свой анализ сил Идена. Ему снова придется драться с этим демоном, чтобы выяснить конкретные подробности. Несмотря на то, что Иден подвергся последовательным атакам со стороны Тяньцин и Куанлань, его травмы не были серьезными. Так что, можно предположить, что он уже вернулся на поле боя — вот только никто не знал, когда он снова нападет.

Цянь Е снова открыл глаза и вновь расширил свое восприятие до предела, обращая внимание на все, что его окружало. Мысли Сун Цзынина это одно дело, но для Цянь Е самым важным в данный момент было найти мобильные отряды демонов, прячущиеся в пустоши.