Том 8. Глава 113. Чиновник четвертого ранга

В тот момент, когда таинственный демон сбежал, Цянь Е понял, что столкнулся с настоящей проблемой. Этот парень был крайне талантлив и в плане боевых искусств не уступал даже Чжао Цзюньду. Он определенно имел благородное происхождение, о чем свидетельствовали два использованных драгоценных предмета. Никогда ещё Цянь Е не видел подобной экипировки.

Хуже всего было то, что этот демон, казалось, не имел реального боевого опыта. Однако после такого проигрыша у него наверняка появится стимул взять себя в руки. Без сомнения, в скором времени у Цянь Е появится новый противник.

В этом отношении этот юноша был даже более страшен, чем Иден. Пускай последний и был талантлив, у него имелись явные пределы того, чего он мог достичь. Однако этот демон казался редким гением с безграничным потенциалом.

На этот раз Цянь Е удалось устроить противнику засаду, но убить его так и не удалось. Их следующая встреча на поле боя, вероятно, закончится тем, что Цянь Е окажется в куда менее выгодной позиции.

Поэтому после ухода Анвена он некоторое время колебался, но в конце концов решил пойти за беглецом. Молодой демон был ранен во многих местах, так что следы его, как бы далеко он не сбежал, найти будет просто.

Однако не успел Цянь Е уйти далеко, как почувствовал ледяной холод на своей шее!

Цянь Е остановился и медленно обернулся. Однако, несмотря на малую скорость, в его движениях не было никаких пробелов, а Восточный Пик был готов нанести удар в любое время.

Бай Кунчжао стояла менее чем в ста метрах от него.

Цянь Е нахмурился:

— Что? Передумала и таки решила сразиться со мной?

— Нет, я здесь, чтобы кое-что обдумать.

— Обдумать? — по мнению Цянь Е эта причина была слишком нелепой. Похоже, она даже не пыталась придумать должное оправдание.

Кунчжао появилась в настолько неподходящий момент, что в её невинность было крайне трудно было поверить.

Однако, девушка указала вдаль на костер, горевший под большим деревом. На ближайших ветвях висела простая палатка, едва способная защитить от дождя и ветра. Этот лагерь был простым, но не грубым, и, как можно было легко заметить, всё здесь было предназначено для полноценного ночлега. Цянь Е также был достаточно проницателен, чтобы заметить уже довольно давно зажженный огонь — Кунчжао явно не могла устроить всё это за минуту.

— Ладно, тогда не торопись. В последнее время в этом районе неспокойно, так что, возможно, тебе стоит поискать более безопасное место.

Цянь Е пытался тактично отогнать ее. Он не хотел, чтобы такая хаотичная переменная, как Бай Кунчжао, была рядом с ним, когда в округе бродили демоны.

Однако девушка, похоже, не поняла его намерений:

— Я хочу немного подумать. Возможно, я спрошу у тебя, если не найду ответа.

— О чем именно ты думаешь? — Цянь Е стало немного любопытно.

— Расскажу потом.

Юноша пожал плечами. Он не стал настаивать, и, окинув взглядом её лагерь, развернулся и ушел. Эта задержка уничтожила всякие надежды на поимку демона, но, по правде говоря, шансы были ничтожны даже без её появления.

После некоторых раздумий Цянь Е решил вернуться в Южную Синеву и рассказать Сун Цзынину о молодом демоне. Присутствие Идена могло быть большой проблемой, но статус этого юноши, вероятно, был выше, чем у небезызвестного снайпера. У такого благородного отпрыска явно должны быть телохранители, и поэтому Цянь Е должен был убедиться, что Цзынин достаточно осторожен.

Полдня пролетело в мгновение ока, и над горизонтом уже виднелась Южная Синева. В этот момент Цянь Е вдруг вспомнил одну особенность, которая никак не выходила у него из головы: с тех самых пор как он встретил Бай Кунчжао, девушка никогда по-настоящему не разбивала лагерь. Она была похожа на дикого зверя, способного использовать природный ландшафт в своих интересах, не оставляя никаких искусственных следов. Вот почему её так трудно было выследить. Когда Цянь Е устраивал за ней погони в далеком прошлом, он всегда возвращался с пустыми руками.

Когда это она начала разбивать лагеря?

Цянь Е самоуничижительно рассмеялся. Возможно, эта палатка, оставленная каким-нибудь неудачливым наемником, была всего лишь удобным оправданием.

Южная Синева была столь же оживленной, как и раньше. Лагеря наемников были почти закончены, оставались только мастерские и склады. Первоначальная планировка города не могла поддерживать новые застройки, и поэтому для этой цели был выделен новый район в северо-западной части города.

Когда Цянь Е ушел, в этом районе ещё ничего не было — только несколько десятков человек, осматривающих землю. Всего за несколько дней очертания четырех оружейных башен поднялись из земли, выровненной тысячами рабочих. Помимо обычных строителей на площадке присутствовала почти сотня наемников, ускорявших процесс.

Сун Цзынин стоял в наблюдательном пункте, держа в руках толстую кипу чертежей и переводя взгляд с бумаги на площадку перед собой. Увидев Цянь Е, он сразу же начал махать рукой.

Тот ускорил шаг и быстро подошел к другу. Цзынин с улыбкой указал вперед:

— Ну как тебе? Даже не узнать, правда? Отныне это будет новая промышленная зона города.

Глядя на тысячеметровую площадь перед собой, Цянь Е удивленно спросил:

— Что именно вы строите на столь большой площади?

Седьмой юный мастер рассмеялся:

— Фабрику воздушных кораблей!

— Вы умеете строить воздушные суда? — удивился Цянь Е.

— Тяжелая Промышленность Нинюань может строить их, но только самые простые модели. После того, как я полностью освою использование нового сплава, мы сможем начать строить военные корабли.

Строительство даже самых примитивных кораблей уже могло потрясти все нейтральные земли. Ранее во всем регионе Восточного Моря не было ни одной фракции, способной их строить. Такие важные компоненты, как кинетические паруса, двигатели и системы контроля полета приходилось импортировать из Вечной Ночи или Империи. Обе фракции, с другой стороны, ограничивали экспорт, чтобы держать флот нейтральных земель в узде.

— Погоди-ка, ты что, собираешься вот просто так построить завод по производству воздушных кораблей? Будут ли другие силы просто сидеть сложа руки и наблюдать?

Цзынин закрыл чертежи и раскрыл складной веер:

— А что еще они могут сделать? Я уже распространил слух, что буду принимать заказы от всех крупных держав после завершения строительства. Зачем им драться за флот, если они могут просто купить его? Даже если есть те, кто захотят остановить нас, другие фракции не будут стоять в стороне. Что бы они ни хотели сделать, им придется подождать, пока строительство не будет завершено. Иначе они ничего не получат, если я просто остановлюсь на середине.

Цянь Е нахмурился. Ему всё ещё сложно было во всё это поверить:

— Неужели и Империя просто закроет на это глаза?

Цзынин указал на стоянку перед домом:

— Я не строю простую корабельную фабрику, я строю мастерскую по ремонту судов. В нейтральных землях их десятки, если не сотни, как Империя собирается контролировать нас?

— Ты… ладно, всё в порядке, — Цянь Е потерял дар речи.

— Пф! Просто мелкие фокусы с терминологией. Вы виновны в том, что обманываете императора! — позади двоицы раздался полный достоинства голос.

Цянь Е оглянулся и увидел, что к ним приближается величественный мужчина средних лет. Его поведение было необычным и впечатляющим. Очевидно, походка этого чиновника, который уже долгое время служил при суде, была на грани совершенства.

Такие фигуры довольно часто встречались в многих правящих ведомствах Империи, но было довольно странно, что одна из них взяла и появилась на нейтральных землях.

Как человек, рожденный в армии, Цянь Е никогда не встречался с глазу на глаз с гражданскими чиновниками. Он повернулся к Цзынину и спросил:

— Откуда взялся этот парень?

От этих довольно невежливых слов лицо чиновника стало пепельно-серым. Седьмой Сун хихикнул, прикрыв рот веером:

— Цянь Е, твои слова неуместны. Сир Ли Фан — чиновник четвертого ранга. Окажись он здесь на позиции, то был бы в двух рангах от того, чтобы быть администратором округа.

Цянь Е понимал основы правящей структуры Империи. Обычно для надзора за провинцией требовался чиновник второго ранга. Между вторым и четвертым рангами был разрыв всего в две позиции, но на самом деле это была огромная разница. Не говоря уже о двух, даже разница в один ранг редко когда преодолевалась. Сун Цзынин просто был вежлив со своими словами.

Ли Фан как раз собирался гордо поднять голову, когда Цянь Е спросил:

— Какова именно позиция этого сира Ли?

Цзынин ответил:

— Сир Ли отвечает за написание официальных советов при дворе — это работа, связанная с будущим Империи.

— О, пустая позиция без всякой власти? — удивленно спросил Цянь Е.

Теперь Ли Фан уже начинал вскипать:

— Т-ты, невежественный юнец! Что ты знаешь? Что за времена, вот раньше…

У Цянь Е не было терпения выслушать всё прошлое этого человека. Судя по его нынешнему состоянию, в его прошлом не было никакой славы. Поэтому Цянь Е прервал его и спросил Цзынина:

— Так откуда он здесь взялся?

Не в силах сдержаться, Ли Фан сказал:

— Не думайте, что можете нарушать нормы только потому, что находитесь на нейтральных землях. Ладно бы я ничего не видел, но теперь, когда я знаю, я ни за что не позволю этому случиться. Как только я вернусь к императорскому двору, я…

В этот момент Ли Фан замер. Цянь Е и Сун Цзынин оценивали его со злобными ухмылками на лицах. Ли Фан почувствовал, как по спине его пробегает холодок:

— Вы двое, что вы собираетесь делать?

Цянь Е не обратил на него никакого внимания. Он просто повернулся к Цзынину и сказал:

— Скажи, как может человек, что даже не воитель, вот так вернуться к императорскому двору?

— У него есть сопровождающие. Всё в порядке, они достаточно сильны, — серьезно сказал Седьмой Сун:

— Может ли чиновник четвертого ранга иметь достаточно мощный эскорт? — кротко спросил Цянь Е.

— В имперской системе вполне допустимо, чтобы чиновник четвертого ранга был назначен адъютантом генерала. Просто военные правила гласят, что он должен быть воителем. В противном случае можно довольно легко погибнуть в экспедициях.

Цянь Е кивнул:

— Похоже, господин Ли не нуждается в сопровождении генерала. Но гвардейцев на уровне генерал-лейтенантов и графов мы убили немало, не так ли?

Цзынин бесцеремонно ответил:

— Это всё ты, ко мне это не имеет никакого отношения.

Ли Фан, слушая этот разговор, только сильнее злился. Наконец, он понял одну вещь — эти двое молодых людей действительно могли помешать ему вернуться в Империю.