Том 8. Глава 137. Лучший подарок

На границе Восточного Моря бушевала метель.

Куски льда и гравия в этом ветре были не менее разрушительны, чем обычные пули. И даже имея неплохое зрение, человек едва сумеет углядеть что-нибудь в десятке метров перед собой — дальше мир становился похож на безграничное белое пространство. Самую большую опасность здесь несли пространственные разрывы, невидимые невооруженному взгляду.

Одинокий силуэт шел по заснеженной равнине. Его шаг не казался быстрым, но был тверд и устойчив. Всего за полдня силуэт пересек половину этого белого ландшафта.

Человек снял капюшон, встав посреди заснеженной равнины, и огляделся. Эти почти идеальные черты лица принадлежали Цянь Е. Лицо древнего вампира, запятнанное оттенком печальной красоты, казалось ещё более трогательным в этом мире ветра и снега.

Даже Око Правды Цянь Е толком ничего не могло сделать на границе земель, поскольку та была окутана бурями изначальной силы. За этими пустотными бурями простирался хаос, выглядевший одинаково в любом направлении.

Однако в этой таинственной темноте Цянь Е ясно чувствовал свою цель. Он немного отдохнул, прежде чем продолжить свой путь по заснеженным равнинам.

Метель была крайне сильной. За снегом и ветром скрывались разрушительные турбулентности изначальной силы и пространства. Даже Цянь Е не мог ни ускориться, ни взлететь при таких обстоятельствах. Было бы невесело, занеси его в какую-нибудь пространственную пропасть.

Согласно словам Цзынина, это был ранний признак изначального прилива — перед великим затишьем наступал сущий хаос.

В конце концов, спустя неизвестное время, в его поле зрения появился знакомый воздушный корабль.

Своими острыми чувствами Цянь Е почти сразу же с появлением судна увидел и вампира-маркиза Джареда. Тот стоял на снегу и ветру, очевидно, ожидая его. Это не означало, что он сильнее юноши, а показывало, что Е Тун была в курсе прихода Цянь Е и послала маркиза его ожидать.

Этот жест вежливости содержал намек на очевидную холодность. Е Тун послала Джареда, явно не желая самолично видеться с Цянь Е.

Среброкрылый Маркиз поклонился, говоря:

— Госпожа просила меня встретить вас здесь.

Кивнув, Цянь Е достал ящик стола, который получил из богатств Линкен:

— У меня есть кое-что для нее. Не знаю, зачем и как оно используется, просто передай его ей.

— Слушаюсь, — невольно произнеся эти слова, Джаред понял, что теперь относится к Цянь Е с большим уважением. Он осторожно взглянул на юношу и спросил: — Что внутри?

— Понятия не имею, но, похоже, это хорошая штука.

— Тогда вы подразумеваете…

— Пусть считает это подарком, — Цянь Е наконец нашел подходящее оправдание.

— Хорошо, я обязательно передам ваши слова и представлю дар госпоже.

— Спасибо, — улыбнулся Цянь Е. Похоже, он хотел что-то сказать. У него было много мыслей, но не получалось выразить их словами. В конце концов, юноша развернулся и со вздохом ушел.

Джаред стоял на снегу. Только после того, как фигура Цянь Е скрылась в метели, он почувствовал облегчение. К своему великому потрясению, он осознал, что на этот раз немного боялся Цянь Е. Какого уровня силы он достиг, чтобы суметь запугать даже маркиза? А ведь прошло не так уж и много времени с тех пор, как он в первые увидел этого юношу.

Порыв ветра пробежал холодком по телу Джареда, напомнив ему, что Е Тун всё ещё ждала внутри. Не смея заглядывать внутрь, он обнял ящик и вернулся на корабль. Он положил предмет в большой зал и почтительно сказал:

— Госпожа, я принес его вам.

— Открой его, — голос Е Тун был спокоен, холоден и безразличен.

По пути сюда Джаред уже осмотрел внешние стенки ящика, но, как ни старался, не мог угадать, что внутри. Это еще больше разожгло его любопытство, но никакой храбрости в мире не хватит, чтобы вампир осмелился заглянуть в подарок Цянь Е для Е Тун.

Еще во время первой встречи Джаред догадался, что эти двое каким-то образом связаны. Но он чувствовал, что между его госпожой и Цянь Е существует непреодолимая пропасть, которую один талант просто неспособен восполнить. Эффект устрашения, произведенный на него принцессой вампиров, был даже сильнее, чем у принца.

Однако Джаред испытал некоторое потрясение, снова увидев Цянь Е. Последний нагонял Е Тун с таким темпом, что маркиз начал сомневаться в собственном здравом смысле. Неужели этот юнец действительно собирался сократить этот бездонный разрыв?

Но закон крови был неоспорим. Чем ближе вампир к Реке Крови, тем меньше оставалось свободных рядом с ним мест. Десятки тысяч лет истории доказали эту истину. Само существование Е Тун и её статус превосходили всякое воображение Джареда. Добавьте к ней ещё Цянь Е, и сможет ли Река Крови вместить столько экспертов?

Размышляя обо всем этом, Джаред изучал ящик комода, но не пришел ни к какому выводу. Он легонько ухватился за ручку и попытался потянуть ее, но та открылась сама собой.

Точно так же, как это было для Цянь Е, в зале всплыло маленькое черное солнце. Смертоносный черный свет причинял Джареду боль, и он не мог видеть ничего, кроме белой вспышки. Вампир не мог сказать, почему он ослеп, когда взглянул на черное сияние, но прекрасно осознавал его опасность.

В смятении он протянул руку, чтобы закрыть ящик, но пронзительный крик эхом раздался у него в ушах. Как будто миллионы озлобленных духов вскричали одновременно. Какое-то время он ничего не видел, ничего не слышал и словно тонул в мучительной боли. Джаред даже не мог сказать, где находится.

В этот момент ящик с тихим щелчком закрылся. Е Тун сделала свой ход.

Хотя ящик и был закрыт, черное солнце не рассеялось полностью. Из него вырвался сгусток света, попытавшийся пронзить воздух, но струйка крови появилась словно из ниоткуда и хлестнула по нему, забив до смерти — сияние было уничтожено. Черному клочку света удалось ускользнуть от Цянь Е, но он не мог избежать уничтожения от рук Е Тун.

Джаред, наконец, пришел в себя:

— Что это за штука?!

— А ты как думаешь?

Вампир погрузился в размышления:

— Насколько я понял, это высшая форма демонической стали. Что же касается того, почему испускаемая демоническая энергия так сильно резонирует с моей энергией крови, то я не могу этого объяснить.

— Это демоническая сталь, привитая древней демонической кровью, вершина жизненного пути демона. Для любого представителя их расы это сокровище стоило бы целой жизни усилий.

— Это полезно для нас, вампиров?

— Может быть да, а может и нет.

Джаред неуверенно посмотрел на ящик. Это было бесценное сокровище для демонов, но вампирам оно особой пользы не делало. Зачем Цянь Е рисковать ради того, чтобы принести Е Тун эту штуку?

— Что он сказал? — спросила Е Тун.

— Сир Цянь Е сказал, что это подарок для вас.

Е Тун вздрогнула.

— Подарок? Это?

— Да.

Принцесса вампиров погрузилась в раздумья, явно озадаченная намерениями Цянь Е.

Джаред, казалось, о чем-то задумался. Выражение его лица лишь слегка изменилось, но это не ускользнуло от внимания Е Тун:

— О чем думаешь?

— Вероятно, теперь я знаю намерения Сира Цянь Е.

— Говори.

— Демоническая сталь не очень полезна для нашей вампирской расы, но её ценность огромна.

Само собой разумеется, что демоническая сталь вызвала бы огромный шум, появись она на рынке. Все кланы демонов будут готовы на что угодно, чтобы заполучить её.

— У сира Цянь Е должны быть и другие предметы, более полезные для вампиров, но они не так ценны, как эта демоническая сталь. Этот подарок может быть не самым подходящим, но это лучшее, что он может предложить.

— Хм, ну и чушь! — Е Тун не казалась такой уж счастливой.

* * *

Цянь Е ещё не ушел далеко. Он сидел, скрестив ноги, на вершине горы, размышляя посреди ветра и снега. Юноша не мог видеть линкор на таком расстоянии, и Е Тун также не могла его почувствовать. Для Цянь Е было вполне достаточно просто знать, что она находится в этом направлении.

Яростный ветер, лед и гравий стучали по телу Цянь Е, но он оставался неподвижным, как каменная скульптура. Он был полностью сосредоточен на предстоящей схватке с Ло Бинфэном.

Бесчисленные симуляции битвы проносились в его голове, но все они заканчивались для Цянь Е мгновенным поражением. Разрыв в силе определенно был одной из причин, но основным фактором было то, что Взгляд Смерти Ло Бинфэна просто слишком силен. Назвать его так определённо было преувеличением, но даже Цянь Е застынет на долю секунды, прежде чем сумет вырваться. Что же касается ущерба, причиненного самой способностью, то для несокрушимого тела юноши он был в буквальном смысле незначителен.

Однако мгновения уже достаточно, чтобы Ло Бинфэн убил его полдюжины раз подряд. В этом аспекте эта способность чем-то походила на Око Контроля.

Цянь Е попытался использовать последнюю, чтобы контратаковать, но оказался слишком слаб, чтобы сдержать божественного воителя.

Результаты его мысленных битв показали, что кто-то должен был блокировать Ло Бинфэна в тот самый момент, когда Цянь Е окажется поражен Взглядом Смерти.

Однако юноша также обнаружил, что с этими воображаемыми битвами в принципе что-то не так — он без какой-то явной причины слишком быстро проигрывал. Эти симуляции были не просто воображением — они опирались на воспоминания и чувства Цянь Е во время последней встречи с Ло Бинфэном.

Тогда в него напрямую попала способность городского лорда, и спасся Цянь Е только благодаря Тяньцин. Если вспомнить, то способности Ло Бинфэна кажутся немного чрезмерными.

Должно быть, виной всему было некое внешнее вмешательство, которого Цянь Е тогда не почувствовал. Оно было несколько похоже на искусство Трёх Тысяч Листьев Цзынина.

Цянь Е сразу же вспомнил женщину подле Ло Бинфэна — она казалась слабой, но, вероятно, была крайне способным экспертом в прорицании. Жуй Сян выбрал её в качестве мишени, скорее всего, не только ради того, чтобы отвлечь Ло Бинфэна — так что старик мог утаить кое-какие сведения.

У Цянь Е же сложилось хорошее впечатление о Ло Бинфэне. Этот лорд Звука Прибоя был чрезвычайно могущественным, верным своим словам и преданным человеком, истинным образцом подражания для нынешнего поколения. К несчастью, люди этого мира пред лицом общей большой картины казались муравьями. Обе стороны не могли избежать смертельной схватки. Только такие презренные люди, как Жуй Сян, чувствовали себя куда комфортнее в беспокойные времена, когда выгода текла сразу от обеих партий.

При мысли об этом у Цянь Е внезапно возникла идея. Если они могли работать с Жуй Сяном, почему бы не взять и не договориться вместо этого с городским лордом, убедив его временно отдать проход? Сейчас было совершенно очевидно, что Чжан Бучжоу намеревается избавиться от Ло Бинфэна, и городской лорд, будучи человеком неглупым, определённо должен был догадаться об этом.

Однако вскоре Цянь Е покачал головой. Он знал характер городского лорда. Этот мужчина никогда не станет предателем, пока Чжан Бучжоу сам не обнажит меч.