Том 8. Глава 162. Бесстыжие

Эта сцена была крайне неловкой. На мгновение Цянь Е не мог решить, стоит ли ему притвориться глухим и слепым или нет.

Видя, что юноша завис, Куанлань добавила:

— Я не могу сделать это сама.

Её спокойный голос принес Цянь Е некоторое облегчение. Он понимал травмы Куанлань больше, чем кто-либо другой — одно небольшое действие, вероятно, повлияет на рост нескольких костей, не говоря уже о боли. Возможно, ему даже придётся соединять некоторые переломы заново, и это будет ещё более неловко.

Поэтому Цянь Е протянул руку…

Закончив, они сели лицом к лицу.

— Где мой меч?

— Я его не видел. Вероятно, он упал где-то в другом месте.

Куанлань слегка нахмурилась:

— Этот меч особенный, и будет лучше, если мы его поскорее найдём. Как далеко мы от места моего приземления?

Цянь Е покачал головой:

— Лучше не стоит, по крайней мере не сейчас. Я почувствовал острую опасность рядом с тем местом, почему и принёс тебя сюда.

Куанлань кивнула:

— Если даже ты чувствуешь там угрозу, я не смогу справиться с ней даже после того, как полностью исцелюсь. Конечно же при условии, что мы не будем сотрудничать.

— Давай обсудим это после того, как тебе станет лучше.

Согласившись, девушка сказала:

— Расскажи мне об этом месте поподробнее, тут всё такое странное. Нет ничего, что могло бы объяснить наличие такой гравитации.

Цянь Е рассказал о некоторых своих находках и событиях недавней ночи. Естественно, он пропустил процесс лечения юной мисс, но общую информацию о том, как они пережили холодную ночь, донести было крайне необходимо.

— Значит, если мы сегодня не найдем ничего подходящего для охоты, то не сможем пережить ночь?

Цянь Е честно кивнул.

— Дай мне час, — сказала Куанлань.

— Хорошо, я присмотрю за тобой.

Девушка закрыла глаза и сосредоточилась на таинственном искусстве. Через несколько мгновений над её головой возник сгусток энергии меча. Нити ледяной ауры вышли из её тела, конденсируясь в ледяные иглы, вытянувшиеся по всей площади тела. Аура Куанлань начала с ненормальной скоростью расти, доказывая всю силу её искусства.

Внезапно её лицо вспыхнуло, а тело задрожало. Куанлань издала тихий стон, и её аура погрузилась в хаос. Цянь Е одним шагом подошел к девушке сзади, готовый в любой момент прийти на помощь.

Куанлань указала пальцами вверх, после чего из их кончиков полился холодный поток энергии, окативший фигуру девушки ледяными каплями. Она задрожала от холода, и румянец на её лице несколько спал. Она посмотрела на Цянь Е и сквозь стиснутые зубы произнесла:

— Это все твоя вина!

Цянь Е был озадачен. Он понятия не имел, как с ним связан её недостаток сосредоточенности, но юная мисс, похоже, не намеревалась что-либо объяснять. Из-за этой незначительной неудачи прошло немного больше времени, прежде чем она, наконец, закончила сеанс культивации.

Она присвистнула, втягивая холодную энергию вокруг себя, и встала:

— Теперь я в порядке, пойдем поохотимся! Ух…

На мгновение она забыла о дырах в броне. Теперь, когда Куанлань стояла вертикально, из-за необходимости противостоять высокой гравитации её тело было сильно напряжено. Оттого широкие движения снова заставили её грудь оголиться.

Куанлань покраснела, насильно подавляя раздражение. Она свирепо посмотрела на Цянь Е, говоря:

— У тебя нет никакой одежды?

— Ах, да, точно! — только сейчас юноша пришел в себя, быстро снял одежды и передал их Куанлань. К счастью, двоица особо не отличалась друг от друга телосложением. Броня Цянь Е была немного великовата для Куанлань, но на её движения это никак не влияло.

Девушка взглянула на Цянь Е, облаченного теперь в один слой внутренней брони, и тяжело вздохнув, спросила:

— У тебя нет другого комплекта?

— Нет, — честно ответил Цянь Е.

Куанлань была беспомощна. Она прекрасно понимала ценность пространственных инструментов. Знала, что никто не станет заполнять их несколькими комплектами одежды или брони. Да даже захоти кто-нибудь это сделать, место для этого очень вряд ли будет достаточно.

Все, что она могла сделать, так это сделать шаг назад и спросить:

— У тебя есть меч? Дай мне один.

Цянь Е по привычке достал Восточный Пик, но после некоторых раздумий убрал его обратно и передал Куанлань полуметровый вампирский клинок.

Та закатила глаза и бесцеремонно спросила:

— Почему ты не дал мне вот тот меч? Давая мне эту паршивую хрень, ты хочешь намекнуть, что я недостаточно хорошо им владею?

Цянь Е терпеливо объяснил:

— Этот клинок довольно хорош, просто используй его пока приходится. Этот меч же — моё собственное оружие, он тебе действительно не подходит.

— Не подходит? Мне? Хa! Вот это уже смешно. Этот юный мастер уже много лет практикуется в искусстве меча и впервые слышит об орудии, которым не может владеть. Отдай его мне! — видя, что Цянь Е не движется, девушка протянула руку, готовясь схватить амулет на шее юноши.

Цянь Е крайне высоко ценил Тайное Пространство Андруила и придавал ему ещё большее значение, чем Восточному Пику. Поэтому, когда Куанлань потянулась к нему, юноша инстинктивно поймал её руку и попытался перехватить девушку за шею сзади.

Куанлань и представить себе не могла, что она проиграет всего за один ход. После короткого оцепенения она процедила сквозь стиснутые зубы:

— Я просто прошу твой меч, почему ты такой скупой?

Цянь Е стало немного не по себе, поэтому он достал Восточный Пик и воткнул его в землю перед юной мисс.

Хмыкнув, Куанлань схватилась за рукоять и потянула. Вот только черный меч не сдвинулся с места! Сильно удивленная, она направила свою изначальную силу и потянула клинок с большей силой. На этот раз Восточный Пик немного приподнялся вверх, но вскоре снова опустился и ушел в землю.

В этом мире он весил около десятка тонн, и раненая Куанлань даже не могла сдвинуть его с места.

Губы девушки дрогнули. Ей хотелось вскричать: «почему этот проклятый меч такой тяжелый?!», но она не могла заставить себя сделать это, так как уже изрядно пристыдилась двумя неудачными попытками. Она глубоко вздохнула, готовясь потянуть меч изо всех сил.

Цянь Е больше не мог на это смотреть. Он надавил на её руку, говоря:

— Ты еще не исцелилась. Мне придется снова лечить твои кости, если ты будешь настаивать на столь глупых действиях.

Куанлань при упоминании её травм снова покраснела. Она молча отдернула руку и смотрела, как Цянь Е поднял Восточный Пик и убрал его в пространственный инструмент. Весь процесс казался несложным, словно в руках юноши было самое обычное оружие.

В этот момент Куанлань вздохнула:

— Наконец-то я поняла, почему эти люди из военного ведомства не могут с тобой разобраться. Если ты даже таким мечом орудовать можешь, то, вероятно, во всём молодом поколении Империи не найдётся никого, кто сумел бы сравниться с тобой в физической силе. Когда-то я действительно хотела сразиться с тобой насмерть, но если бы действительно пошла на это, но, наверное, погибла бы сама.

Цянь Е покачал головой:

— Я не убью тебя.

— Хм! Есть ли что-нибудь, чего ты не сделаешь? — произнеся эти слова, Куанлань поняла, что совершила ошибку. К счастью, Цянь Е, похоже, не обратил на это внимания.

Цянь Е сунул вампирский клинок ей в руку:

— Попробуй и посмотри, подходит ли он тебе.

Куанлань сделала пару движений:

— Неплохо, качество довольно хорошее. Но… это вампирский клинок, верно?

Цянь Е кивнул:

— Это старое оружие, которым я пользовался раньше. Теперь оно мне не нужно, поэтому я оставил его в качестве запасного варианта.

Куанлань взглянула на Цянь Е и серьезно спросила:

— Вампирский кинжал в качестве запасного оружия, ты действительно вампир?

— Многие видели мое ядро крови в Неукротимом. Такое не подделаешь, — спокойно ответил Цянь Е.

— Оставим это на потом. Пошли охотиться, пока я в хорошем состоянии.

Кивнув, Цянь Е вышел из пещеры вместе с Куанлань и начал исследовать окрестности вдали от озера.

После того как двоица пересекла несколько холмов, перед ней открылась большая долина. В центре её располагалось маленькое озеро, окруженное редкими деревьями. Глаза Куанлань загорелись:

— Там есть вода. Возможно, поблизости водятся какие-нибудь звери или рыбы. Довольно странно, что мы до сих пор не видели ни одного живого существа.

— Неподалеку от места твоего падения есть большое озеро. Я подозреваю, что там живёт чрезвычайно могущественный зверь и район поблизости — это его территория. Вот почему мы не нашли никаких животных. Собственные владения — это хорошо, но и есть ему что-то нужно. Что этот зверь будет употреблять в пищу, если на столь большой территории вокруг его логова ничего не останется?

У Цянь Е не было ответа на этот вопрос, да и Куанлань лишь вкратце прокомментировала его измышления. Переговариваясь, они сделали окончательные боевые приготовления и сжали свои ауры, когда приблизились ко входу долины.

На границе леса, из-за деревьев, выскочило маленькое белоснежное существо. Этот зверь был круглым, низкорослым и скакал над землёй, как ветер. В следующее мгновение сзади появилось ещё три похожих существа. Они были гораздо крупнее и быстрее — самый сильный из них резво догнал беглеца и пригвоздил его к земле.

И как раз в тот момент, когда Цянь Е уже ожидал увидеть, как белоснежное существо потеряет свою жизнь от смертельного укуса, более крупный белый зверь оседлал пленника и начал спариваться. Тем временем два снежных зверя позади начали сражаться друг с другом за очередь в пиршестве.

— Как эти твари могут быть такими бесстыдными! Убей их! — яростно воскликнула Куанлань.

— Возможно, именно так они и выживают, — ухмыльнулся Цянь Е.

— Разве ты не собирался охотиться? Тут добыча прямо перед тобой стоит! Если ты этого не сделаешь, то сделаю я!

Цянь Е покачал головой и направился к белоснежным зверям. Его пальцы выпустили три кровавые нити, поразившие самцов, но оставившие в живых самку. Нити сразу же после нападения вернулись в Цянь Е, неся в себе небольшое количество эссенции крови. Юноша вдруг почувствовал, как в него вошло три огненных шара — с громким грохотом кровь в его жилах закипела.

Эти звери были не очень большими, да и сила их была довольно посредственной. Однако кровь их по своей чистоте и насыщенности почти превосходила оную у виконта.

Цянь Е требовалось время, чтобы переварить всю полученную эссенцию крови, и поэтому он стоял неподвижно, сосредоточившись на процессе.

Увидев, что трое самцов мертвы, самка вскочила. Она обнюхала их тела, чтобы убедиться в действительности их смерти, а затем побежала обратно в лес. Там она издала пронзительный крик, эхом разнесшийся по долине.

Несколько теней мелькнуло в деревьях — это ещё два существа мужского пола выбежали наружу. Самка снова повернулась и бросилась бежать, но вскоре была поймана и под жалкие крики прижата к земле.

Куанлань потеряла дар речи. Все, что она смогла произнести, было яростное:

— Бесстыжие!