Том 8. Глава 164. Пытаешься сделать из меня врага?

Пока Цянь Е колебался, Куанлань сказала:

— Кажется, инстинктивное возбуждение проявляется только днем, так что тебе не нужно беспокоиться. И я говорю это не просто так.

— Ты знаешь, что я сделаю?

Голос Куанлань был спокоен:

— Я приму всё, что бы ты не сделал. Просто повтори предыдущую ночь.

— Может, мы сумеем сделать это по-другому… — Цянь Е глубоко задумался. Когда Куанлань была без сознания, он ещё относительно спокойно шел на спасение её жизни. Однако теперь, когда девушка бодрствовала, ей будет крайне трудно принять ту интимную позу.

— Не нужно, просто делай всё так, как было в прошлый раз, — решительно сказала девушка.

— Но…

— Никаких «но»! Я ещё не хочу умирать. Что касается всего остального, так как я уже испытала это однажды, второй раз не будет иметь никакого значения.

«Ещё как будет!» — подумал про себя Цянь Е.

И всё же слова Куанлань имели смысл — только самый тщательный подход мог обеспечить её безопасность. Оба они были лучшими гениями своего поколения, так что, имей они должную решимость, бояться было нечего.

— Хорошо. Тогда, эм… твоя одежда.

Куанлань не нуждалась в дальнейших инструкциях. Она начала снимать доспехи и вскоре предстала перед Цянь Е совершенно обнаженной. Она была довольно спокойна, несмотря на то, что все её интимные места были полностью открыты.

Цянь Е обнял её сзади:

— Расслабься, не сопротивляйся мне своей изначальной силой.

С первым ударом его ядра крови их ритмы вскоре начали биться в такт.

Ночь была тихой и постепенно только холодела. Два живых существа прижались друг к другу, но не в знак близости, а для выживания. Истинная жестокость этого мира становилась очевидной ближе к полуночи.

Слабый отблеск кровавого пламени отбрасывал тени на стены и простенькие окна. Два силуэта тесно переплелись друг с другом, отчего в этой тишине можно было услышать дыхание друг друга. Ритм их был отличен: дыхание Цянь Е постепенно становилось грубее, в то время как её дыхание становилось всё нежнее и дольше. Даже с учетом опыта предыдущей ночи активизировать биение сердца другого человека и его жизненную силу было столь же трудно.

Несмотря на то, что Куанлань пришла в сознание и теперь восполнила значительную часть своей изначальной силы, её внутренние раны никуда не делись и лишь очень немного зажили. Холодная ночь этого мира влияла в первую очередь на телесные функции и жизненную силу, отчего изначальная сила особой полезности не имела.

Похоже, Куанлань также заметила напряжение Цянь Е. Внезапно она повернулась и крепко обняла юношу, прижавшись к нему всем телом. Он был шокирован таким поворотом событий — интимность этой позы едва не пересекала тонкую грань. Если бы не предстоящая долгая холодная ночь, Цянь Е не был бы уверен, что сумеет сдержать свои порывы.

Несмотря на это, Цянь Е почувствовал явное облегчение после смены позы — именно её он принял в прошлый раз. К счастью, разворот, похоже, отнял большую часть сил девушки, и после этого она перестала двигаться.

Это всего лишь две ночи, но что будет в будущем? Куанлань, возможно, не сможет перенести местные тяготы в одиночку, даже когда оправится от своих ран. Окружающая среда Великого Вихря слишком неблагоприятна для человека, имевшего преимущество в ранге изначальной силы, а не в физической подготовке. Большая часть экспертов Империи сосредотачивалась на тайных искусствах, поэтому их физическая сила не была столь высока.

Если двое продолжат использовать этот метод, что-то рано или поздно да случится. Цянь Е не могла не беспокоить эта мысль. Если он выберутся из этого проклятого места живыми, как им потом друг на друга смотреть? Если люди прознают об их опыте, их будут ждать большие неприятности. Мало того, клан Ли определённо будет преследовать своего обидчика за нанесенный ущерб престижу, не говоря уже о сестре-императрице. Даже идиот поймёт, что лучше не провоцировать женщину, способную отнять у Принцессы Чжао место императрицы.

Полночь, наконец, прошла, сняв занавес мучительной тишины.

С уменьшением нагрузки дыхание Цянь Е постепенно нормализовалось. Кровавое пламя больше не дрожало и теперь ровно горело стабильным потоком.

Именно в этот момент Куанлань сказала:

— Давай… сделаем это.

— Что? — Цянь Е с трудом верил своим ушам.

— Ты понял, о чём я, — и Цянь Е действительно понял.

— Это… как-то неправильно? — Цянь Е старался говорить как можно тактичнее. Благодаря учению Цзынина он понимал, насколько трудно иметь дело с женщинами и особенно такого рода просьбами — одно неверное действие может обратить любовь в ненависть и сделать друзей злейшими врагами.

— В этом нет ничего неправильного, — Куанлань была неожиданно спокойна, а её голос столь же холоден, как энергия её меча: — Скоро наступит день, и он может оказаться отнюдь не безопаснее ночи. Просто мы никогда и не сталкивались с настоящей опасностью. Я не хочу потерять себя из-за инстинктивных побуждений во время исследования этого мира. И поскольку рано или поздно мы потеряем над собой контроль, давай сделаем это сейчас, чтобы днём чувствовать себя увереннее. Сейчас я полностью в своём рассудке. Я не хочу делать это из-за какого-то низменного инстинкта, как какие-нибудь звери.

Цянь Е, чувствовал, как начинает болеть его голова, и попытался утихомирить девушку:

— Не волнуйся. Ты сейчас ранена, но, как только поправишься, легко возьмешь над телом контроль. Я сам уже немного приспособился к этому месту. Будь уверена, я помогу тебе сохранить рассудок днём.

Куанлань пристально посмотрела в глаза Цянь Е:

— Почему ты мне отказываешь?

Цянь Е вздохнул:

— Воистину, очень немногие люди могут отказать тебе, но у меня уже есть та, кого я люблю. И я не хочу предавать её ни при каких обстоятельствах.

— Е Тун?

— Да.

— Ты собираешься присоединиться к Вечной Ночи?

— Конечно нет. Да и, на самом деле, это не имеет никакого значения, присоединюсь я к ним или нет, не так ли? Империя во мне не нуждается. «Те, кто принадлежит к другой расе, всегда будут иметь предательские мысли» — эти слова говорят не просто шутки ради.

— Империи, может, и всё равно, но не нам. К тому же, всё тогда было подстроено военным ведомством, и им до сих пор даже не удалось навести за собой беспорядок.

Цянь Е рассмеялся:

— Этот беспорядок, вероятно — я.

Рука Куанлань скользнула вниз по спине Цянь Е:

— Не думаю, что кто-то сможет разобраться с таким беспорядком.

— Куанлань, ещё не рассвело.

— Ты что, пытаешься сделать из меня врага? — беспечно спросила девушка.

— Конечно же нет.

— Насколько я понимаю, твой дневной контроль будет даже похуже моего. Раз так, почему бы не сделать это сейчас? Или ты будешь чувствовать себя спокойнее только если найдёшь оправдание получше? — слова Куанлань были остры как лезвия.

— Мы обсудим всё, когда придет время. Всегда есть последний момент, не так ли? — Цянь Е криво усмехнулся.

— В конце концов, всё равно это бесполезно, — с этими словами девушка замерла, позволив юноше вздохнуть с облегчением.

Когда долгая ночь, наконец, прошла и наступил рассвет, двое разошлись, чтобы переодеться. Атмосфера между ними стала несколько более тонкой после пережитой ночи.

Теперь, когда у них было достаточно мяса и воды, изучение окрестностей стало первостепенной задачей. Имея достаточно свободного времени перед охотой, Цянь Е начал расспрашивать у спутницы о Великом Вихре и, самое главное, о том, как выбраться из него.

— Великий Вихрь — это иной огромный мир, что было доказано нашими предшественниками. В прошлом проход всегда открывался в одну и ту же область. Мы и эксперты Вечной Ночи рассредоточиваемся от этой отправной точки, а затем каждый сам пытается найти собственную судьбу, параллельно собирая как можно больше ресурсов. Затем мы ожидаем следующего открытия прохода и возвращаемся в Империю.

— Значит, мы должны вернуться туда, откуда пришли? Но прохода, через который мы вошли, больше нет.

Куанлань беспомощно кивнула:

— Вот в чем истинная опасность прохода через нейтральные земли — туннель не непрерывен. Он достигает Великого Вихря только в этот период времени, и между открытиями присутствуют многочисленные разрывы. Попасть в такой разрыв всё равно что пытаться трусцой бегать по пустоте — глупо и бесполезно.

— Тогда как мы можем подтвердить, что это и есть Великий Вихрь?

— Это невозможно подтвердить, но мы должны быть в нужном месте. Просто я понятия не имею, в каком регионе мы находимся.

— Как ты можешь быть так уверена?

— Моя сестра и лучшие мастера прорицания Империи рассчитали, что проход приведет только к Великому Вихрю.

Цянь Е и представить себе не мог, что Императрица Ли окажется знатоком прорицаний. Однако было логично, что столь значимая фигура клана, специализировавшегося на гадании, окажется талантлива в этом отношении.

Цянь Е нахмурился:

— Тогда как же мы вернемся?

— Есть два способа. Первый — прорваться сквозь пустоту и вернуться тем же путем, каким мы пришли.

По мнению Цянь Е этот метод был просто неосуществим. Не говоря уже о том, чтобы насильно прорваться сквозь пустоту, даже открыть пространственный проход могли одни лишь небесные монархи. Одного того факта, что этот проход был прерывистым, хватало, чтобы отказаться от возвращения через него. Уже испытав это однажды, Цянь Е понимал, что не сумеет различить направление в хаотичном пространственном тоннеле.

К счастью, Куанлань не собиралась держать его в напряжении:

— Другой способ — найти имперскую базу у входа и ждать следующего открытия там.

Это был вполне правдоподобный план, но трудность заключалась в том, как и где найти это место.

Куанлань отрезала часть деревянной доски и начала рисовать на ней:

— Это карта земли Великого Вихря, находящейся под контролем клана Ли. Если нам посчастливится попасть в эту зону, то и главную крепость отыскать труда не составит.

Схематичная карта выглядела довольно странно. Горные хребты, расщелины и реки казались особенно извилистыми, отчего резко контрастировали с обычными ландшафтами Империи и Вечной Ночи. Но несмотря на плотный ряд отметин, Цянь Е просто не мог найти ни одного знакомого ориентира.

Однако юноша уже видел подобную географическую схему раньше. Вспомнив об этом, он выудил свиток с рисунком и передал его девушке:

— Взгляни-ка на это.

На лице Куанлань отразилось потрясение:

— Пастбище Внуков Неба! Это же карта владений Дома Сун в Великом Вихре! Действительно, это же главная отрасль работы клана. Как иначе они смогли бы разбогатеть, не пожиная стабильного дохода отсюда на протяжении многих десятилетий?