Том 8. Глава 165. Следы

— Это карта территории клана Сун? Почему она намного меньше вашей? — озадаченно спросил Цянь Е.

Куанлань закатила глаза:

— Ты забыл, кем является моя сестра? Большая часть земель, контролируемых императорским кланом, была добавлена к этой карте. Но где же ты добыл свою?

— Цзынин, прежде чем столкнуть меня в проход, всучил мне этот свиток в руки.

Куанлань заскрежетала зубами при упоминании о Седьмом Суне:

— Я бы не оказалась в такой ситуации, если бы не этот ублюдок. Хм! Рыбак рыбака видит издалека. Ты с ним каждый день проводишь, так что сам, небось, хорошего человека из себя только строишь.

Цянь Е теперь был озадачен ещё сильнее:

— Что он такого сделал, что ты его так возненавидела?

— Спроси его сам! — бесцеремонно крикнула девушка. Она бросила взгляд на Цянь Е и затем добавила более мягким тоном: — Ты дурак, даже не знаешь, что против тебя плетут интриги.

Цянь Е все еще не мог понять услышанного:

— Как он может замышлять что-то против меня?

Куанлань резко захотелось посильнее укусить Цянь Е:

— Спрашивай у него сам. Ко мне за ответом идти бесполезно.

Судя по настроению Куанлань, подробностей от неё не дождешься. Поэтому юноша не стал дальше настаивать на своём. Будет ещё хуже, если лишнее эмоциональное возбуждение воспламенит её инстинкты. Цянь Е не солгал ей, когда сказал, что ему будет трудно отказать юной мисс днем. Её прекрасное, нежное, но сильное тело, а также длинные ноги, способные сокрушить любого мужчину, мешали здравости рассудка Цянь Е.

Похоже, Куанлань также не хотела продолжать разговор, поскольку она полностью погрузилась в сравнение двух карт. К счастью, у территории Дома Сун, территории семьи Ли и земель императорского клана было много пересечений. Несколько минут спустя девушка смогла объединить две карты в одну и отдала полученный результат Цянь Е на изучение. Она сама, также потратив время на запоминание информации, затем уничтожила и дощечку, и свиток. Юноша не стал её останавливать — подобные карты обычно содержали немало секретов, которые не должны были попасть в руки посторонним.

Закончив работу, Куанлань поднялась на ближайший холм:

— Выбери направление.

— Направление?

— Там, где, как тебе кажется, мы получим хороший урожай.

— Откуда мне знать? — спросил Цянь Е.

— Просто притворись, что знаешь искусство прорицания. Попробуй почувствовать, где торчит хвост нашей удачи.

— Но я не знаю никакого искусства гадания.

— Я же сказала, притворись! Вперёд!

Цянь Е от беспомощности начал водить глазами по сторонам света и концентрироваться на ощущении… чего-то. Для него такой подход ничем не отличался от движения вслепую. Как он вообще мог что-то чувствовать? На крайний случай, если ничего не найдёт, юноша решил выбрать случайное направление. По крайней мере пока они не приблизятся к гигантскому озеру, всё будет хорошо.

Однако, дабы убедиться, что он сделал всё от себя зависящее, Цянь Е активировал Око Правды и просканировал местность во всех направлениях. Сердце юноши екнуло, когда он посмотрел в одну сторону, и его охватило непреодолимое желание немедленно броситься туда.

— Туда, — Цянь Е указал вперед.

— Ты действительно что-то почувствовал? — Куанлань это показалось странным.

— Не знаю, как объяснить, но мне кажется, что там что-то должно произойти.

— Ладно, пойдем посмотрим, — девушка подняла свой клинок и последовала за Цянь Е.

Пройдя несколько холмов и долин, двоица увидела извилистую реку. Вода в ней текла тихо и ровно, а на другом её берегу гостей встречал лес. Тот был спокоен, полон зелени и жизненной силы. Вдали виднелась высокая горная гряда с едва видимыми пепельными вершинами, выступающими из облаков и уходящими вдаль.

Куанлань при виде воды насторожилась — даже рыбы из маленького озера хватило, чтобы ранить Цянь Е. А уж кто прячется в водах этой длинной реки, тем более тайна. Стоит в принципе начать с того, что Куанлань не имела опыта водных сражений, а с её текущим состоянием дела пойдут только хуже.

Глядя на другой берег, Цянь Е нахмурился:

— У меня такое чувство, что нам нужно проверить другую сторону.

— И как мы переправимся?

— Построим лодку, — ответ Цянь Е был прост и лаконичен.

Юноша сказал, что они построят лодку, но по факту они всего лишь сбили несколько деревянных досок вместе в виде плавучего короба. Река не была широкой — с их навыками они могли пересечь её даже с двумя кусками дерева размером с ладонь. Однако Цянь Е решил делать всё по безопасности, ведь только с надежной опорой они смогут справиться с неожиданными препятствиями реки.

Цянь Е столкнул деревянный короб в воду и вместе с Куанлань поднялся на борт «судна». Направляя изначальную силу под своей ногой, он начал вести лодку по воде к другому берегу.

Переправа прошла без сучка и задоринки, и оба исследователя благополучно сошли на берег. Куанлань внезапно указала в сторону:

— Смотри.

Вдалеке кто-то ловил рыбу!

Увидеть кого-то разумного в этом мире было куда более нервным событием, чем увидеть какого-нибудь зверя. Цянь Е со шлепком разбил лодку, и деревянные обломки понесло вниз по течению реки, в то время как он и Куанлань спрятались.

Зрение у Цянь Е было крайне сильным. Юноша, сфокусировавшись, мог разглядеть детали одежды человека, стоявшего от него в километре.

Тот был одет в рубашку из звериной шкуры, а из-под повязки у него на голове торчало несколько перьев. Кожа мужчины была редкого для Империи темно-коричневого цвета. Его открытые руки и ноги, покрытые черными волосами, внешне казались исключительно мощными и устойчивыми. В его руке покоилась удочка, а сам он, казалось, был полностью сосредоточен на рыбалке.

Судя по его одежде мужчины, Цянь Е был уверен, что он не из Империи и не из Вечной Ночи. Оставалось только два варианта: либо он потомок последней великой экспедиции, либо туземец.

Цянь Е решил пока не приближаться и просто продолжал наблюдать за рыбаком. Юноша и раньше общался с туземцами нейтральных земель, поэтому он знал, что чем опаснее мир, тем сильнее его аборигены. Было бы неразумно показываться без достаточной подготовки.

Мужчина сидел, как каменная статуя, такой же неподвижный, как и удочка в его руке. От такой неактивности можно было бы даже засомневаться, есть ли в реке рыба. Кроме того, у большинства существ в этом мире было шесть ног или даже больше, но этот туземец был двуногим, как и другие гуманоиды. Такая форма была во многом несовместима с этой средой с высокой гравитацией. Исходя же из этого критерия, самой подходящей для Великого Вихря расой, вероятно, были арахниды.

Вскоре из леса послышался шорох, и оттуда вышел ещё один человек. Он был высоким, мускулистым, а в росте доходил до двух с лишним метров. Новоприбывший, издавая громкие звуки, понесся к рыбаку.

В этот момент тот обернулся, открыв свое лицо — высокий нос, глубокие глазницы и пара темно-карих глаз. Если бы не большой рот и отсутствие бровей, его можно было бы счесть довольно красивым. Мужчина взволнованно встал и попытался убежать.

Однако в этот момент беглеца сильно ударило — видимые ударные волны прокатились по земле и достигли его ног. Рыбак издал жалобный крик, когда его подбросило в воздух. Не имея опоры, он был пойман преследователем еще до того, как успел приземлиться.

То, что произошло дальше, очень удивило Цянь Е.

Пара маленьких рук протянулась от ребер новоприбывшего, и уже в следующее мгновение четыре конечности сорвали с рыбака одежду и прижали к земле. Тот боролся изо всех сил, не желая подчиняться до самого конца. Четырехрукий ответил просто — выплюнув облако белого тумана прямо в лицо рыбака. Тот постепенно перестал сопротивляться и на его лице появилось страдальческое, но счастливое выражение. Четырехрукий человек победил.

Затем эти двое начали яростно совокупляться, катаясь по земле с огромной свирепостью и жестокостью.

С его наблюдательностью и способностью к суждению, Цянь Е мог уверенно сказать, что рыбак был мужчиной, в то время как жестокий дикарь был женщиной. Такого рода ситуация, когда самка была доминирующим полом, редко появлялась у высших видов — скорее это было распространено среди насекомых и им подобных. И Цянь Е, и Куанлань были удивлены внезапным проявлением грубой женщины, захватившей мужчину в плен.

Мощь ее топота тоже была необычайной, но, с другой стороны, в этом огромном мире всё было ненормально. Для такого удара потребовалась бы изначальная сила 13-14 ранга. И если эта четырехрукая женщина была всего лишь обычным аборигеном, значит, всё в её племени все находились как минимум на этом уровне — этот район был опасен.

Цянь Е обернулся и прошептал на ухо Куанлань:

— Была ли какая-нибудь информация о туземцах в записях семьи Ли?

Девушка покачала головой. Казалось, она хотела что-то сказать, но внезапно наклонилась и запечатала губы Цянь Е своими. К своему удивлению, юноша обнаружил, что она вся горит — лицо юной мисс раскраснелось, а сама она, находясь на грани слез, руками окутала Цянь Е и уже пыталась сорвать его одежду.

Цянь Е понятия не имел, почему она вдруг потеряла над собой контроль. Он тут же перевернулся и крепко прижал девушку к земле. Что же касается их губ, то он мог только следовать порыву Куанлань, чтобы она не издала ни звука.

Острые чувства Цянь Е немедленно уловили слабый рыбный аромат в воздухе. Внезапно его тело пришло в движение, словно воспламенившаяся бочка с порохом. «Большая» перемена произошла в его теле и «твёрдо» ударила по Куанлань. Та коротко вздрогнула и обвилась вокруг него подобно арахне.

Цянь Е поднял глаза к источнику этого запаха и увидел очень тонкую белую полоску, дрейфующую в воздухе. Похоже, белый туман четырехрукой женщины ветром сдуло к ним. Этот белый дым обладал крайне мощным действием, схожим с афродизиаком, отчего рыбак из непреклонного мужчины и превратился в зверя в горячке.

Почувствовав источник проблемы, Цянь Е ещё сильнее прижал Куанлань к себе. Он больше не мог заботиться об их интимном положении, потому что каждый стук сердца и каждое движение пугающе возбуждали его.

Даже если Цянь Е каким-то образом поддастся белому туману, пляж определённо не был хорошим местом для продолжения рода. Двоица явно находились на территории аборигенов, так что, напади местные жители, ситуацию хорошей никак не назовёшь.

Поэтому Цянь Е при помощи своей энергии крови подавлял белый туман, одновременно прижимая девушку к земле, не давая ей издать и звука. Неспособная исполнить своё главное желание в данный момент, Куанлань нашла второе и начала тереться своим телом о его.

Через некоторое время девушка сильно задрожала, и все ее тело обмякло. Она больше не сопротивлялась.

Цянь Е облегченно вздохнул, взглянув на нее. К этому моменту румянец на лице Куанлань спал, и лоб её покрылся испариной. Дыхание девушки всё ещё было тяжелым, но глаза, казалось, вновь обрели свою ясность — стоило ей встретиться взглядом со спутником, как она сразу же отвела их в сторону.

— Вставай, нам нужно найти место, где мы сможем прийти в себя. Здесь слишком опасно, — прошептал ей на ухо Цянь Е.

Куанлань кивнула, но она была слишком измучена, чтобы встать на ноги. Цянь Е это показалось довольно странным, но он списал это на побочный эффект белого тумана. Он тут же поднял девушку и зашагал вниз по течению. Прежде чем уйти, Цянь Е ещё раз оглянулся и увидел, что туземцы по-прежнему ведут ожесточенную битву. Только вот рыбак не был ровней этой женщине и полностью отдавался её капризам. С другой стороны, четырехрукая женщина находилась в приподнятом настроении, и никто не знал, когда она остановится.

Цянь Е перестал смотреть на ту точку пляжа и сосредоточился на беге вниз по течению. Однако не успел он уйти далеко, как услышал резкий свист стрелы, вылетевшей из отдаленного леса.