Том 8. Глава 180. Право на сделку

Эти два споривших молодых человека были весьма известными личностями в своих лагерях. Одним из них был Иден, прославившийся в Туманном Лесу, а напротив него стоял Сун Цзынин, будущий Бог Стратегии.

Иден, прищурившись, смерил взглядом седьмого юного мастера:

— Должен сказать, ты довольно смел, раз решился прийти сюда. Что, на тебя пало несчастье и теперь ты совсем устал от жизни?

Цзынин спокойно ответил:

— Спасибо за беспокойство, но я живу весьма хорошо, да и молодость мне ещё есть куда впустую растрачивать. Как я мог устать от жизни? С другой стороны, ты, должно быть, очень подавлен тем, что я пришел в одиночестве. Не стесняйся, расскажи мне об этом и повесели меня.

Иден холодно улыбнулся:

— Мне нужно только послать сигнал, и многочисленные эксперты прибудут в мгновение. Это место также находится в пределах досягаемости силы Его Величества Неугасающего Пламени. И ты думаешь, что сможешь сбежать?

— Сбежать? Я и не собирался возвращаться живым. Зачем мне вообще пытаться это сделать?

Иден и Цзынин долго буравили друг друга взглядами. В конце концов, первый более расслабленно сказал:

— Хватит уже с этими бессмысленными разговорами. Сегодня вечером я войду в Великий Вихрь. И раз ты пришёл ко мне, несмотря на риск, поясни уж, зачем мне иметь с тобой дело.

— У меня есть кое-какая информация, что может тебя заинтересовать. Взамен я хочу, чтобы ты согласился на две вещи.

— Не думаю, что мы можем сотрудничать, но раз ты считаешь эту информацию важной, то продолжай.

Цзынин улыбнулся:

— Это связанно с Е Тун, хочешь послушать?

Взгляд Идена резко переменился. Он внезапно шагнул вперед и схватил Седьмого Суна за шиворот:

— Как ты узнал?!

Его хватка была настолько сильной, что Цзынин едва умудрялся дышать, однако седьмой юный мастер и не собирался паниковать — наоборот, он насмешливо посмотрел на демона. Удивленный, Иден разжал руку, говоря:

— Действительно, ты, может, что-то и услышал, но это были всего лишь пустые предположения. И я только что доказал их правоту.

Цзынин поправил свою одежду, пока та не пришла в идеальное состояние, и сказал:

— А ты умен. Неудивительно, что тебе удалось побить этих идиотов в Туманном Лесу.

Иден повысил голос:

— Ты что, смотришь на меня сверху вниз?

Однако Цзынин не собирался сдаваться:

— Ни в коем случае. Я просто говорю, что твои противники были слишком слабы. Как у тебя могла быть такая возможность, если бы Цянь Е не вынудили уйти?

Лицо молодого демона помрачнело. Его схватка с Цянь Е в Туманном Лесу привела бы к его потере, если бы не преимущество в снаряжении. Но даже так он едва смог удержаться на ногах к концу боя и даже в конце концов потерял Гимн Теней. Если бы Цянь Е не ушёл столь внезапно, Иден, вероятно, рано или поздно погиб бы от его рук.

Слова Цзынина были резкими, но правдивыми, и гордость Идена не позволяла ему их отрицать.

— Ты пришел сюда только для того, чтобы унизить меня? — мрачно спросил демон.

— Конечно нет! Напротив, я пришел заключить с тобой сделку именно потому, что считаю тебя достойным будущим противником.

— Как это вообще с этим связано?

Цзынин сцепил руки за спиной:

— Как могут те, у кого нет должных амбиций и выправки, стать равными мне оппонентами в будущем?

— Честолюбие порождает свершения. Хорошо сказано!

Седьмой юный мастер улыбнулся:

— Итак, ты заинтересован в сделке?

— Я слушаю.

— Взамен на новости о Е Тун ты должен будешь сделать две вещи.

— У тебя действительно есть информация о ней? Говори, что тебе от меня нужно?! — очевидно, демон с трудом сдерживал волнение.

Цзынин поднял палец:

— Во-первых, мне нужно, чтобы ты нашел способ убедить Неугасаемое Пламя сотрудничать с нами и заманить Меданзо в нейтральные земли.

Иден был потрясен сказанным:

— Ты хочешь напасть на Мрачного Монарха? Совсем крыша поехала?!

— Он не так силен, как кажется, и вы, демоны, прекрасно знаете это, не так ли? Кроме того, не я нападу на него. Всё, что нам нужно — это заманить его в нейтральные земли, желательно в Восточное Море.

Понимая, что Цзынин не желает выдавать больше информации, Иден спросил:

— И какое второе условие?

— Второе условие состоит в том, что ты не должен нападать на Цянь Е и близких ему людей, когда достигнешь Великого Вихря.

Иден нахмурился:

— «Близких ему людей»? Откуда мне, простите, о них знать?

— Те, кто будут окружать его, когда ты его встретишь.

— Тогда не проблема. А теперь твоя очередь: расскажи мне, как поживает Е Тун?

— Сейчас она находится на нейтральных землях, но, естественно, её точное местоположение я выдать не могу. Осмелюсь лишь сказать, что чувствует она себя весьма хорошо и что её тело постоянно восстанавливается — нет никакой необходимости беспокоиться о её здоровье. Только вот совсем скоро она столкнется с серьёзной опасностью.

На лице Идена последовательно отразился целый спектр эмоций:

— Она была ранена? Что за опасность?

— Её ранили некоторое время назад, но теперь она полностью выздоровела. А что касается этой угрозы, то я как-нибудь надумаю, как ей помочь с этим.

Иден сделал шаг вперед:

— Скажи мне! Кто хочет причинить ей боль?

Цзынин вздохнул:

— Какой толк рассказывать об этом тебе? Это Мрачный Монарх.

Лицо Идена вытянулось:

— Это шутка такая?

— Мрачный Монарх пытался выкупить Е Тун, когда она попала в плен к имперской армии. Именно он послал за ней своих подчинённых, что ранили её после побега. Как думаешь, совпадение ли, что великий темный монарх два раза напал на столь незначительную фигуру? Тебе не так уж трудно будет поверить в мою историю.

Иден была вне себя от ярости, но в конце концов согласно кивнул.

— Я сказал все, что должен был, мне пора уходить.

— Подожди, — окликнул его Иден: — А ты не боишься, что я откажусь от своих слов?

— Обещание было дано, и этого достаточно. Нам не нужны никакие другие гарантии.

Иден холодно рассмеялся:

— Я уже получил твою часть сделки, так зачем мне теперь отпускать тебя? Если убью тебя сейчас, у Империи больше не будет будущего Бога Стратегии.

Цзынин расплылся в ослепительной улыбке:

— С кем ты будешь заключать сделки в будущем, если убьёшь меня?

— Наши расы сражаются уже тысячу лет.

— И столько же ведут совместные дела.

— Не вижу в этом особой необходимости.

— Сделка — это когда две стороны берут то, что им нужно. Если не хочешь ты, захочет кто-то другой.

— А тебе не кажется, что такая сделка сделает врага только сильнее? — серьёзным тоном спросил Иден.

Седьмой Сун кивнул:

— Так и будет, но то же самое относится и ко мне. Каждая сторона получает взаимовыгоду. Что касается того, как полученное будет использовано, всё зависит только от тебя. Если я окажусь эффективнее, то выйду на первое место как в закулисных боях, так и во внешних. То же касается и тебя. Поэтому сама природа сделки зависит от заключившего её человека. Безусловно, ты легко можешь отступить от своих слов и тем самым признать, что ты ниже меня. Найдутся и другие желающие.

— Почему я?

— Я выбираю только тех, кто имеет право быть моим врагом.

— Это что, похвала?

— Нет, это предупреждение. Ни один из моих врагов не встретил хорошей судьбы.

— Тогда я буду с нетерпением ждать, — усмехнулся Иден.

— Взаимно.

Они бросали друг на друга острые взгляды, тайно сталкиваясь на каждом шагу.

— Я слышал, что седьмой юный мастер Дома Сун крайне искренен, великодушен и несравненно честен. А похоже, это совсем не так. Каковы бы ни были причины, ты никак не сможешь объяснить эту сделку Империи, не так ли?

Улыбка Сун Цзынина исчезла, он раскрыл веер и легонько взмахнул им. Успокоившись, он сказал:

— Неизбежное всегда грядёт на нас. Я всё равно одинок, так почему бы мне не взять на себя дурную славу?

С этими словами Цзынин повернулся и пошёл, бесстрашно выставляя свою спину открытой для Идена.

Молодой демон наблюдал за удаляющейся фигурой седьмого юного мастера со сложным взглядом. В этот момент скрипучий голос эхом отозвался в его ушах:

— Поднимись ко мне.

Удивленный, Иден поспешно взлетел к клубящимся в спирали облакам. Так над Звуком Прибоя могли летать только те, кому Неугасаемое Пламя дал разрешение.

Менее чем через минуту Иден уже предстал перед старым демоном. Голова юноши была слегка опущена — в глаза столь важной фигуре он смотреть не смел.

Неугасаемое Пламя громко рассмеялся и дружелюбно сказал:

— Не волнуйся, этот парень специально выбрал такое место, чтобы я мог услышать ваш разговор.

Только тогда Иден почувствовал некоторое облегчение. Но вскоре он всем телом ощутил обжигающий жар — юношу словно до костей испепеляла и иссушала адская печь. Иден изо всех сил старался выдержать это давление, поскольку знал, что оно было порождено взглядом Неугасаемого Пламени. К счастью, жар вскоре ушел, иначе Иден очень скоро бы достиг своего предела.

Только в этот момент он мог по-настоящему ощутить ужасающую мощь великого темного монарха — одного взгляда хватило, чтобы Иден чуть не потерял сознание. А если дело дойдёт до сражения, монарх просто обратит юношу в пепел одним-единственным пучком незримого пламени.

Старик кивнул. Это был первый раз, когда он заметно пошевелился:

— Ты совсем не плох, гораздо лучше того, что я слышал. Ха, это не первый раз, когда ублюдки, ответственные за вашу семью, делают неправильные суждения.

— Ваше Величество, о Мрачном Монархе…

Неугасаемое Пламя сказал:

— Я знаю, что Меданзо хочет захватить Е Тун. Но я не знаю, чего именно он хочет от неё, и мне это неинтересно. Но, должен сказать, этот парень весьма дерзок, раз замышляет заговор против Мрачного Монарха. Вот это уже интересно. Не беспокойся, я буду сотрудничать. Мне также хочется посмотреть, на что способен этот ребёнок.

— Что вы намереваетесь делать?

— Всё очень просто: я уйду немного раньше, чем планировал. Нужно только подобрать такой маршрут выхода из нейтральных земель, чтобы Меданзо оказался в определённой области. Уверен, он потеряет терпение, как только я уйду и попытается тут же войти в нейтральные земли без моего ведома. Теперь выбора у Меданзо немного… нет, я могу оставить ему только одну опцию.

— Я понимаю, но Ваше Величество, правильно ли было с моей стороны отпускать Сун Цзынина?

Неугасаемое Пламя засмеялся:

— Очень интересный малый. Ну и что, если он действительно станет следующим главным стратегом Империи? Одно он сказал верно: мы воюем с людьми уже тысячу лет, и мы ведем с ними дела столько же времени. Граница между врагом и другом не постоянна. Враг, с которым ты воевал тысячу лет, может стать и другом в десятитысячелетнем масштабе. Люди всегда были крайне противоречивой расой. Их жизнь коротка, но они принимают решения, основанные на длинной реке истории. В этом отношении они намного лучше нас.

Иден не ожидал, что Неугасаемое Пламя видит Сун Цзынина и человеческую расу в подобном свете. И оценка великого монарха была очень даже высока.

— Теперь можешь возвращаться. Надеюсь, ты всегда будешь достаточно квалифицирован, чтобы иметь дело с ним в будущем.

Иден, затрясшись, сказал:

— Я сделаю все, что в моих силах!