Том 8. Глава 26. Мышление Сун

Какое-то время Красный Лотос просто стояла на месте, не понимая, что она сказала не так. Тем не менее, назначение в помощники Синей Луны девушка ни в коем случае принять не могла. Она хотела уже было объяснить, что невиновна, но, осознав бесполезность этих потуг, стала приводить множество доводов тому, почему она ценнее Синей Луны.

Однако никакие мольбы или угрозы не могли тронуть Цянь Е.

В итоге Красный Лотос озлобленно закричала:

— Я лучше покончу с собой, если ты так будешь со мной обращаться! Подумай хорошенько, если из-за тебя я умру, вся ветвь моей матери будет сражаться с тобой до смерти!

Цянь Е, наконец, хоть как-то отреагировал:

— Если ветвь твоей матери станет моим врагом, долго против меня они не продержатся.

Сун Цзынин, нахмурившись, жестом заткнул девушку. Затем он оттащил Цянь Е в сторону и пошел с ним на экскурсию по Дворцу Мученика, тем самым удачно отложив вопрос до лучших времен.

Пару минут спустя корабль взлетел в небо и направился к Северному континенту.

И когда гигантское судно бесшумно прошло сквозь пустотные бури, среди скал у подножия гор появилась девушка в белом платье. В руках у неё покоился большой старый чемодан, а сама она смотрела вдаль, наперекор ветру.

Резкие ледяные порывы развевали длинные волосы девушки. Когда она смотрела на только-только скрывшийся за горизонтом Дворец Мученика, её маленькая фигура казалась крайне одинокой и несчастной.

Её лицо, казалось, было наполнено озадаченностью, а во взгляде читалась потерянность.

Дворец Мученика вернулся на Северный континент — Цянь Е привел сюда Сун Цзынина, чтобы тот посмотрел на эти чудесные земли. Седьмой юный мастер всё это время не сидел сложа руки: сначала он целый день выслушивал рассказы Цянь Е о приключившемся с ним на нейтральных землях, потом подозвал Красный Лотос, чтобы та рассказала о расстановке сил на нейтральных землях. Но и этого, похоже, было мало — юноша потом подошел и поболтал с почти каждым высокобородым на судне, задавая при этом целое море всевозможных вопросов.

Два полных дня прошло в таком ритме — грандиозный опрос Седьмого Суна завершился только тогда, когда корабль уже почти достиг места назначения. Цянь Е, с другой стороны, провёл второй день полёта в молчаливой культивации. Каждая капля переработанной изначальной силы имела для него значение.

На рассвете третьего дня Дворец Мученика пересек Восточное Море и появился на Северном континенте. Как и Цянь Е в его первый раз здесь, Сун Цзынин затаил дыхание, любуясь раскинувшимся под ним природным шедевром.

Казалось, будто вся сущность нейтральных земель была сосредоточена здесь.

Тольку спустя какое-то время Седьмой Сун глубоко выдохнул и сказал:

— Это основа будущей страны!

— Сначала, всё что я хотел, это просто тихой и мирной жизни здесь.

— В этом мире не существует ни настоящего рая, ни истинного спокойствия. Мир — это то, за что мы должны бороться и что должны завоёвывать шаг за шагом. Мир на континенте Цинь — вот за что сражались наши предки. Захоти мы спокойствия, остались бы там. Но, увы, мы теперь другие люди.

Цянь Е мягко вздохнул.

— Ладно, давай спускаться. Я хочу посмотреть, как далеко зашел прогресс в построении новой родины Высокобородых.

Дворец Мученика опустился и завис в десятках метрах в воздухе. Сун Цзынин с Цянь Е спрыгнули первыми, и когда Вихрь собирался проследовать за ними, Красный Лотос бросила ему многозначительный взгляд. Её прошлый престиж, похоже, сейчас сыграл какую-то роль — стрелок должным образом помог девушке спуститься с судна.

Когда Цянь Е в последний раз покинул эти земли, новая земля Высокобородых представляла собой лишь крошечную деревню. Сейчас она превратилась в маленький городок. И пусть большая часть зданий представляла собой фундамент без стен и каркаса, город, способный вместить тысячу человек, начал обретать форму.

За городком расположились выровненные площадки для строительства мастерских и выросшая с последнего раза на три метра платформа для трёх кинетических башен.

Да, трёх кинетических башен. Синяя Луна с самого начала предложила амбициозный план, надеясь построить город, способный вместить более ста тысяч жителей. Поэтому уже на этапе планирования пришлось оставить большой запас для будущих строений.

Часть высокобородых каталась на бульдозерах, переделанных из тяжёлых грузовиков, и усердно проводила новые дороги. Одна из них вела к берегу, но там пока что ничего построено не было.

Всё это было сотворено Синей Луной и десятками высокобородых. Можно было представить себе, сколько часов труда и бессонных ночей ушло на это.

Красный Лотос была окончательно потрясена открывшимся ей видом. Девушка украдкой посмотрела на Цянь Е, сложные эмоции мелькали в её взгляде. Только в этот момент она поняла, почему доселе такая гордая Синяя Луна так охотно кому-то подчинилась.

— Пошли, погуляем по окрестностям, — Сун Цзынин и Цянь Е взлетели, и через мгновение уже скрылись из видимости.

Красный Лотос с Вихрем остались одни. Дворец Мученика висел в полусотне метров над ними, а тело девушки ничем не ограничивалось, за исключением отсутствия должного источника энергии. Вихрь, в свою очередь, нёс на спине автоматическую пушку. Могло показаться, что эти двое сейчас могут подавить остальных высокобородых и даже захватить Дворец Мученика.

Красный Лотос, кусая губы, обратилась к Вихрю:

— Дай мне чёрный кристалл.

— Ох! Юная мисс, это…

— Дай мне его!

Взгляд мужчины был полон противоречий. В конечном итоге он слегка приклонил голову и вытянул правую руку. В его ладони лежал кусок сверкающего высококачественного чёрного кристалла.

Девушка схватила кристалл и установила его себе в систему питания. Вскоре все двигательные системы в её теле начали тихо гудеть, и Красный Лотос удовлетворённо улыбнулась — её какое-то время назад утерянная сила теперь вернулась.

На месте она стоять долго не собиралась. Взгляд девушки быстро похолодел, и она подпрыгнула вверх. Проскользив пару сотен метров по воздуху, Красный Лотос подпрыгнула вперёд ещё раз. В мгновение ока она достигла границы маленького городка.

Синяя Луна стояла на возвышенности и, казалось, глубоко погрузилась в мысли, наблюдая за строительными работами с картой в руке. Внезапно рядом с её ухом раздался голос Красного Лотоса:

— Дай-ка взглянуть.

И прежде чем она успела среагировать, Красный Лотос выхватила бумаги и начала их сосредоточенно изучать.

Синяя Луна удивленно смотрела на свою соперницу. Она и в самом деле умудрилась пропустить прибытие Цянь Е, так как все её мысли были заняты строительством.

Дева-Защитница сделала шаг назад, и уже было хотела сказать что-то, но остановилась, заметив поведение Красного Лотоса.

После нескольких минут подробного изучения, девушка выхватила из рук Синей Луны ручку и пометила несколько мест на схемах:

— Здесь, здесь и здесь, тут всё сделано спустя рукава. Как вообще тут можно построить здание? И эта дорога. Её надо раза в два расширить, иначе она будет забита, когда здесь будут жить десять тысяч человек.

Красный Лотос точно указала на дюжину недостатков, а Синяя Луна внимательно её слушала, время от времени кивая.

Синяя Луна действительно уступала своей сопернице в конструкторском деле. Главной причиной, почему девушка смогла занять титул Девы-Защитницы, были именно её таланты в боевых искусствах.

Остальные высокобородые тайно бросали удивленные взгляды на открывшуюся им сцену, но вскоре отложили ненужные мысли подальше и вернулись к работе.

Возможно, никто другой не сможет понять, как сильно эти кочующие наёмники желали места под названием «дом».

* * *

Цянь Е с Сун Цзынином облетели вокруг Северного континента, попутно обсуждая текущую ситуацию на нейтральных землях. Седьмой Сун с огромным вниманием спрашивал обо всём, что касалось Цянь Е.

Двоица вскоре добралась до самой северной точки земель. Горы здесь имели наибольшую высоту, были самыми крутыми, также тут бушевали смертоносные пустотные бури. Даже самые прочные сплавы не выдержат, если коснутся чёрной ряби в воздухе.

Цянь Е и Цзынин, однако, не боялись изначальной силы, ведь она ей же и гасилась. Три Тысячи Листьев Сун Цзынина не только создавали иллюзии, но также стабилизировали пространство и отражали изначальную силу пустоты. Двоица словно стояла посреди застывшей картины, резко контрастирующей с окружающей неблагоприятной средой.

И пока они висели в воздухе, Цянь Е взглянул вниз и увидел голубые ручьи, лотосы, танцующие на ветру ивы — даже налетающий бриз, казалось, был наполнен теплом. Какой замечательный летний пейзаж! Если бы не Око Правды, Цянь Е было бы тяжело обнаружить недостатки в иллюзии.

Но восхищаться этой красой Цянь Е вовсе не собирался:

— Вид, конечно, неплохой, но, должно быть, довольно утомительный, не так ли?

Сун Цзынин с улыбкой открыл свой веер:

— Это пустяк, не обращай внимания.

Цянь Е уставился на веер:

— Погодка не летняя, а тебе уже жарко?

Седьмой Сун усмехнулся:

— Это называется «элегантность»! Веер — лишь символ!

— Ладно-ладно. Чувствуешь уже напряжение своей изначальной силы?

— Немного… — выпалил Сун Цзынин, прежде чем понял, что проговорился.

Улыбаясь, Цянь Е высвободил крохотную часть своего домена, и эхо разбивающихся волн раздалось в воздухе. В момент, когда домен раскрылся, чудесный пейзаж вокруг стал колебаться и рассеиваться.

Седьмой юный мастер уставился на Цянь Е. Затем он указал вниз:

— Это настоящее сокровище! Кто знает, сколько лет это место купалось в изначальной силе пустоты? Если мы ископаем эту горную цепь, то найдём там бесчисленное множество рудных жил. Если я не ошибаюсь, эта земля должна быть фрагментом Звезды Пустотной Долины. Если Империя узнает об этом месте, то непременно отправит сюда экспедицию.

Цянь Е, однако, нахмурился при взгляде на высокие тысячекилометровые пики:

— Вероятно, у десятка тысяч человек уйдут века на разработку этой горы.

— В этом нет необходимости. Достаточно найти в помощь парочку небесных монархов, и все работы будут окончены через пару дней.

— Хм… Давай просто возьмём десять тысяч шахтёров, и пусть они копают в своём темпе.

Сун Цзынин завороженно смотрел на горную цепь. Только спустя долгое время он вздохнул:

— Какая несравненная красотища!

Цянь Е озадачился такими словами, но не посмел небрежно высказывать своё мнение. Вместо этого он смиренно спросил:

— Что именно здесь так красиво?

Седьмой юный мастер махнул рукой с величием радуги:

— Это место, этот пейзаж… будь это картиной, она бы называлась: «Богатство Нации!»

Домен Цянь Е пошатнулся, и двоица чуть не свалилась с неба. Оказалось, что огромные горы и острые скалы были ничем в глазах седьмого юного мастера. Лишь рудные жилы под ними имели для него ценность. Воистину мышление достойное отпрыска Дома Сун.