Том 8. Глава 284. Забытый

Лань Синьчэн ошеломлённо вздрогнул. Криво усмехнувшись, он сказал:

— Мы можем предложить только один из трёх, да и то лишь в количестве одной штуки. Разумеется, это только в том случае, если вы не введёте в уравнение изначальные кристаллы.

— Они столь низко не стоят, — улыбнулся Цянь Е

— Изначальные кристаллы в вашем владении…

— Полагаю, вы уже знаете их свойства и ожидали развития сделки.

Тяньцин и другие представители Империи в Великом Вихре присутствовали при создании этих кристаллов. Более того, все они по очереди осмотрели их. За исключением камня на обложке Книги Тьмы, остальные три кристалла не были секретом. Те, что были созданы на основе Рассвета Венеры, окажутся полезны даже божественным воителям. А вот кристалл, основанный на вампирских звёздах вместе с частью тёмной и несущий в себе ужасающую силу энергии крови, был способен помочь любому уже состоявшемуся эксперту пересечь пороги многих могущественных искусств и техник.

Последние два кристалла, даже их аналоги, никогда не появлялись в Империи и, вероятно, не появятся в будущем. Оценить их как обычные продукты из Колодца Созвездий в принципе невозможно. Лань Синьчэн понимал глупость своей маленькой хитрости:

— Если вы согласитесь продать их, военное ведомство предложит в обмен один из своих новейших линейных крейсеров.

Линейные крейсера были недавно разработанным типом военных суден в Империи, по классу они размещались где-то между линкором и обычным крейсером. Они были быстрыми и мощными, но несколько уступали линкорам в обороне. Разработали их в ответ на новые высокоскоростные эсминцы демонов. Как с точки зрения вооружения или качества материалов, эти корабли находились на пике имперского судостроения.

Кинетический парус военного класса «Небесное Облако» и двигатель военного класса «Земля» были основными компонентами последнего поколения крейсеров. Главное орудие военного класса «Феникс» ставилось на большинство эсминцев предыдущего поколения и явно не могло сравниться с вооружением линейного крейсера.

Цянь Е решил немного полюбопытствовать:

— И сколько таких кораблей у Империи?

— Три, — с каменным видом произнёс Лань Синьчэн.

— Этого маловато, чтобы резко начать делиться, не так ли? — улыбнулся Цянь Е.

— Двоих, принадлежащих армии и императорскому клану, трогать нельзя. Но спустя какое-то время мы сможем передать то судно, что находится в распоряжении одной из пустотных флотилий.

Последняя принадлежала силам, охранявшим границы Империи, и их боевая мощь уступала лишь флоту дворцовой гвардии. Обычно, таким флотилиям давали обозначения от трёх до восьми.

Новейшая модель линейного крейсера могла использоваться в качестве флагмана для целого флота. На тех же нейтральных землях появление такого судна могло в пух и прах смести целую эскадру.

— Это довольно значимая инвестиция. Почему вы не взяли с собой сам корабль?

— Сначала нам нужно завершить переговоры. Это будет крупная сделка с участием многих людей и, вероятно, потребует большого количества совещаний, — Лань Синьчэн некоторое время колебался, но, взглянув на Цянь Е, решил, наконец, раскрыть некоторые секреты: — Я слышал, что даже некоторые герцоги и маршалы оказались заинтересованы двумя созданными вами изначальными кристаллами высшего класса, особенно проявили рвение те, кому уже долгое время не удавалось добиться прогресса. Однако мы только и можем предложить, что новый линейный крейсер, и даже тут потребуется провести немало переговоров.

Слово «переговоры», вероятно, прозвучало не так сердечно, как могло показаться. Могучее судно такого рода обычно влияло на баланс сил целого региона, но личная мощь эксперта ранга маршала могла сотрясти целую фракцию. Падение подобных столпов грозило повести за собой в гибель целые провинции.

После услышанного Цянь Е сразу понял, что во время следующего визита у Лань Синьчэна, вероятно, будет гораздо более чёткий план.

Фэн Чжань сказал:

— Сир Цянь Е, люди из Великих Домов могут посетить вас в это время. Вы должны держаться независимо от того, что они предлагают вам. Только Империя может поставить на стол целый линейный крейсер, и мы, вероятно, сумеем привести его с собой при следующем появлении. Всё, что вам нужно сделать, так это объявить, что вы просто не торгуете этими кристаллами.

Цянь Е расхохотался:

— Понимаю, понимаю.

Фэн Чжань не ошибся. Возможно, только у военных была власть привезти все свои козыри на нейтральные земли и забрать товар. Как если бы они шли на рынок с целым грузовиком золотых монет, не оставляя у противоположной стороны места для беспокойства или сомнений относительно оплаты.

Проводив Лань Синьчэна и Фэн Чжаня, Цянь Е дал своим подчиненным указания относительно операций в Южной Синеве. Затем, сев на корабль, юноша отправился на Северный Континент с новой партией двигателей и орудий.

Далёкие земли в этот раз казались ещё более оживлёнными, чем раньше. Оба города завершили свои первоначальные строительные работы: большинство мастерских уже были запущены, и лишь несколько оставшихся ждали прибытия станков. Цзынин привёл на Северный Континент более тысячи человек, сформировав силу, ничуть не уступающую здешним Высокобородым.

Последние по-прежнему прибывали ровным ручейком. Будучи прирожденными техниками и воинами, они служили главным щитом для Северного Континента. Тот, пускай, ещё не был известен миру, вечным секретом он навсегда не останется — формирование армии было необходимой мерой.

Дворец Мученика, оставленный за городом, претерпевал изменения.

Гигантский корабль, пока Цянь Е пребывал в Великом Вихре, самостоятельно плавал по пустоте, поглощая изначальную силу. С сердцем в качестве основы новая плоть покрыла участки вдоль скелета и рёбер, образуя естественную защитную оболочку. Некоторые из уже построенных внутренних подпорок корабля оказались покрыты тканью и интегрировались в мёртвое тело.

Никакая сталь, обработанная людьми или темными расами, не могла сравниться с естественным телом Земного Дракона. Пустотные колоссы были необыкновенными существами. Главные орудия линкоров едва могли повредить их тела, отчего единственным вариантом убить их оставалось вмешательство великого тёмного или небесного монарха.

Нынешний Дворец Мученика теперь красовался увеличившейся в площади естественной мускулатурой. Большая часть грудной полости теперь была покрыта родной плотью, и та уже начала растягиваться вдоль позвоночника к спине. Однако для того, чтобы скелет полностью покрылся плотью, потребуются десятилетия.

При взгляде на небо уже можно было увидеть проблески былой славы Дворца Мученика. Однако большая его площадь по-прежнему занималась рукотворными сооружениями или просто пустым пространством. На его спине виднелись очертания палубы, а по обеим её сторонам виднелись пустые отверстия, где должны были быть установлены бортовые орудия. На этих позициях будут стоять пушки класса «Жаба».

Последние могли вести сосредоточенный огонь, но их огневая мощь была несколько ниже аналогичных по классу орудий, что делало их лучшим кандидатом на эту позицию. По-настоящему трудные цели будут взвалены на Губителя Земель. Линкен вложила значительное количество ресурсов на постройку этого орудия класса герцога, отчего по мощи оно превосходило большинство орудий старых имперских линкоров.

Увидев спускающийся грузовой корабль, Синяя Луна тут же побежала в порт. Не успел Цянь Е открыть дверь, как увидел десятки орудий, нацеленных на его позицию.

— Мастер! — радостно воскликнув, Синяя Луна отбросила изначальную пушку и понеслась к причалу.

Цянь Е был удивлен внезапным энтузиазмом девушки. Он похлопал её по спине и стащил с себя.

Синяя Луна подняла глаза и сказала:

— Вас так долго не было.

Её глаза покраснели, стоило ей заговорить. Цянь Е не знал, что ответить, поэтому просто указал на воздушный корабль позади себя:

— Я принес кое-что хорошее. Установите их на Дворец Мученика.

Кивнув, Синяя Луна вызвала дюжину высокобородых, чтобы те помогли с разгрузкой оборудования.

— Отведи меня во Дворец Мученика. Давайте посмотрим, как далеко зашёл прогресс.

Синяя Луна завела Цянь Е на борт и начала по очереди показывать различные его части. Все ранее оставленные в хранилище судна материалы уже почти израсходовались — пока Дворец Мученика висел в пустоте и поглощал изначальную силу, сотни техников постоянно трудились над строительством, монтажом компонентов и оптимизацией.

Оставив орудия и двигатели на складе, техники приступили к сооружению пушечных камер.

Уже начали формироваться жилые помещения экипажа с отсеками для лазарета, зон отдыха, склада, столовой и так далее. Основные удобства также присутствовали. Дворец теперь мог вместить несколько сотен человек на борту, даже с учётом того, что лишь малая часть тела Земного Дракона была закрыта и что весьма обширная область вокруг сердца была целиком посвящена кинетической камере, изначальным массивам, арсеналу и другим важным конструкциям. Следовательно, экипажу для жилья оставалось не так и много места.

Цянь Е привез с собой большое количество строительных материалов. Высококачественные доски могут быть использованы для строительства внешней палубы и дальнейшего покрытия её пластинчатой бронёй. Что-то попроще можно было использовать для постройки внутренних кают и комнат — так жилое пространство вновь увеличится, и Дворец Мученика по примерным подсчётам сумеет вместить более тысячи человек.

Массивное километровое судно, по размерам достигавшее лишь трети габаритов корабля-дракона, могло с легкостью вместить десятки тысяч человек. Цянь Е проверил внутреннюю планировку и сказал:

— Добавьте ещё одно жилое пространство. Пускай оно не будет шибко удобным — хватит и того, чтобы в нём можно было прожить с неделю.

Синяя Луна быстро подсчитала:

— С нынешним пространством новые жилые помещения будут вмещать около трех тысяч человек, но нам нужно будет реконструировать соответствующие склады и столовые. На сколько человек они должны быть рассчитаны?

Сначала Цянь Е хотел сказать «десять тысяч», но быстро передумал:

— Три тысячи, так три тысячи.

Такая цифра оказалась весьма подходящей для самой хорошо подготовленной элиты Тёмного Пламени. С нынешней стадией строительства судна и его маневренностью можно будет легко забрасывать войска за линии обороны врага и атаковать его в тыл.

Последующие дни были потрачены на установку «Гребней» и «Жаб». После модификации скорость Дворца Мученика немало возросла. Он по-прежнему не мог сравниться со стандартным имперским линкором или даже с самым тяжёлым из кораблей-носителей, но теперь намного превосходил обычное грузовое судно. С добавлением ещё нескольких двигателей того же класса он сможет сравниться с обычным ходом имперского корабля-носителя.

Цянь Е не стал дожидаться завершения установки, прежде чем отвёл Дворец Мученика обратно к Восточному Морю.

Оставив корабль на границе пустоты, Цянь Е дал техникам указания продолжать установку. Сам он тем временем полетел обратно к штабу Темного Пламени.

Юноша попросил своих людей привести Чжан Сюаньцэ. После нескольких дней в тюрьме этот молодой человек выглядел весьма неважно — обычной его манерой поведения даже близко не пахло.

Он посмотрел на Цянь Е так, словно тот был единственной спасительной соломинкой в жизни:

— Сир! Наконец-то вы вернулись!

— О? Ты скучал по мне? — Цянь Е язвительно улыбнулся.

— Я здесь уже слишком долго нахожусь в заточении. Вы не решаете мою судьбу и не спешите отпускать меня…

— О, так вот оно как. Я был немного занят, поэтому совсем забыл о тебе.

На лице Сюаньцэ застыло крайне интересное выражение. Он обдумал десятки всевозможных причин, но юному помазаннику монарха даже в голову не могла прийти мысль, что о нём и в самом деле могли забыть.

Молодой человек с юных лет всегда был в центре внимания. Даже не будь основная кровная линия по сути мертва, он всё равно получил бы свою долю наследия. Кто мог подумать, что однажды молодой человек упадет до столь незначительной роли в своей судьбе, что о нём просто-напросто забудут?

Это опустошило его разум от слов, которые он готовил в течение нескольких дней:

— Сир, если вы не собираетесь меня убивать, пожалуйста, отпустите. Моя семья наверняка хорошо вам заплатит.

— О какой плате идет речь? — заинтересовался Цянь Е.

Чжан Сюаньцэ, не предложи он чего конкретного, о свободе мог просто забыть. Наконец, молодой человек собрался с духом, чтобы назвать цену за свою жизнь.