Том 8. Глава 285. Плохой лидер

— Во-первых, позвольте мне заверить вас честью моей жизни, что семья Чжан не будет развивать конфликт. На этом все и закончится, — это было первое обещание Чжан Сюаньцэ.

Цянь Е ничего не сказал и лишь смерил молодого человека странной улыбкой.

Мертвенно-бледное лицо Сюаньцэ быстро покраснело, а затем приняло синий оттенок. Он, наконец, откашлялся и сказал:

— …Мы также можем проигнорировать смерть городского лорда Ло.

— Чжан Бучжоу сам приложил руку к смерти Ло Бинфэна. С таким же успехом он должен лично поблагодарить меня.

— Сир Цянь Е, вы не можете так выражаться…

Цянь Е оборвал его:

— Другие условия?

Сюаньцэ потрясённо застыл. Он тут же забыл о былых пылких намерениях и громко сказал:

— Мы многое можем обсудить!

На этот раз Чжан Сюаньцэ начал перечислять настоящие предложения. Там была земли, редкие ресурсы и даже большой корпус наемников. Не скажи молодой человек этого, никто бы не подумал, что владелец того корпуса — Чжан Бучжоу.

Цянь Е был довольно терпелив, даже когда молодой человек, возможно, от волнения или забывчивости, говорил несколько запутанно. Наконец, когда Сюаньцэ остановился, Цянь Е спросил:

— Это всё?

— Да, — мышцы на лице Сюаньцэ дёрнулись. Неужели всего предложенного было недостаточно, чтобы утолить аппетит Цянь Е? Не успел молодой человек взбунтоваться, как услышал слова:

— Думаешь, ты всего этого стоишь?

Сюаньцэ поперхнулся. Он никак не мог решить, проглотить ли слова или с выдохом выплюнуть их.

По мнению Цянь Е, предложенные условия раз в десять превосходили стоимость самого Сюаньцэ. Такая ценность могла окупиться лишь в том случае, если однажды парень сумеет пересечь порог божественного воителя.

Молодой человек, с другой стороны, подумал, что Цянь Е сомневается в честности данных обещаний:

— Не волнуйтесь! Я могу сначала отправить всё, прежде чем меня отпустят. Так вам не придётся беспокоиться об обмане.

Парень действовал весьма внимательно. Цянь Е, немного погодя, сказал:

— Кажется, причин отказывать у меня нет.

Сюаньцэ выдохнул:

— Хорошо, что вы согласились.

— И когда я сказал, что согласен?

Слова Цянь Е спустили молодого человека с небес на землю. Он смущённо поднял взгляд, не зная, как отреагировать. Спустя мгновение он пробормотал:

— С-сир… вы…

Цянь Е протянул палец:

— У меня есть лишь одно условие. Если Небесный Монарх Чжан согласится, я отпущу тебя. Если нет, ему придется прийти и забрать твой труп.

Чжан Сюаньцэ задрожал:

— Какое же? Пожалуйста, скажите.

— Мне нужен Звук Прибоя.

— Что?! — Сюаньцэ задрожал всем телом, просто не веря услышанному.

— Я хочу Звук Прибоя, — повторил Цянь Е.

Сюаньцэ почувствовал пробегающие по спине мурашки, даже пальцы его стали бледными от отхлынувшей крови. Наконец, он подавил свой ужас и сказал:

— Он не согласится!

— Хорошо, я понял, — кивнул Цянь Е и больше ничего не сказал.

Молодой человек стиснул зубы:

— Сир! Даже если он согласится дать вам должность городского лорда, вы будете таковым только по имени! Волчий Король совсем рядом, думаете, сумеете удержать его в своих руках? Разве город не вернётся к небесному монарху, как только я доберусь до дома?

Цянь Е бросил на парня многозначительный взгляд:

— А ты очень внимателен, не так ли?

— Я пока что не хочу умирать, — чуть ли не плача, сказал Сюаньцэ.

— Ладно, а как насчёт такого предложения: мне нужно лишь то, что ты недавно назвал, плюс номинальный титул городского лорда Звука Прибоя. И всё.

— Ээ… — молодой человек не знал, что и ответить.

Титул городского лорда Звука Прибоя звучал впечатляюще, но ничем не отличался от сидения на вершине вулкана. Не каждый мог справиться с такой позицией. Только столь могущественный человек, как Ло Бинфэн, мог удерживать своё место с высокой стабильностью, да так, что никто ему и вопроса не смел задать. С другой стороны, в таком случае Чжан Бучжоу даже не придётся действовать — окружающие силы сами уберут юнца с мнимой позиции.

Например, городским лордом Южной Синевы всегда был Цзи Жуй, пускай все и знали, что настоящим хозяином был Цянь Е. «Городской лорд» мог лишь заправлять собственной резиденцией и частной собственностью.

Сюаньцэ титул сам по себе не казался столь уж значительным шагом, если только не привести гарнизоны и не пролить кровь. Разумеется, говорить молодой человек поглощенному идеей Цянь Е это не станет — ему своя жизнь дорога.

— Мне нужно, чтобы Чжан Бучжоу официально объявил меня городским лордом.

Это условие было не слишком проблематичным для исполнения. Чжан Сюаньцэ, немного поразмыслив, тут же согласно закивал.

Теперь, когда обе стороны пришли к соглашению, молодой человек упомянул агента в Южной Синеве, который мог бы принести новости в резиденцию небесного монарха.

Цянь Е это не удивило. Южная Синева всегда была деловым городом, в котором проживали самые разные люди. Здесь у каждой фракции имелась как минимум парочка активов. Даже у тех, кто не имел амбиций к захвату власти — такие люди лишь собирали информацию и пытались разузнать о всевозможных вещах.

Цянь Е позволил Сюаньцэ уйти. Естественно, сразу нашлись сопровождающие. Юноше не было необходимости беспокоиться о деталях.

После того как молодой человек ушел, Цянь Е молча встал перед окном, посмотрел на мрачное небо и замер.

Так прошло три дня и три ночи.

Некоторые слуги и подчиненные приходили уговаривать его в этот период, но Цянь Е лишь отмахивался от них, но с места не сдвинулся. Он сделал шаг, лишь когда к нему пришли вести о прибытии представителя резиденции небесного монарха.

Несколько человек уже сидели в гостиной, а Чжан Сюаньцэ стоял в стороне. Все встали, чтобы поприветствовать Цянь Е, когда тот вошёл в комнату.

Юноша бросил на них взгляд:

— Разве тот старейшина, сопровождавший Чжан Сюаньцэ, не захотел явиться?

Люди из резиденции небесного монарха смущённо переглянулись:

— Статус мастера Модао весьма специфичный. Его действия редко доходят до наших ушей.

Цянь Е, естественно, спрашивал о том божественном воителе, что защищал Чжан Сюаньцэ ранее.

Юноша сел за главное место у стола переговоров и небрежно спросил:

— И какова же позиция мастера Мо?

Один из старейшин ответил:

— Фамилия Мастера Модао — Су, он приглашенный старейшина резиденции и старый друг небесного монарха. Имя мастера Модао не должно произноситься неправильно.

Цянь Е с улыбкой кивнул.

Судя по их реакции, юноша мог подтвердить, что раны Су Модао ещё не зажили. Иначе как старик мог не заявиться в попытке вернуть свою честь? Вынужденный бежать от боя с юнцом, даже не достигшим ранга божественного воителя, он бросил любимого внучатого племянника небесного монарха — тут от любого былого престижа ничего не останется.

Выстрел Начала ранил саму жизненную силу цели, исцелиться после попадания было очень нелегко. В прошлом Волчий Король оказался поражён лишь обычным перышком, но ему пришлось прибегнуть к силе предков, чтобы подавить рану.

Цянь Е оглядел всех в комнате:

— Не стану мешкать, раз вы проделали ко мне всю долгую дорогу. Обещанное уже здесь?

— Всё уже доставлено. Ваши уважаемые подчиненные проверяют их на складе.

— А что касается титула городского лорда…

— Небесный монарх согласился и разослал во все крупные города извещения о назначении.

— Дайте-ка мне взглянуть на объявление.

Отношение Цянь Е можно было счесть грубым, но никто ничего не мог с этим поделать — жизнь Сюаньцэ была в его руках. Лидер делегации, казалось, пришел подготовленным: он немедленно достал конверт и протянул его обеими руками.

Юноша быстро просмотрел содержимое. Общее содержание сводилось к утверждению Цянь Е новым городским лордом Звука Прибоя после смерти Ло Бинфэна. Текст был краток и не содержал никаких других подтекстов. И пускай подпись небесного монарха как бы означала, что Цянь Е являлся его подчинённым, тот на самом деле не возражал.

Он отложил письмо в сторону и взглянул на Чжан Сюаньцэ:

— Похоже, небесный монарх действительно считает тебя важной персоной. Поскольку обещание было выполнено, ты можешь идти.

Однако Сюаньцэ не двинулся с места и с тревогой посмотрел на Цянь Е:

— Сир, насчёт яда в моём теле…

— Я лишь сказал ей подышать свежим воздухом, тебя даже не отравили.

Сюаньцэ с облегчением похлопал себя по груди:

— Я знал это, но ни за что не осмелился бы пойти на лишний риск.

Цянь Е рассмеялся. Этот Сюаньцэ казался весьма интересным малым.

Мужчина поспешно ушел, но главный старейшина не забыл сделать паузу перед уходом:

— Сир Цянь Е, до свидания и берегите себя.

Юноша словно не понял намёка, он даже бровью не повёл:

— Обязательно.

После того как свита Чжан Сюаньцэ ушла, Цянь Е вызвал лидеров мастерских и командиров Тёмного Пламени. Он объявил, что на некоторое время покинет город, и поручил всем работать в прежнем режиме.

Все переглянулись, не ожидая, что Цянь Е уйдет, как только вернется. Но поскольку юноша уже вернулся из Великого Вихря, само его существование станет сдерживающим фактором для захватчиков. К тому же, было нелегко поглотить большой город в нейтральных землях без поддержки кого-то вроде Чжан Бучжоу.

Что касается того, куда направлялся Цянь Е и что он делал, никто не осмеливался спрашивать.

По мнению Цянь Е, это было вполне разумное решение. Он покинул конференц-зал и вылетел из штаб-квартиры с Чжуцзи на руках, растворившись в небе.

Капитаны Тёмного Пламени восхищённо вздохнули: одна только скорость перемещения их лидера была сравнима с божественным воителем. Но вскоре все поняли ненормальность происходящего — с уходом Цянь Е Южная Синева вновь оказалась пуста.

Вспоминая время, когда Темное Пламя поднялось к власти, тогда Сун Цзынин взял всё под контроль и выложил на стол готовую систему из мастерских и фабрик. С Тяжёлой Промышленностью Нинюань во главе он подтолкнул крупные торговые компании инвестировать в город огромные суммы денег. Та же Цзи Тяньцин будто была везде и нигде одновременно: на ранних стадиях Тёмного Пламени она устраняла всех неверных. Эта юная мисс казалась доброй, но большинство её противников в одночасье растворялись в небытие. Одна только мысль о тех событиях прошлого обливала всех холодным потом.

Что касается Цянь Е…

Казалось, он ничего и не делал, кроме как взял на себя роль лидера.

Его обращение с Чжан Сюаньцэ было крайне прямым и грубым, но почему он взял и исчез так скоро?

Если подумать, пока что лидер из юноши выходил весьма не очень.