Том 8. Глава 290. Мир-клетка

Под наблюдением многих скрытых фигур процесс протекал в быстром темпе. Всё было ограничено узким кругом людей в высших эшелонах власти. Даже некоторые из более опытных чиновников не получили известий об этом деле или просто не смогли дотянуться до него.

Однако новости о новом свете и грядущей эпохе постепенно стали распространяться, вскоре резкой волной обойдя всю верхушку Империи.

Новый мир был похож на сказку.

Ценность его заключалось не в новой земле или жизненном пространстве. Империя в настоящий момент контролировала лишь четыре континента из двадцати семи, и на Континенте Вечной Ночи земель незанятых было немало. Появление нового мира по большей части вело к столкновению меж великими экспертами.

Человеческая раса находилась в конфронтации с Вечной Ночью ещё со времён своего возвышения. Тысячелетие войны явно доказало одно: и свет, и тьма в этом мире были словно в ловушке — падение Звезды Пустотной Долины отрезало все пути наружу. Даже высшие гении, иногда совершавшие длительные путешествия в пустоту, никогда не приносили информации назад.

Многие из тех лучших экспертов в конце концов возвращались. Такими, например, были три Высших — властители Священной Горы. Однако последние великие темные монархи, ступившие в пустоту, бесследно исчезли, и самым шокирующим стал уход Чернокрылого Монарха Андруила.

Этот вампир на самом деле был вторым представителем своей расы, надеявшимся подняться на Священную Гору. Его Пространственная Вспышка была могущественным навыком перемещения в пространстве, она даже превосходила Пересечение Пустоты Чжан Боцяня. С тех пор как он не вернулся, эксперты Вечной Ночи стали крайне осторожно вести себя в отношении пустоты и больше не осмеливались идти на большие риски.

Такое, естественно, привело к неблагоприятным условиям для роста талантов. Без опыта исследований пустоты эксперты оказались лишены возможности тренировать свою силу. Пускай мало кто обращал на этот факт внимание, гениям последнего тысячелетия так и не удалось превзойти пиковую мощь своих былых предшественников.

Точно так же, как Река Крови постепенно перестала появляться, изменения произошли и в других расах. Несмотря на то, что Габсбургу удалось зажечь эмблему Пылающей Короны, что вызвало немалое возбуждение в вампирской расе, ему удалось достичь только уровня прародителя второго поколения, Самаэля.

Время шло, и вся фракция Вечной Ночи окончательно перестала надеяться на возвращение Андруила. Большинство членов совета считали, что сияющая звезда их фракции, Чернокрылый Монарх, пал.

Поначалу все возлагали большие надежды на Великий Вихрь, полагая, что это путь в новый мир. Однако окружающая среда внутри оказалась крайне неблагоприятной, да и проход внутрь оказался весьма затруднительным делом. К тому же туземцы и другие обитатели Великого Вихря оказались настолько могущественными, что все окончательно потеряли надежды. Даже войди туда великий тёмный монарх лично, он тут же стал бы мишенью для всего мира и привлёк бы ранее невиданные опасности.

Великий темный монарх арахнидов пытался исследовать центральный регион Великого Вихря, но спустя три дня вынужден был бежать из-за серьёзных ранений. Не развернись он вовремя на своём пути, потерял бы свою жизнь. По возвращению монарх ослабел, пав в силе до герцога. Что же касается того, с чем он столкнулся в центральной области, то он не мог вспомнить ничего, кроме безграничного давления и ужаса.

Ни Империя, ни Вечная Ночь толком не продвинулись в исследовании Великого Вихря даже спустя сотни лет исследований. По правде говоря, для обеих фракций это был весьма ожидаемый результат. Что могли сделать кучки не-божественных воителей в столь опасном месте?

Область высокой гравитации, на которую ступила нога Цянь Е, была местом, где никто не бывал уже несколько сотен лет.

Изучение столь опасного региона, естественно, принесло большую прибыль. Цянь Е получил огромное количество белого вина и несколько белых фруктов, что сами по себе для него не были так уж ценны. По подсчётам Долголетнего Монарха священный плод аборигенов мог продлить жизнь человеку как минимум на пять лет, что было сродни незримому повышению боевой мощи Империи.

Другие ценности во владении юноши также были весьма обильны. Об этом можно было прекрасно судить по всей щедрости сделки, проведённой военным ведомством.

Эти достижения, однако, не были такой уж необходимостью для пиковых экспертов. Что их действительно беспокоило, так это дальнейший путь.

Было ли другое царство выше небесных монархов и великих темных монархов? Каждая фигура на вершине в своём сердце держала этот вопрос.

Словно пойманные в ловушку звери, они сражались в этом мире-клетке, не имея возможности вступить в контакт с высшими силами. Эта реалия в высших кругах уже стала общепринятым фактом. Три Высших и их статус на Священной Горе, естественно, были связаны с их исследованиями пустоты. Однако этот путь оказался навсегда закрыт после падения Звезды Пустотной Долины.

Без прохода во внешний мир и с неприятностью в виде враждебного Великого Вихря эксперты Империи и Вечной Ночи оказались заперты в клетке.

Значение этого нового мира было не так очевидно для обычных представителей обеих фракций — их жизнь вряд ли окажется затронута. Для тех же воителей это также не было столь важно, так как все эти разговоры о новом свете оставались пока что лишь слухами. Вся конкретная информация по-прежнему находилась в руках нескольких высших фигур Высшей Ночи. К тому же, многих не прельщала мысль о новом Великом Вихре или о небезызвестной Звезде Пустотной Долины.

Никто не знал, каким окажется этот «новый мир», даже те, кто хранил тайну о самих вратах к нему. То, что они держали в своих руках, было просто возможностью, или, другими словами — дверью, от которой у них пока что не было даже ключа.

Что окажется за дверьми, оставалось неясно. Если это окажется мир сродни Великому Вихрю, пиковым экспертам он вряд ли окажется интересен. Однако и это было не так уж плохо: в новом свете будет жизнь, огромные земли, редкие ресурсы и безграничный потенциал для исследований. Только и нужно было, что убить незримые опасности, скрывающиеся в глубинах.

Если новый мир окажется безжизненной землёй, покрытой расплавленной магмой, все усилия окажутся напрасны.

Для долгожителей Вечной Ночи этой нити надежды было достаточно, чтобы сойти с ума.

Эти старые кости, уже давно не видавшие жизни, стоило новости разойтись, тут же начали стоить планы.

Новый мир, новая эра.

Открытие новой эры ознаменовало конец старой. Хорошо это или плохо, но будущее зиждилось на руинах старых эпох.

В этом году Герцогиня Ань из клана Сун достигла конца своей жизни. Поздно прибывший белый фрукт в конечном счёте не сумел помочь ей сохранить остатки своей жизненной силы.

Вся нация оказалась потрясена этой новостью. Лидеры клана Сун один за другим спешили на похороны герцогини. Когда новость нагрянула, Цзынин по обыкновению был занят управлением группой Нинюань. Он заперся в своей комнате и большую часть дня ни с кем не говорил. За эти несколько часов он истощился так, словно постарел на десятилетие.

В его глазах не было ни слез, ни признаков того, что он плакал. Только внешность юноши показывала, что истинную боль нельзя выплакать.

— Пошлите весть в Восточное Море и подготовьте мой воздушный корабль, я возвращаюсь домой, — приказал он.

— Седьмой юный мастер, а что насчет дел на этой стороне?..

— Забудь о них.

— Но… Я понял, — подчиненный не осмелился сказать слишком много. По правде говоря, большинство фабрик Тяжёлой Промышленности Нинюань уже давно были перенесены на нейтральные земли. Те, что остались в Империи, передвинуть было нельзя. И на самом деле их важность была слишком велика для торговой группы.

Эти филиалы отвечали за связь с различными державами и военными для обеспечения поставок необходимых компонентов и товаров. Часть их управляла основными активами, отвечала за получение заказов, развитие исследований и разработок и т. д. Проще говоря, большинство этих отделов самим производством не занимались.

До этого дня Цзынин находился в процессе реформирования всей группы Нинюань. Слишком многое требовало его решения. Теперь, когда эти вопросы оказались пущены на самотёк, потери окажутся значительными.

Однако никто не смел разубедить юношу, как только видел его выражение лица.

Вскоре после этого Цзынин поспешно удалился.

Директор и горстка слуг смотрели вслед, пока машина не скрылась за горизонтом. Только тогда у одного из слуг хватило смелости спросить:

— Станет ли юный мастер лордом клана?

Эти слова эхом отозвались на чувства всех присутствующих. Как человек, который долгое время следовал за Сун Цзынином, директор группы сказал, поглаживая бороду:

— Вы смеете своими языками говорить об этом? Юный мастер слишком молод, чтобы возглавить свой клан. Однако, когда ему исполнится тридцать, это не станет проблемой.

Слуги поспешно согласились. Как только Цзынин воцарится на вершине Великого Дома, они легко вознесутся на его плечах к успеху.

Смерть Герцогини Ань могла оказаться печальной для некоторых людей, но для других она стала возможностью.

Над Пустотным Континентом висел гигантский воздушный корабль, и на его крыше Чжан Боцянь только что закончил вдыхать окружающую изначальную силу. Он небрежно накинул халат и вошел в кабинет, где его ждали несколько документов.

Чжан Боцянь с удивлением поднял один из них. Даже верховный небесный монарх, как он, не мог не отреагировать при взгляде на его содержимое. Он тихо позвал своего помощника.

— Герцогиня Ань скончалась?

— Информация достоверная.

Чжан Боцянь, немного погодя, спросил:

— Сун Цзынин уже возвращается?

— Да.

— Тогда мы пока проигнорируем их и определим дальнейшие действия уже по факту исхода.

Помощник пораженно воскликнул:

— Это может быть не хорошим вариантом! Вы объявили, что отложите сведение счетов с кланом Сун, пока герцогиня будет рядом. Теперь, когда она умерла, некоторые начнут распускать в случае вашего бездействия сплетни, ваше имя может пострадать.

Чжан Боцянь равнодушно сказал:

— Мое имя зиждется на моем кулаке, а не на устах этих чужаков. Тем, кто осмелится говорить обо мне глупости, отрежут языки, и тогда мы посмотрим, как они будут пустословить.

Помощник потрясённо сотрясся:

— Это кажется мне неуместным. Вы хотите, чтобы я присмотрел за кланом Сун?

— Цзынин… этот парень не так уж плох. Он очень похож на молодого Линь Ситана, и у него впереди блестящее будущее. Линь Ситан всегда был справедливым и честным, но у Сун Цзынина есть талант доводить своего врага до каления, да и смелости ему не отнимать. Ха-ха! Мы можем дать этому мальчику ещё немного времени — посмотрим, что он сумеет вытворить. Ещё не поздно будет всё обсудить, когда воды утихомирятся.

— А что, если он действительно станет лордом клана?

— Тогда мы оставим Дом Сун в покое.

Помощник снова удивился:

— Э-это… разве не…

— Тех, кто захочет принять меры, достаточно. Думаешь, у клана Сун мало врагов?

Поскольку Чжан Боцянь говорил столь решительно, помощник больше не возражал.

Небесный монарх просмотрел документы, прежде чем выбросить их в мусорное ведро:

— Какие-нибудь новости с нейтральных земель?

— Пока никаких.

— Пошлите еще людей на разведку.

— Там должно произойти что-то важное? — спросил помощник.

Чжан Боцянь взглянул на человека, который следовал за ним уже более десяти лет:

— Как ты думаешь, где откроется дверь в новый мир?